Об устаревших концепциях

Устаревшие слова

Что такое устаревшие слова?

Слова, вышедшие из активного, повседневного употребления, называются устаревшими словами. Устаревшие слова возникают в связи с выходом из обращения предметов быта, одежды, явлений и представлений, которые эти слова называют. Лексические значения устаревших слов часто забываются людьми. Устаревшие слова можно встретить в художественной литературе, пословицах и поговорках, исторических фильмах, научных статьях, описывающих быт людей в прошлом.

Примеры устаревших слов в русском языке:

  • Абы — чтобы, дабы
  • Аки — подобно, словно
  • Балакать — говорить
  • Благость — доброта
  • Вёдро — ясная, тихая погода
  • Кладязь — колодец
  • Купно — вместе
  • Лобзати — целовать
  • Льзя — можно
  • Ми — мне
  • Мнить — думать, считать
  • Несть — нет
  • Нудить — принуждать
  • Ово — или, либо
  • Чело — лоб
  • Щепа — деревянная посуда
  • Юже — что, которую
  • Яства — еда, кушанья

Словарь Остальные примеры смотрите в словаре устаревших слов.

В разряде устаревших слов выделяют архаизмы и историзмы. Рассмотрим их подробнее.

Архаизмы — устаревшие слова, на смену которым пришли новые синонимические слова, называющие те же самые вещи и понятия. Это означает, что архаизмы имеют слова-аналоги в современном языке. Примеры архаизмов: око — глаз, чело — лоб, уста — рот, сей — этот, кои — которые, заморский — иностранный, давеча — недавно, супостат — злодей.

По способу устаревания и замене архаизма новым словом выделяются следующие группы:

  • Собственно лексические архаизмы — полностью вышедшие из употребления слова, на их смену пришли слова с другими корнями (ветрило, шуйца, длань);
  • Лексико-семантические архаизмы — потерявшее одно или несколько лексических значений (живот в значении «жизнь», негодяи в значении «негодные к воинской службе», истукан в значении «статуя»), а также получившие новое значении (позор — значение «зрелище» изменилось на «стыд», урод — значение «красота» изменилось на «с физическими недостатками»);
  • Лексико-фонетические архаизмы — поменявшие фонетическое звучание слова за счёт замены, отпадания отдельных звуков (нумер — номер, зерцало — зеркало, нощь — ночь).
    Выделяются акцентологические архаизмы, у которых изменилось место ударения в слове (музы́ка — му́зыка, филосо́ф — фило́соф);
  • Лексико-словообразовательные архаизмы — устаревшие слова, из которых появились новые путём прибавления к корню устаревшего слова новых словообразующих морфем (дружество — дружба, фантазм — фантазия).

Процесс возникновения архаизмов называется архаизацией.

Историзмы — устаревшие слова, полностью вышедшие из употребления, так как вышли из употребления предметы и явления, которые эти слова называли. В отличие от архаизмов, историзмы не имеют синонимической замены в настоящем. Примеры историзмов: кокошник, шушун (одежда), алтын (денежная единица), дворянин, граф (титулы), кольчуга, забрало (военное снаряжение).

Примерами историзмов служат слова советских времён, которые были в употреблении в прошлом веке: продотряд, махновец, буденовка, авоська.

К вопросу об «устаревшем» оружии и его применении

«Нет опасного оружия. Есть опасные люди!»
Р.Хайнлайн

Не так давно, в конце августа 2010-го года во время подготовки и проведения очередной военно-исторической реконструкции мне довелось поговорить с молодыми ребятами, курсантами-выпускниками, будущими офицерами РВСН. К слову сказать, на подобных мероприятиях всегда многолюдно, даже зимой. Люди, и пожилые, и молодежь, приезжают к нам семьями, не смотря на удаленность от города, потому что увидеть своими глазами реальную боевую технику времён войны в действии, живьем, не на экране монитора или телевизора всегда любопытно. Да и модно, говоря откровенно.

В общем, всё было, как обычно на подобного рода действах – участники помоложе в форме РККА и Вермахта, войдя в азарт и иногда нарушая сценарий, остервенело палили друг в друга, зрители восхищённо верещали и зажимали уши руками при хлопках петард и разрывах имитационных зарядов, участники постарше присматривали за техникой, за соблюдением безопасности – войти в азарт боя и перейти в рукопашную легко даже на реконструкции. А угодить под холостой выстрел танковой сорокапятимиллиметровой пушки или получить прикладом ППД по рёбрам – мало приятного. Не пейнтбол.

Так вот, перекуривая около нашей «двадцатьшестёрки», я непроизвольно прислушался к разговору мальчишек-ракетчиков, стандартно начавшемуся с «…Да, были люди в наше время. » и не менее стандартно перетекшему в сравнительный спор о качественном превосходстве современных систем. «Эх, нашим бы дедам в 41-м в руки бы по «калашу»! Каюсь, в разговор я встрял.

Ребята оказались коммуникабельными, грамотными и зубастыми. Аксиома «Воюет не техника. Воюют люди» вызвала не менее справедливый ответ: «Да, люди. Но – на машинах!». Спорили мы долго, расстались друзьями и даже обменялись адресами электронной почты, но именно это снисходительное пренебрежение будущих офицеров к старому оружию и заставило меня сесть за клавиатуру.

Собственно, вопрос не нов. Да и не вопрос это вовсе. Любое технически исправное и пригодное к применению оружие рано или поздно будет применено, начиная от горячо ( и заслуженно!) любимого криминалом ТТ; и заканчивая кремниевыми ружьями горской работы. «Если в первом акте на сцене висит ружьё, то в третьем акте оно обязательно выстрелит.» Я говорю не об этом.

Я хочу поговорить о применении «морально устаревшей» техники и вооружения армейскими (или «околоармейскими») подразделениями в ходе реальных боевых действий в условиях «малых ограниченных войн», вооруженных конфликтов и отдельных операций, об эффективности этого применения и его причинах, опираясь в том числе на свой личный опыт, и на опыт и мнения тех людей, которых я знаю и которым доверяю.

Сознательно вывожу за рамки тему применения «морально устаревших» образцов авто – и бронетехники, артиллерии и т.д. Эта тема настолько многогранна и неоднозначна, что, даже изложенная тезисно, требует серьёзного объёма. Кроме того, сразу оговорюсь: всё изложенное ниже – это мое ЛИЧНОЕ мнение, отнюдь не претендующее на истину в последней инстанции.

Как известно, стрелковое оружие является индивидуальным оружием бойца, поэтому оно составляет наиболее массовый вид вооружения. Об эволюции его и развитии написаны тысячи и тысячи работ; написаны специалистами, находиться на одном гектаре с которыми я счёл бы для себя честью. Поэтому не буду уподобляться многим интернет-блогерам и пересказывать азбучные истины и изобретать велосипеды.

Так же не открою Америки, отметив то, что за всю историю человечества ( новейшую историю в данном случае) ВПК различных стран было произведено огромное количество единиц стрелкового оружия, которое в совершенно исправном состоянии хранится на арсеналах и готово к применению, однако по ряду причин перестало отвечать современным требованиям, взглядам и концепциям – т.е. «морально устарело». Это касается не только самого оружия, но и боеприпасов к нему.

Снятые с вооружения собственных армий, трофейные и проч. «морально устаревшие» образцы хранятся десятилетиями и вполне резонно встает ( и всегда вставал) вопрос: а что же, собственно, с этим оружием делать? Решений – множество. От отправки на переплавку и утилизацию ( не самое правильное, на мой взгляд) до полной либо частичной модернизации к приведению в состояние, отвечающее требованию времени. Иногда используется принцип «коммерциализации» — либо перевод образца в разряд т.к. «гражданского», охотничьего или специального оружия с минимальной переделкой или вообще без оной, как, например, поступили у нас с трофейными 98К Маузера, либо полная переделка образца в т.н. «небоевое» оружие., пример – «перешивка» револьвера Нагана в травматический «Наганыч».

Кроме того, имеет место передача подобного оружия различного рода вооружённым военизированным формированиям (типа ВОХР). Мои ровесники, которым довелось хотя бы раз пользоваться ЖД-транспортом во времена СССР, наверняка помнят вооруженную ППШ, ППС или мосинскими винтовками охрану у каждого моста или тоннеля.

Однако наиболее оптимальным и наиболее распространённым способом избавления от «неликвида», снятого с вооружения армии является продажа или передача его ( не стану касаться условий и обстоятельств) странам, армии которых по тем или иным причинам не могут быть обеспечены своей собственной промышленностью. Так было с передачей огромного количества стрелкового оружия КНР и КНДР в конце сороковых –начале пятидесятых в процессе принятия на вооружение СА АК-47 и СКС и поэтапного замещения ими ППШ, ППС и др., так было в конце 60-х – начале 70-х с ДРВ и Кубой. Ну, а о таких «незначительных» поставках, как в Анголу, Йемен, Судан, Эфиопию, Сомали и проч, и проч, и проч, — я вообще умолчу. Тем паче, что это ОБЩЕПРИНЯТАЯ МИРОВАЯ ПРАКТИКА.

Эффективность применения стрелкового оружия в Корейской войне никаких сомнений не вызывает. Во-первых, насыщенность войск ПП проверенной Мировой Войной конструкции и освоенными в производстве компенсировала недостатки этого типа как класса ( высокая тактическая плотность огня при малой его глубине). Во-вторых, отсутствие у противника образцов оружия, хотя бы близко сравнимых с АК или StG-44 ( т.е. «автомата» или полноценной «штурмовой винтовки»). Бельгийские FAL только-только пошли в массовую серию и в Корее практически не встречались.

Та же история, только с некоторыми нюансами наблюдалась и во Вьетнаме. Не смотря на высокую насыщенность войск ДРВ автоматами АК, продемонстрировавшими своё полное превосходство по всему спектру характеристик и параметров над М14 и М16А1 (AR-15 Стоунера) в условиях войны в джунглях и вооружения им регулярной армии ПРИЗЫВНОГО типа, пистолет-пулемёт Шпагина, так же поставлявшийся в больших количествах оказался настолько хорош и настолько к месту, что вьетнамцы в конечном итоге приняли его на вооружение и наладили его производство. Правда, в несколько изменённом, модернизированном и «осовремененном» виде – без кожуха ствола, с пистолетной рукоятью управления огнём и со складным плечевым упором по типу МР-38/40. Образец получился настолько удачным, что вплоть до конца 90-х годов часто встречался даже на Балканах.

Акцентирую: я опираюсь на рассказы моего отца, прослужившего во Вьетнаме в тот период несколько лет. По его словам, «Шпагин» ( как наш, так и вьетнамский – разницы в баллистике и ТТХ нет, унитар един) позволял в условиях джунглей с крайне ограниченными дистанциями огневого боя создавать такую единовременную плотность огня, какая для оружия с меньшим темпом стрельбы была недостижимой. (Американцы использовали для этих целей «помповые» дробовые ружья, но – это вряд ли адекват.)

«Шпагин» позволял даже необученному стрелку, ведя огонь «от пуза» с техническим темпом в 800-900 в/м уверенно поражать противника в пределах заданной дистанции, а носимый боезапас был несколько больше, чем у стрелка, вооруженного более современным оружием. Полагаю, эта особенность ПП т.н. «советского типа» характеризуется прежде всего выбором примененного боеприпаса. Маузеровский 7.63х25, он же 7.62х25 ТТ адаптированный – странная штука. Это – уже не пистолетный унитар в общепринятом понимании – при такой навеске пороха и таком калибре останавливающее действие его – важнейшая характеристика ПИСТОЛЕТНОГО патрона – не просто невелико, оно НЕДОСТАТОЧНО. Однако поперечная нагрузка стандартной пули, а тем более пули с улучшенной оживальной частью, позволяет добиться абсолютно «непистолетных» начальных скоростей, настильности, и пробивной способности. Это, конечно, ещё не ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ тип, но и не пистолетный. Тут уместно вспомнить, что и создавался этот унитар Маузером не для пистолета, а для своего легендарного, «культового» пистолета-карабина. Впрочем, и о нем сказано много, а напридуманно ещё больше. Факт в том, что выбор 7.62х25 в качестве стандартного для системы вооружения РККА с применением и в пистолетах, и в ПП ( недаром у нас в ходу термин «автомат»,) лично я считаю правильным, продуманным и дальновидным.

Самому мне довелось столкнуться с «морально устаревшим» оружием в качестве вооружения армейских подразделений в середине восьмидесятых в Йемене, а чуть позже – в Эфиопии. На сегодняшний день уже не секрет, что практически весь ком.состав Вооруженных сил НДРЙ составляли «иностранные специалисты» — воен.советники из различных стран бывшего соц.лагеря. Все они были «Доны Педро», т.е. де юре не являлись военнослужащими своих стран. Исключение составляли, пожалуй, только наши летуны, базировавшиеся на п.Сафи, и кубинские танкисты, базировавшиеся на Эль-Мукаллу. Танковая часть эта была укомплектована в основном советскими Т-34-85, доставляемыми морем и приведенными в относительное соответствие с современностью методом «апгрейда своими силами». Честно говоря, никакие другие машины, исключая разве что привычный ПТ-76, не могли пройти там, где пролазили легендарные «тридцатьчетвёрки». Сами Т-34-85 имели ту комплектацию, в какой они были размещены на площадках ДВХ, в том числе и по два штатных ППШ-41, как личное оружие экипажей. Наши снисходительные по молодости лет ухмылки, однако, очень быстро погасил Команданте Пабло, танкист-кубинец, командир этой танковой группы, владеющий русским, и русским «боевым разговорным», как коренной москвич, совершенно без акцента, и даже с характерным «аканьем». (Он учился в СССР).

И Пабло оказался прав.
С началом боевых действий в январе 85-го, практически с первых же суток принявших форму городских боев, усложненных к тому же крайне своеобразной арабской архитектурой (г.Аден расположен в кратере потухшего вулкана, и все подъездные коммуникации и к порту, и к самому городу относительно просто блокировать и контролировать малыми силами и средствами) и практически полным отсутствием пехотного прикрытия БТТ, что в условиях действия в населенном пункте – крайне опасно; была применена следующая тактика.
Экипаж Т-34-85 по штату составляет 5 человек, но – поскольку при «апгрейде» лобовой ДТ мы убирали, само отверстие под шаровую установку заваривали заглушками, а поверх ставили противокумулятивный экран, нужды в стрелке-радисте уже не было, тем более, что вместо старой штатной РСТ экипажи пользовались УКВ «Радий». Поэтому, втягиваясь в узкости арабских улиц со строениями в 2-3 этажа и невозможностью взаимного прикрытия, Пабло снимал с машин башнёров и стрелков-радистов для обеспечения очистки верхних уровней построек от «карлсонов» с РПГ и прочим. И вот тут-то я своими глазами убедился в том, насколько «устаревший Шпагин» эффективнее АК и прочих (даже со «сдвоенным» изолентой магазином!)

Пущенная навскидку «от пуза» очередь длиной в четверть диска буквально сметала сверху всё. Разумеется, ни о какой прицельной стрельбе речь не шла, хотя бы потому, что до этого для лучшей маневренности танкисты просто пообрезали ножовкой приклады своих ППШ по самую полупистолетную рукоять. Разумеется, выстрел из подствольника произвел бы не меньший эффект. Но – не было подствольников. Поэтому на правом и левом крамболе каждой машины шли ребята с двумя набитыми снаряженными дисками противогазными сумками, наброшенными крест-накрест, и со «Шпагиными» в руках. И это было жутковато. Патронов не жалели. А вообще у меня тогда родилось ощущение, которое сохраняется до сих пор: даже попав на Луну, можно при желании спокойно разжиться одним-двумя цинками 7.62х25.Без особых проблем.

В отдельную тему можно вывести и разговор об использовании снятых с вооружения, но массово распространенных образцов в «партизанской» войне. Британские «Ли-Энфильды» и «БРЕН»ы стреляли в самом начале Афганской Войны, а сейчас там стреляют считающиеся сегодня «морально устаревшими» АК-47 и АКМ. В конце 80-х – начале 90-х, ещё до создания и постановки в серию В-94 отсутствие на вооружении Советской Армии ( а позже – Российской) специального снайперского оружия крупного калибра заставило извлекать из арсеналов и хранилищ «устаревшие» ПТРД и ПТРС, на которые полукустарно устанавливалась более-менее адаптированная к 14.5 мм оптика, и это оружие достаточно успешно ( ПТРД – в особенности, за счет большей кучности) использовалось в своём новом качестве всеми сторонами. И на Балканах, и на Кавказе.

Вот потому я и считаю, что говорить о «моральной устарелости» того или иного образца нужно с большой осторожностью, если, конечно, оставить в стороне совершенно казусные конструкции или системы, неприемлемые для современных боевых действий. В остальном же относительно широкое использование того или иного образца ограничивается лишь доступностью к нему боеприпаса. Как пример: МР-38/40 или тот же Маузер 98К до сегодняшнего дня очень широко распространены (7.92х57 и 9х19 PARA производятся массово и легкодоступны), в то же время более совершенный как технически, так и «морально» «Штурмгевер» StG-44 остается только в любительских коллекциях или им подобным собраниям, кое-где выпускается для любителей малыми сериями, как новодел, потому, что 7.92х33 «Курц» найти очень непросто.

Кстати говоря, не так давно наши российские оружейники снова взялись за создание недорогой снайперской винтовки под 7.62х54R, взяв за основу винтовку Мосина обр1891/30. И – вряд ли из-за отсутствия заделов на новейшие разработки.

Архаичные законы: от каких норм права пора отказаться

Летом прошлого года британское МВД пожаловалось премьер-министру Терезе Мэй: из страны не удалось депортировать более четырех десятков потенциальных террористов из других стран. Причина — не в плохой работе ведомства. Помешали избавиться от потенциальных преступников на своей территории действующие законы о правах человека. Но если расширение возможностей для депортации — вопрос более чем дискуссионный, то в необходимости отмены архаичных законов едва ли есть сомнения: этим уже занялись во Франции, где в 2016 году начал действовать новый ГК — взамен устаревшего Кодекса Наполеона, просуществовавшего с 1841 года, который поменяли в соответствии с современными реалиями. О необходимости перемен говорят и в России. В прошлом году на эту тему высказался глава Правительства Дмитрий Медведев. Избавляться от старых норм он хотел бы «необратимо и быстро». От каких же именно норм давно пора отказаться?

Смертная казнь и выборы президента

Самая вопиюще архаичная норма в российском законодательстве, которую нужно полностью исключить из него в первую очередь, и чем быстрее, тем лучше — это норма о смертной казни, убежден Вадим Клювгант, к. и. н., вице-президент Адвокатской палаты Москвы, партнёр КА Pen&Paper: «Стыдливый и затянувшийся мораторий на её применение не является решением проблемы, а лишь порождает периодические спекуляции о необходимости его отмены и возвращении к применению смертной казни то за одно, то за другое.»

Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov&Partners, полагает, что устарела норма конституции в ее истолковании правоприменителями о том, что президент может избираться более двух сроков, хоть и не подряд. «Эта норма явно устарела для республиканской формы правления. Во всем цивилизованном мире важнейшей чертой республики является выборность, срочность и невозможность передачи власти наследникам/преемникам», — убежден он. В прочем, для государства с независимым и профессиональным судом наличие устаревших норм — не проблема, уверен Савельев: «Суд может применить телеологическую редукцию к любым нормам, тем самым адаптировать законодательство под изменившиеся условия. То есть проблема не в устаревших нормах, а в наличии независимого суда.»

Валютная несвобода

Юристы указывают на безнадёжно устаревшее валютное законодательство, которое всё больше мешает вести бизнес, создавая барьеры для внешнеэкономической деятельности. Главную проблему видят в требовании о репатриации выручки экспортерами и использовании зарубежных счетов резидентами. «Недавние поправки в валютное законодательство несколько смягчили ситуацию для физических лиц – резидентов, постоянно проживающих за рубежом, но это не снимает основного вопроса: а зачем мы сохраняем ограничения на зарубежные счета в принципе, какая позитивная цель тем самым достигается?» — задается вопросом Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев Групп».

Огромные штрафы стоят на защите архаичных, давно утративших материальное значение норм. «Человек рискует лишиться двукратной суммы, поступившей на зарубежный счет, если не постиг все тайны списка разрешенных операций по зачислению на счет. Запреты еще и казуистичны: так, поступления от продажи биржевых бумаг зачислять можно, а поступления от продажи ценных бумаг, не обращающихся на бирже, остаются под запретом», — приводит пример глава ПГ.

Будут и другие затраты, отмечает Андрей Панов, старший юрист международной юрфирмы Norton Rose Fulbright: ведь в нынешней ситуации российские компании не могут миром урегулировать отношения с иностранной компанией, потому что валютное законодательство ставит перед ней одну задачу — вернуть деньги домой.

«Стороне придётся идти в суд или международный арбитраж и тратить на это значительные деньги, только чтобы показать свои усилия. Даже если сумма неустойки небольшая, все равно придётся судиться. Это может быть непропорционально дорогой арбитраж, который откажет в иске, и возложит на истца расходы другой стороны по арбитражу, потому что иск изначально был необоснованный. Это всё усложняет и удорожает внешнеэкономическую деятельность для наших компаний. И это требование должно давно быть отменено.»

Снова латать тришкин кафтан валютного законодательства – не выход. Давайте уже разрешим себе убедиться в очевидном: валютное регулирование может уйти в прошлое без малейшего ущерба для государства, все ведущие страны обходятся без него. Борьба с финансовым криминалом должна вестись и ведется методами ПОД ФТ.

Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев Групп»

Судьям надо разделиться

Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры», нашёл устаревшее, в общепринятой, казалось бы, практике: полезным он считает отменить рассмотрение дел в апелляции и кассации тройками судей. «Да, это общемировая цивилизованная концепция пересмотра дел коллегиальным составом, но в России из-за перегруженности судов она выродилась в абсолютную профанацию», — считает он.

По опыту Кулькова, в большинстве дел «боковые судьи» не принимают никакого участия в процессе, а прямо на слушании занимаются своими делами- «дай бог, судебными!». «Чем тройка судей будет бегло и поверхностно рассматривать 12 дел в день, пусть лучше они разделятся и каждый отдельно рассмотрит 4 дела в день. Появится в 3 раза больше времени!», — убежден Кульков.

Уголовное право: что лишнее?

Много устаревших норм нашли юристы в уголовном праве. Вадим Клювгант не одобряет нормы, которые регламентируют участие специалиста в уголовном судопроизводстве «как некого эрзац-эксперта со стороны защиты». «Компетенция и цель участия вроде те же, что у эксперта, но статус совсем другой, и всегда находится лазейка, как его не допустить в дело, либо проигнорировать или дезавуировать его позицию, если она невыгодна обвинению», — сокрушается Клювгант. Это очевидная и ничем не оправданная дискриминация защиты, особенно нетерпимая и опасная в современном мире, где специальные познания в уголовных делах всё более и более востребованы, уверен он: «Регулирование должно быть таким же, как во всех цивилизованных юрисдикциях: эксперт обвинения против эксперта защиты с равными статусами и полномочиями. И, в дополнение к ним, когда это необходимо, эксперт — «друг суда».»

Сергей Малюкин, адкокат АБ «ЗКС», считает, что пора избавиться от ст. 103 УПК о личном поручительностве, поскольку эта мера не дает никаких гарантий того, что она не будет нарушена, при этом денежное взыскание в размере до 10000 руб., накладываемое на поручителя при нарушении, едва ли кого-то удержит. Утсаревшей он считает и ст. 60 УПК, касающуюся института понятых. «Наличие этого института прямо указывает, что само государство не доверяет своим правоохранителям. В подовляющем большинстве стран мира такого института не существует, в России же, забывая о смысле закона, стараясь блюсти исключительно формальную его сторону, понятые используются порой, чтобы создать видимость законности при противоправных действиях сотрудников правоохранительных органов», — поясняет Малюкин. Устарела и ст. ст. 138.1 УК — незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, уверен он. Статья изначально была создана, чтобы не допустить распространения техсредств, используемых при оперативно-розыскной деятельности. «В действительности стали привлекать студентов, которые приобрели ручки со встроенными диктофонами и родителей, которые купили игрушки со встроенными видеокамерами для контроля нянь и воспитателей. На таких уголовных делах правоохранительные органы делают статистику», — считает Малюкин.

Владислав Тепляшин, партнер практики разрешения споров АБ «Линия права», обнаружил целую подборку неактуальных норм в УК. Одна из них — относительно новая ст. 151.1 УК, предусматривающая уголовную ответственность за неоднократную розничную продажу несовершеннолетним алкоголя. «Получется, что несовершеннолетний не может покупать в розницу, но ничего не мешает ему приобретать алкоголь оптом хоть вагонами,» — иронизирует Тепляшин.

Непонимание юриста вызывает и ст. 145 УК, которая предусматривает наказание за необоснованное увольнение женщины с детьми до трех лет. «Однако, если например, женщина сидит дома с малолетним ребенком, а муж является единственным кормильцем – уволить этого кормильца можно без всяких проблем и лишить всю семью средств к существованию. Корни данной нормы УК явно растут из времен борьбы женщин за равные трудовые права, хотя сейчас многие женщины зарабатывают больше мужчин. И уж тем более, речь должна идти о социальной защите интересов женщины и всей семьи, а не только о трудовых правах.», — говорит Тепляшин. Не нравится ему и ст. 121 УК, согласно которой заражение венерическим заболеванием является уголовно наказуемым деянием — однако заражение туберкулезом, холерой или вирусом Эбола, никакими отдельными статьями УК не регулируются.

Земельный вопрос и плановая экономика

Большое количество устаревших норм юристы находят и в области земельного права. Пример — нормы об обороте земель сельхозназначения. Существующий запрет на владение землями сельскохозяйственного назначения иностранными физическими и юридическими лицами, а также юридическими лицами с контрольным иностранным участием, считает Пепеляев, препятствует инвестициям в сельское хозяйство.

С одной стороны — строгое регулирование и возможность использовать землю только для сельхозпроизводства, что, по сути, тормозит развитие фермерских хозяйств, не давая построить хозпостройки или жильё. С другой стороны — дачные участки используют для индивидуального жилищного строительства. Вопросы вызывает и правовой режим жилого фонда, который перешел в современное законодательство из советских времен. Актуальные на сегодня вопросы — статус апартаментов, которые по закону — не жилые помещения вовсе, а некоторые дачные посёлки по-прежнему — без права регистрации и проживания в них. Другой режим из прошлого — режим целевого назначения нежилых зданий и помещений. «Он вообще не учитывает современных особенностей гражданского оборота таких объектов. Это в советские времена помещение химчистки было химчисткой навсегда. А в современности оно может за короткий промежуток времени побывать и частной медицинской клиникой, и салоном красоты, и кафе, и офисом и все это без осуществления реконструкции и изменения своего целевого назначения», — приводит пример Пепеляев.

Андрей Юков, управляющий партнер «Юков и партнеры», считает явным примером устаревшего в праве законодательство о кооперативах. «В этой сфере мы имеем множество отдельных законов, например, до сих пор действующий в части Закон СССР «О кооперации в СССР» 1988 года, а также Закон «О производственных кооперативах», Закон «О сельскохозяйственной кооперации» и другие, которые не только дублируют одни и те же положения, но и вступают в противоречие между собой и нормами ГК. Наверное, следовало бы унифицировать и в некоторой мере упростить правовое регулирование в этой сфере единым нормативным актом», — замечает Юков. Наряду с этим, он сомневается и в том, что оправдано существования и развития на сегодняшний день таких форм как ГУП и МУП, характерных в большей степени для плановой, но не рыночной экономики.

Проблемы с налогами

Сергей Пепеляев обнаружил архаику и в Законе о налоговых органах, который до сих пор предусматривает право инспекций предъявлять в судах иски о взыскании в доход государства всего полученного по недействительным сделкам. Аналогичная норма была еще недавно в ст. 169 ГК РФ (сейчас заменена на реституцию). «По сути, это полная конфискация, реликт начала 90-х годов, когда санкции были установлены в чудовищных размерах. В 1999 году Конституционный суд признал такие штрафы (в 2-х, 3-х, 5-кратном размере + сокрытое — Право.ру) разорительными, чрезмерными и потому неконституционными», — заметил Пепеляев. Но это не помогло: Пленумы ВАС РФ и ВС РФ своими разъяснениями поставили норме о взыскании всего полученного по сделке заслон в налоговых отношениях, да и не только в налоговых, поэтому на практике она не работает, объяснил он. «В 2006 году, когда готовился законопроект о совершенствовании налогового администрирования (137-ФЗ), даже планировалось ее отменить, но этого так и не произошло по непонятным причинам. В любом случае ей не место в цивилизованной правовой системе.»

Техника поможет

Сходятся юристы и в том, что технологические усовершенствования следует использовать больше. Так, Олег Зайцев, доцент Российской школы частного права, не понимает, зачем сегодня нужна норма АПК про предоставление свидетельства о госрегистрации ЮЛ — ведь есть общедоступный сайт ЕГРЮЛ.

Вадим Клювгант — за усовершенствования в зале суда. Основным способом протоколирования судебного заседания должна стать аудиофиксация (причём именно аудио, не видео), а письменная форма должна превратиться во вспомогательную и стать более краткой, как бы удостоверяющей аудиозапись, уверен он. «Как минимум, наличие аудиозаписи протокола судебного заседания должно стать обязательным законодательным требованием. Нынешняя исключительно письменная форма протокола, объём которого легко может достигать тысяч страниц — не только морально устрашая архаика, но и весомый элемент волокиты, а также условие для злоупотреблений в виде «подгонки» протокола задним числом под итоговое решение по делу.»

Об устаревших концепциях

НОВЫЕ ЗНАЧЕНИЯ СТАРЫХ СЛОВ

Петрян Владислав

Класс 8 «Б», Благодарная средняя школа, г. Актобе

Усенко Людмила Ивановна

научный руководитель, педагог I категории, преподаватель русского языка, Благодарная СШ, г. Актобе

Судьбы слов похожи на судьбы людей: неологизмы плавно переходят в разряд общеупотребительной лексики, затем некоторые из них и вовсе покидают активный словарь как устаревшие. Еще Гораций писал: «Так же, как из году в год меняют леса свои листья-старые падают, — так и слова ветшают и гибнут. Пусть! Но родятся и крепнут, как дети, на смену другие» [3, с. 11].

Замечательно то, что некоторым словам выпадает счастье возродиться, обрести новую жизнь.

Например, слово майор стало устаревшим в русском языке после того, как соответствующее звание, введенное Петром I, было упразднено в конце XIX века. После введения в Советской Армии воинского звания майор, слово это переживало в русском языке свое второе рождение. Нечто аналогичное произошло и со словом ударник «передовик производства». В тридцатые годы оно было вытеснено в данном значении словом стахановец.

Но вот прошло совсем немного лет (с точки зрения многовековой истории языка), и опять в значении «передовик производства» мы пользуемся словом ударник.

Иногда возрожденные архаизмы приобретают в языке совсем не то значение, которое они когда-то имели. Так, ковер-самолет из русских народных сказок или диалектное слово «самолет» а) «вид парома» и б) «ткацкий челнок» имеют мало общего с современным самолетом. Едва ли узнал бы себя в современном футбольном или хоккейном вратаре прежний вратарь«привратник».

В процессе развития языка у многих слов появляются новые значения. Возьмем, например, слово перо. Раньше писали только птичьими гусиными) перьями. Когда перешли на более усовершенствованное орудие письма, пером стали называть металлическую выгнутую пластинку для писания чернилами.

Интересна судьба слова «товарищ». Слово это тюркского происхождения, где товар — «скот», ищ — «друг». У кочевников скот являлся основным предметом купли-продажи. Товарищ был просто компаньоном в торговле. В России до революции товариществами называли торговые компании.

В выражении «Не жалеть живота своего» речь идет вовсе не о животе, а о жизни, просто со временем изменилось значение слова.

«Солнышко, вёдрышко, выгляни в окошко!» — так призывали ясную, солнечную погоду, «вёдро» к «ведру» не имеет отношения.

Такое же смысловое изменение можно проследить и на других словах. В древности, когда еще не было огнестрельного оружия, слово стрелять- обозначало выпускать стрелы.

Раньше скафандром называли только одежду для водолазов. Первая часть — «скафе» — означала на древнегреческом языке «челн, лодка», вторая часть «андрос» — «человек, муж». Скафандр, таким образом, дословно «человек-лодка». Полеты наших космонавтов сделали слово скафандр весьма употребительным. Сейчас всякий знает, что это особая одежда для космонавтов и стратонавтов.

Город в древности означала «огражденное место». Этим словом называли крепость, огороженную забором из столбов, каменной оградой. Следовательно, город был огражденный, замкнутый, закрытый.

Словом дружина в древней Руси называли приближенных князя, а также княжеское войско. С дружиной своей в цареградской броне князь по полю едет на верном коне. (А.С. Пушкин). В царской армии дружина обозначало «ополченское войско».

После Октябрьской революции появилось новое значение — «группа, отряд» (пожарная дружина, народная дружина, пионерская дружина).

В старину слово белый обозначало только цвет. В первые годы Советской власти слово стало употребляться также как синоним слова контрреволюционный (белая армия, поражение белых).

Старостой до революции называли выборное или назначенное для ведения дел лицо, от какого-нибудь небольшого общества, коллектива. До революции были, например, сельские старосты. Теперь их нет. В современном языке слово староста употребляется в таком смысле: староста класса (в школе), староста курса (в учебном заведении), староста кружка, артельный староста.

Пионер — лово древнее, французского происхождения. Так называли воинов-пехотинцев, обязанность которых была прокладывать дороги. Это были инженерные «саперные» части — передовые отряды, которые расчищали путь, наводили мост для войск, следующих за ними.

Первых европейских поселенцев Америки также называли пионерами. Они прокладывали дороги в девственных непроходимых лесах и поселялись в местах, где никогда до них не ступала нога человека. После значение слова расширилось до «разведчик», первый поселенец в новых местах, «первооткрыватель». Отсюда и возникло в 1922 году наше «пионер» — юный ленинец.

К группе слов, которые с течением времени были переосмыслены, относится и прилагательное знатный в приобретенном значении «известный, выдающийся по своей деятельности», вытеснившем в актуальном словоупотреблении прежнее значение «принадлежащий к знати, к аристократии».

Для существительного миллионер, наряду со старым значением, «обладатель богатства, оцениваемого в миллион, миллионы (каких-либо денежных единиц)», в четырехтомном «Словаре русского языка» выделены два значения: О колхозе, доход которого исчисляется в миллион или миллионы рублей; О летчике, налетавшем миллион или миллионы километров.

Существительное династия («ряд монархов из одного того же рода, последовательно сменявших друг друга на троне по праву родства и наследования», как определяется это слово в современном русском языке) употребляется в наше время и как обозначение представителей разных поколений из одной семьи, выполняющих ту же самую работу, имеющих ту же самую профессию, например: шахтерская династия, рабочая династия.

Слова мещанин, мещанский, мещанство, утратив характер сословных терминов, закрепились в качестве морально-оценочных обозначений.

В качестве оценочных слов сохранились в современном языке и существительные вельможа, сановник, барин, гусар и производные от них.

На мой взгляд, интересно переосмысление слова доставать. Кроме известных значений сначала появилось новое-получить, раздобыть. Например: раздобыть что-то в эпоху дефицита, достать билет в театр. А сейчас это слово активно употребляется в значении замучить, надоесть кому-либо, постоянно, назойливо приставая по какому-либо поводу. Например: ты уже достала меня своими разговорами о деньгах.

С появлением в нашей жизни компьютеров и Интернета многие старые слова получили новые значения, известные любому пользователю ПК:

Винчестер — раньше так называлась марка пистолета. Теперь же так называется жёсткий диск компьютера.

Винт — обиходное название винчестера, то есть жесткого диска. Хотя обычно под словом ВИНТ понималось винтообразное изделие (винтики, шпунтики, шурупчики и тому подобное).

Троль — раньше так называлось злобное сказочное существо. Теперь же этим словом называют тех, кто занимается в сети «троллингом», то есть пытаться вывести собеседника из себя, раззадорить.

В Интернете я нашёл информацию о том, что некий Сергеев составил словарь «Новые значения старых слов». Любопытно было бы познакомиться с этим изданием, особенно сейчас, когда меня так захватила эта тема. Поскольку найти книжку мне не удалось, я решил сам попытаться составить такого рода словарик. Я назвал его «Новая одежда старых слов» и указал в нем вновь приобретенные значения давно известной лексики. Например:

Бомбить — играть на музыкальном инструменте; таксовать.

Грабли, грабель, мн. (компьют.) — программа, фильтрующая электронную почту и не пропускающая некоторые сообщения.

Губа — (армейск.) гауптвахта. А на «губе», братцы, день за пять идет.

Двинутый — со странностями, ненормальный, сумасшедший (о человеке).

Дед — (армейск.) солдат срочной службы, после приказа об увольнении.

Дурь — любой наркотик.

Дух — (армейск) душман.

Жестко — твердо, безапелляционно.

Зажигать — начинать веселиться.

Закачаешься, неизм. в знач. прил., нареч. и безличн. О чем-либо отличном, превосходном, вызывающим восторг..

Закидон — какое-либо отклонение от нормы, странность поведения, причуда.

Зарубить — (студенч.) поставить неуд. на экзамене.

Засветиться — выдать себя обнаружить.

Клинить — о временном помрачении рассудка.

Конкретный — качественный хороший.

Крутой — преуспевающий, респектабельный.

Левый — чужой, посторонний.

Лимон — миллион рублей.

Лягушка — (армейск.) прыгающая мина.

Навороченный — дорогой, престижный, оборудованный, снабженный сложными приборами, аппаратурой, модный.

Обуть — ограбить кого-либо, обмануть.

Отключиться — крепко заснуть; потерять сознание.

Отморозок — глупый, неразвитый в интеллектуальном плане, зачастую агрессивный человек.

Отпад — о чем- то превосходном, вызывающим одобрение.

Отстой — что-то некачественное, скверное; неприятная ситуация, неудача, невезенье.

Прикол — шутка, розыгрыш.

Продвинутый — серьезно занимающийся чем-либо, знающий что-либо лучше других.

Развод — ложь, обман.

Раздача — драка, избиение, нагоняй.

Раскрутиться — преуспеть в бизнесе.

Реальный — качественный, вызывающий одобрение.

Сленгмэн — человек, который придумывает новые слова.

Совок — советский человек (как феномен).

Срастись — удачно завершиться.

Убитый — старый, ветхий.

Тема — повод для разговора.

Упертый — крайне упрямый и ограниченный человек.

Фанера — (муз) фонограмма.

Четкий — превосходный, прекрасный.

Раньше я по- другому относился к русскому языку и не задумывался о судьбах слов. Теперь же, попав в сложный и интересный мир русской лексики, буквально вслушиваюсь в русскую речь и пытаюсь определять семантические изменения, происходящие в ней. Мне интересно открывать для себя новое в жизни слов. И с каждым днем словарик мой пополняется!

Список литературы:

1.Вартаньян Э. Из жизни слов М.: Детская литература, 2009 г.

2.Откупщиков Ю.В. К истокам слова М.: Авалон, 2005 г.

3.Шанский Н.М., Иванов В.В., Шанская Т.В. Краткий этимологический словарь русского языка М.: Просвещение, 1975. — 542 с.

4.Шанский Н.М. В мире слов М.: Просвещение, 2007 г.

Об устаревших концепциях

Про устаревшие концепции

Очень забавно слушать, что идеи пассивных инвестиций и распределения активов, расцвет которых начался в 1990-е годы, уже устарели, от людей, которые сами исповедуют в лучшем случае идеи 1940-х годов (Бенджамин Грэм и фундаментальный анализ), в худшем случае – идеи 1900-х (Чарльз Доу и технический анализ).

Другие мои ресурсы: ■ FacebookВКонтактеTwitterYouTube
ЖЖ-сообщество Личные финансы

Но пассивные инвестиции — это как раз идеи технического анализа, только с существенно увеличенным фреймом: приносило деньги с таким-то риском 100 лет → будет приносить деньги всегда.

P.S. И корреляцией к другим инструментам. Корреляцию правда зачастую считают по отдельным инструментам, по которым такой истории нет.

Edited at 2017-05-30 10:50 (UTC)

> Но пассивные инвестиции — это как раз идеи технического анализа

Не думаю, что это так.

Технический анализ в конечном итоге опирается на психологию. «Толпа» рисует на графике паттерны, значит, если видим паттерн — мы знаем состояние «толпы» и предсказываем ее будущие действия.

Пассивные инвестиции опираются на статистику роста экономики, и в конечном итоге — на денежные потоки от владения акциями.

То есть графики одинаковые. А стоящие за ними теории — разные.

А чего тут думать, тут знать надо.

Технический анализ в конечном итоге опирается на психологию.

Технический анализ опирается на единственную базовую аксиому — «прошлое повторяется».
И все известные мне методы пассивного инвестирования опираются также на ту же аксиому (а на что им ещё опираться, если от фундаментального анализа ситуации отказались из принципа, а цифры посчитать хочется — без циферок единственный вариант: всё в невзвешенный мировой индекс и баста. А как же публикации, вебинары, курсы, консультанты; да и вообще так не интересно).
Анализ сентимента, который вы упомянули, может производится методами технического анализа (в виде расчёта корреляции частоты упоминания имени Маска в твиттере с RoC тикеров его компаний, например), а может производится фундаментально (путём интерпретации публикаций, обсуждений в чатах etc).

«Толпа» рисует на графике паттерны, значит, если видим паттерн — мы знаем состояние «толпы» и предсказываем ее будущие действия.

Паттерны это только частный случай т.а. И довольно безблагодатный в 2017 году.

Всё по специальности Менеджмент

Учебные материалы для обучающихся по специальности Менеджмент

  • Главная
  • Вопросы к ГОСам
  • Задать вопрос
  • Карта сайта
  • Ссылки
  • Помощь по диплому

Сравнительный анализ устаревшей и современной концепций управления

Концепции управления – научные модели менеджмента (идеи, школы, учения), используемые для построения системы управления в организации.
Современные школы менеджмента:
1. Школа человеческих отношений и поведенческих наук – 30-50 гг. Авторы Мэри Паркер Фоллет и Элтон Мэйо. Эксперименты Э. Мэйо открыли новое направление в теории управления. Он обнаружил, что четко разработанные рабочие операции и хорошая заработная плата не всегда вели к повышению производительности труда. Силы, возникавшие в ходе взаимодействия между людьми, часто превосходили усилия руководителей. Коллектив рассматривается как социальная группа, изучается поведение людей в организациях, разработана теория человеческих отношений, которая сводилась к следующим положениям:
— необходимо развивать у рабочих чувства не только индивидуальной, но и коллективной ответственности за результаты работы;
— необходимо формировать общие цели и интересы для всего коллектива работников;
— необходимо переходить от авторитета власти к авторитету профессионализма.
2. Теория принятия решений и количественный подход (эмпирическая школа) – 50-70 гг. Авторы Питер Друкер, В. Леонтьев. Разработана количественная теория принятия решений, широко использовались экономические методы и модели производственной концепции.
3. Системный и ситуационный подходы (школа социальных систем) – 70-80 гг. Авторы Саймон, Бернард, Барсенсон. Глубоко раскрыт метод системного подхода и анализа, а так же анализа социально-экономических систем. Разработана теория организации, изучены законы ее функционирования, исследовано внешнее и внутреннее влияние среды организации на процесс управления.
4. Теории стратегий инновации и лидерства — 70-90 гг. Авторы Портер, Маслоу, Акофф. Разработаны стратегии организации в рыночной экономике, как основы ее конкурентоспособности, исследована роль инновационного менеджмента, разработаны теории мотивации и лидерства.
5. Теории устойчивого лидерства и глобального менеджмента «без границ» — 80-90 гг. Авторы Грейсон, Питерс, Уотерман. Авторы доказывают необходимость мирового баланса между социально-экономическим развитием и сохранением окружающей среды. Модель оптимального функционирования экономики, глобализации и интернационализации менеджмента.
6. Концепция управления по целям – 50-е гг. Питер Друкер. Необходимо сначала формулировать цели для предприятия, а затем определять функции и строить систему отношений между звеньями организации.
7. Концепция самоуправляемого коллектива (Питер Друкер) – на предприятии целесообразно создавать коллективный орган управления, в который должны входить представители разных групп работников. Менеджер должен решать производственные и социальные проблемы коллектива, что может сопровождаться повышением результативности организации.
8. Концепция управленческой элиты (Питер Друкер) – менеджмент организации во многом определяет динамику развития не только данной организации, но и общества в целом. Поэтому, менеджмент должен брать на себя решение ряда социальных проблем на уровне региона, страны.
9. Питерс и Уотерман в 80-е гг выдвинули концепцию семи «С», которая определяет ключевые факторы успеха фирм:
— стратегия – правильно выбранное направление развития на перспективе;
— система – комплексный подход к принятию управленческих решений;
— структура – разбиение управления на элементы;
— стиль руководства – соответствующий сложившейся ситуации;
— квалификационный штаб сотрудников;
— система социальных ценностей – соответствующая данной организации.
Потребность в новых подходах к менеджменту испытывали крупнейшие национальные и транснациональные корпорации. Им требовались методы, которые, с оной стороны, позволяли бы оптимизировать принимаемые ими решения, оптимально использовать все ресурсы компании, с другой – помогали бы сохранить сложные организационные отношения между всеми составляющими.
Формирование школы науки управления (с 1950 по настоящее время) связано с возникновением кибернетики и исследования операций. Первоначально исследование операций сводилось к разработке способов количественного анализа задачи как целого без выделения ее частей. По своей сути исследование операций – это применение методов научного исследования к операционным проблемам организации.
После постановки проблемы группа специалистов по исследованию операций разрабатывает модель ситуации. Модель – это форма представления реальности, упрощающая эту реальность, облегчающая понимание её сложности. Модели, разработанные в исследованиях операций, упрощают сложные проблемы, сокращая число переменных, подлежащих рассмотрению, до управляемого количества. После создания модели переменным задаются количественные значения. Это позволяет объективно сравнить и описать каждую переменную и отношения между ними.
Ключевой характеристикой науки управления является замена словесных рассуждений моделями, символами и количественными значениями. Компьютер позволил исследователям операций конструировать модели возрастающей сложности. Учёными строились модели, наиболее часто встречающиеся в менеджменте, а именно: распределение ресурсов, управление запасами, массовое обслуживание, выбор стратегии развития.
В дальнейшем в школе сформировалась теория принятия решений. В настоящее время исследования в области управленческих решений направлены на разработку:
— методов математического моделирования процессов выработки и принятия решений в организациях;
— алгоритмов выработки оптимальных решений с применением теории статистических решений, теории игр и т. д.;
Ключевыми моментами современной системы взглядов на менеджмент являются следующие принципиальные положения:
1) отказ от управленческого рационализма классических школ менеджмента, выражающегося в утверждении того, что успех организации, прежде всего, определяется рациональной организацией производства продукции, снижением издержек и т. д. Вместо этого первостепенное значение придается проблемам гибкости и адаптации к постоянным изменениям внешней среды.
2) использование в управлении теории систем, дающее возможность решать задачи, рассматривая организацию в единстве её составных частей и неразрывной связи с внешними факторами воздействия.
3) использование ситуационного подхода к управлению.
4) признание социальной ответственности менеджмента.

Стилистическое использование историзмов и архаизмов

Лексика, переставшая активно использоваться в речи, забывается не сразу. Какое-то время устаревшие слова еще понятны говорящим, знакомы им но художественной литературе, хотя при общении людей в этих словах уже не возникает потребности. Такие слова переходят в состав лексики пассивного запаса, они приводятся в толковых словарях с пометой устар. Их могут использовать писатели, изображая прошедшие эпохи, или ученые-историки при описании исторических фактов, но со временем архаизмы совсем уходят из языка. Так было, например, с древнерусскими словами колюнь ‘конь’, усние ‘кожа’ (отсюда заусеница), черевье ‘вид обуви’. Отдельные устаревшие слова иногда возвращаются в состав активного словарного запаса. Например, не употреблявшиеся какое-то время слова солдат, офицер, прапорщик, гимназия, лицей, вексель, биржа, департамент теперь вновь активно используются в речи.

Особая эмоционально-экспрессивная окраска устаревших слов накладывает отпечаток на их семантику. Ведь, как писал Д. Н. Шмелев, сказать, что, например, глаголы грясти и шествовать «имеют такие-то значения без определения их стилистической роли, – это значит, по существу, отказаться именно от их семантического определения, подменив его приблизительной формулой предметно-понятийных сопоставлений» [1] . Это ставит устаревшие слова в особые стилистические рамки и требует к ним большого внимания.

В составе архаической лексики выделяются историзмы и архаизмы.

Историзмы – это слова, которые называют исчезнувшие предметы, явления, понятия (кольчуга, гусар, продналог, нэп, октябренок, комиссар и т.п.). Историзмы могут быть связаны как с весьма отдаленными эпохами, так и с событиями сравнительно недавнего времени, ставшими, однако, фактами истории (советская власть, партактив, генсек, политбюро). Историзмы не имеют синонимов среди слов активного словарного запаса, являясь единственными наименованиями соответствующих понятий.

Архаизмы – это названия существующих вещей и явлений, по каким-то причинам вытесненные другими словами, принадлежащими к активной лексике (ср.: вседневно – всегда, комедиант – актер, злато – золото, ведать – знать).

Устаревшие слова неоднородны по происхождению: среди них есть исконно русские (полон, шелом); старославянские (глад, лобзать, святыня); заимствованные из других языков (абшид – ‘отставка’; вояж – ‘путешествие’).

Особый интерес в стилистическом отношении вызывают слова старославянского происхождения, или славянизмы. Значительная часть славянизмов ассимилировалась на русской почве и стилистически слилась с нейтральной русской лексикой (сладкий, плен, здравствуй). Однако есть и такие старославянские слова, которые в современном языке воспринимаются как отзвук высокого стиля и сохраняют свойственную ему торжественную, риторическую окраску.

С судьбой славянизмов в русской литературе сходна история поэтической лексики, связанной с античной символикой и образностью (так называемых поэтизмов). Имена богов и героев греческой и римской мифологии, особые поэтические символы (лира, элизий, Парнас, лавры, мирты), художественные образы античной литературы в первой трети XIX в. составляли неотъемлемую часть поэтического словаря. Подобно славянизмам поэтическая лексика усиливала противопоставление речи возвышенной, романтически окрашенной и речи будничной, прозаической. Однако эти традиционные средства поэтической лексики недолго использовались в художественной литературе: уже у преемников А. С. Пушкина поэтизмы архаизируются.

Писатели часто обращаются к устаревшим словам как к выразительному средству художественной речи. Интересна история использования старославянской лексики в русской художественной литературе, особенно в поэзии. Стилистические славянизмы составляли значительную часть поэтической лексики в произведениях писателей первой трети XIX в. Поэты находили в этой лексике источник возвышенно-романтического и «сладостного» звучания речи. Славянизмы, имеющие в русском языке созвучные варианты, прежде всего неполногласные, были короче русских слов на один слог и использовались в XVIII–XIX вв. на правах «поэтических вольностей»: поэты могли выбирать из двух слов то, которое отвечало ритмическому строю речи. См., например, у К. Н. Батюшкова:

Я вздохну. и глас мой томной,

Арфы голосу подобной

Тихо в воздухе умрет [2] .

Со временем традиция «поэтических вольностей» преодолевается, но устаревшая лексика продолжает привлекать поэтов и писателей как сильное средство экспрессии. Устаревшие слова выполняют в художественной речи разнообразные стилистические функции. Архаизмы и историзмы используются для воссоздания колорита отдаленных времен. В этой функции их употреблял, например, А. Н. Толстой:

Земля оттич и дедич – это те берега полноводных рек и лесные поляны, куда пришел наш пращур жить навечно. Он был силен. смышлен и нетороплив. он огородил тыном свое жилище и поглядел по пути солнца в даль веков.

И ему померещилось многое – тяжелые и трудные времена: красные щиты Игоря в половецких степях, и стоны русских на Калке, и установленные под хоругвями Дмитрия мужицкие копья на Куликовом поле, и кровью залитый лед Чудского озера, и Грозный царь, раздвинувший единые, отныне нерушимые, пределы земли от Сибири до Варяжского моря. (Родина).

Архаизмы, в особенности славянизмы, придают речи возвышенное, торжественное звучание. Старославянская лексика выступала в этой функции еще в древнерусских памятниках письменности. В русской литературе XIX в., в поэзии русских классиков, функционально маркирована также именно старославянская лексика. См., например, в произведениях Ф. И. Тютчева:

И наша жизнь стоит пред нами,

Как призрак, на краю земли,

И с нашим веком и друзьями Бледнеет в сумрачной дали.

пред – фонетический старославянизм ‘перед’;

Но для меня сей взор благодеянье; Как жизни ключ, в душевной глубине Твой взор живет и будет жить во мне: Он нужен ей, как небо и дыханье.

благодеянье – словообразовательный старославянизм;

куда ланит девались розы,

Улыбка уст и блеск очей?

Всё опалили, выжгли слезы Горючей влагою своей.

(О, как убийственно мы любим. );

ланита – лексический старославянизм’щека’;

Как жадно к небу рвешься ты.

Но длань незримо-роковая,

Твой луч упорный преломляя, Сверкает в брызгах с высоты.

длань – лексический старославянизм ‘тыльная сторона ладони’.

В поэтической речи XIX в. с высокой старославянской лексикой стилистически уравнялись древнерусизмы, которые тоже стали привлекаться для создания патетики художественной речи. Высокое, торжественное звучание устаревших слов оценили и писатели XX в. Так, в годы Великой Отечественной войны И. Г. Оренбург писал:

Отразив удары хищной Германии, она [Красная армия] спасла не только свободу нашей Родины, она спасла свободу мира. В этом залог торжества идей братства и гуманности, и мне видится вдалеке мир, просветленный горем, в котором воссияет добро. Наш народ показал свои воинские добродетели.

В некоторых случаях устаревшее слово в стилистических целях используется наряду с современным общеупотребительным; ср. ведал – знал: Если б я ведал, где ты нынче обедал, знал бы я, чью ты песню поешь (поел.).

Устаревшая лексика может приобретать ироническую окраску; см., например:

Кто из родителей не мечтает о понятливом, уравновешенном ребенке, который все схватывает буквально налету. Но попытки превратить свое чадо в «чудо» катастрофически часто заканчиваются неудачей (газ.).

Существует мнение, что устаревшая лексика распространена в официально-деловом стиле. Действительно, в деловых бумагах употребляются отдельные слова и обороты речи, которые в иных условиях мы вправе рассматривать как архаизмы (например, юридические термины деяние, дееспособный, содеянное, кара, возмездие в словарях сопровождаются пометой арх.). В некоторых документах пишут: сего года; к сему прилагается; нижеподписавшийся, вышепоименованный и т.д. Эти специальные официальноделовые слова в пределах своего функционального стиля не имеют экспрессивной окраски. Никакой стилистической нагрузки такая устаревшая лексика в официально-деловом стиле не несет.

Анализ стилистических функций архаизмов в том или ином произведении требует знания общсязыковых норм, действующих в описываемую эпоху. Например, в произведениях писателей XIX в. встречаются слова, которые архаизовались в более позднее время. Так, в трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов» наряду с архаизмами и историзмами встречаются слова, которые перешли в состав пассивной лексики лишь в советское время (царь, царствую и т.п.); естественно, их нс следует причислять к устаревшей лексике, несущей в произведении определенную стилистическую нагрузку.

Употребление устаревших слов без учета их экспрессивной окраски становится причиной грубых стилистических ошибок. См., например:

Спонсоров в интернате привечали с радостью; Лаборантка зашла к шефу и поведала ему о случившемся; Молодой предприниматель быстро узрел деловитость своего менеджера.

В этих предложениях славянизмы архаичны. Слово привечать даже не включено в «Словарь русского языка» С. И. Ожегова, а в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова оно дается с пометой устар., поэт. Слово поведать у С. И. Ожегова имеет помету устар., а у Д. Н. Ушакова – книжн. устар. и ритор.; слово узреть имеет помету стар. Контекст, в котором нет установки на юмористическую окраску речи, не допускает употребления устаревших слов; их следовало бы заменить синонимами (соответственно приветствовали, рассказала, увидел (заметил)).

Иногда авторы, употребляя устаревшее слово, искажают его значение. Например: В результате бурного собрания домочадцев ремонт дома был начат – слово домочадцы использовано здесь в значении ‘жильцы’, а в словаре С. И. Ожегова оно сопровождается пометой устар. и объясняется как ‘люди, которые живут в семье на правах ее членов’. Еще пример: На собрании вскрывались даже самые нелицеприятные недостатки в работе слово нелицеприятный означает ‘беспристрастный’, к тому же оно имеет ограниченные возможности лексической сочетаемости (нелицеприятной может быть только критика). Неправильное употребление архаизмов очень часто осложняется нарушением лексической сочетаемости, ср.: Андреева аттестовали как человека, очень долго проработавшего на этой стезе – однако стезю избирают, стезею следуют, но на ней не работают.

В современном русском литературном языке значение устаревшей грамматической формы слова способно трансформироваться. См., например: Будучи доставлен в суд, потерпевший дал необходимые показания. Будучи доставлен – в русских грамматиках, начиная с М. В. Ломоносова, А. X. Востокова и др., описывается с грамматическим статусом: «деепричастие страдательного залога, образованное по общему правилу формирования аналитических грамматических форм из деепричастия вспомогательного глагола и краткого причастия». В современных грамматиках будучи – форма деепричастия несовершенного вида глагола быть, которая образована посредством непродуктивного в современном русском литературном языке суффикса -учи. Однако грамматическое значение деепричастия «подавляется» страдательным грамматическим значением формы причастия прошедшего времени страдательного залога, поэтому в конструкциях типа будучи приглашен, будучи обижен, будучи травмирован и др. грамматическое значение неспрягаемой глагольной формы переходит во вспомогательное, связочное.

Устаревшие слова могут придавать тексту канцелярскую окраску. Кроме того, в некоторых случаях стремление повысить «статусность» речевого облика высказывания способно привести к стилистической ошибке, т.е. неуместному употреблению слова:

Проводить занятия нужно в надлежащем помещении; Необходимо провозгласить административную ответственность за нарушение государственными служащими этических норм.

В деловых бумагах, где многие архаизмы закрепились как термины, использование такой специальной лексики должно быть целесообразным. Нельзя, например, считать стилистически оправданным обращение к устаревшим оборотам речи типа на ваше благоусмотрение; прилагаю при сем; вышепоименованный нарушитель; по получении таковых и т.п. [3]

Стилисты отмечают, что в последнее время получают распространение устаревшие слова, находящиеся за пределами литературного языка; причем нередко им присваивается новое значение. Например, неправильно используется слово втуне, имеющее в словаре С. И. Ожегова помету устар. и поясняемое синонимами бесплодно, напрасно•. Намерения найти разумный компромисс оставались втуне; Остаются втуне вопросы создания севооборотов и применение комплекса удобрений (ср.: Разумный компромисс найти не удалось; Не введен севооборот и не применяется комплекс удобрений).

При частом повторении устаревшие слова порой теряют отличавший их ранее оттенок архаичности. Это можно наблюдать на примере слова ныне. У С. И. Ожегова наречие ныне дается со стилистическими пометами устар. и высок:. Ныне там / По обновленным берегам / Громады стройные теснятся / Дворцов и башен (А. Пушкин). Современные авторы часто употребляют это слово как стилистически нейтральное: Многие выпускники МГИМО ныне стали дипломатами; На факультете ныне не так много можно найти студентов, которые бы довольствовались стипендией. В первом предложении слово ныне следовало бы опустить, а во втором заменить синонимом теперь. Очевидно, пренебрежение стилистической окраской устаревших слов неизбежно приводит к речевым ошибкам.

Что не так с физикой в современной школе

Почему школьная программа не оставляет у выпускников почти никаких знаний? Что в ней устарело, а что нуждается в кардинальном пересмотре?

Начинаем серию статей о проблемах и устаревших концепциях в школьной программе и предлагаем порассуждать о том, зачем школьникам нужна физика, и почему сегодня её преподают не так, как хотелось бы.

Для чего современный школьник изучает физику? Или для того, чтобы ему не надоедали родители и учителя, или же затем, чтобы успешно сдать ЕГЭ по выбору, набрать нужное количество баллов и поступить в хороший вуз. Есть ещё вариант, что школьник физику любит, но эта любовь обычно существует как-то отдельно от школьной программы.

Читайте также :

В любом из этих случаев преподавание ведётся по одинаковой схеме. Оно подстраивается под систему собственного контроля — знания должны преподноситься в такой форме, чтобы их можно было легко проверить. Для этого и существует система ГИА и ЕГЭ, а подготовка к этим экзаменам в результате и становится главной целью обучения.

Как устроено ЕГЭ по физике в его сегодняшнем варианте? Задания экзамена составляются по специальному кодификатору, куда входят формулы, которые, по идее, должен знать каждый ученик. Это около сотни формул по всем разделам школьной программы — от кинематики до физики атомного ядра.

Большая часть заданий — где-то 80% — направлена именно на применение этих формул. Причем другие способы решения использовать нельзя: подставил формулу, которой нет в списке — недополучил какое-то количество баллов, даже если ответ сошелся. И только оставшиеся 20% — это задачи на понимание.

В элитарных и специализированных физико-математических школах обучение, конечно, устроено иначе. Там, как и при подготовке к всевозможным олимпиадам, присутствует какой-то элемент творчества, а комбинаторика формул становится намного сложнее. Но нас здесь интересует именно базовая программа по физике и её недостатки.

Стандартные задачи и абстрактные теоретические построения, которые должен знать обычный школьник, очень быстро выветриваются из головы. В результате физику после окончания школы уже никто не знает — кроме того меньшинства, которому это почему-то интересно или нужно по специальности.

Получается, что наука, главной целью которой было познание природы и реального физического мира, в школе становится донельзя абстрактной и удаленной от повседневного человеческого опыта. Физику, как и другие предметы, учат зубрёжкой, а когда в старших классах объём знаний, который необходимо усвоить, резко возрастает, всё зазубрить становится просто невозможно.

Но это было бы и необязательно, если бы целью обучения было не применение формул, а понимание предмета. Понимать — это, в конечном счёте, намного легче, чем зубрить.

Формировать картину мира

Читайте также :

Посмотрим, к примеру, как работают книжки Якова Перельмана «Занимательная физика», «Занимательная математика», которыми зачитывались многие поколения школьников и после-школьников. Почти каждый параграф перельмановской «Физики» учит ставить вопросы, которые каждый ребенок может себе задать, отталкиваясь от элементарной логики и житейского опыта.

Задачки, которые нам здесь предлагают решить — не количественные, а качественные: нужно не подсчитать какой-то абстрактный показатель вроде коэффициента полезного действия, а поразмышлять, почему вечный двигатель невозможен в реальности, можно ли выстрелить из пушки до луны; нужно провести опыт и оценить, каким будет эффект от какого-либо физического взаимодействия.

Одним словом, заучивать формулы здесь не обязательно — главное понимать, каким физическим законам подчиняются предметы окружающей действительности. Проблема только в том, что знания такого рода куда сложнее поддаются объективной проверке, чем наличие в голове школьника точно определённого набора формул и уравнений.

Поэтому физика для обычного ученика оборачивается тупой зубрежкой, а в лучшем случае — некой абстрактной игрой ума. Формировать у человека целостную картину мира — совсем не та задача, которую де факто выполняет современная система образования. В этом отношении, кстати, она не слишком отличается от советской, которую многие склонны переоценивать (потому что раньше мы, мол, атомные бомбы разрабатывали и в космос летали, а сейчас только нефть умеем продавать).

По знанию физики ученики после окончания школы сейчас, как и тогда, делятся примерно на две категории: те, кто знает её очень хорошо, и те, кто не знает совсем. Со второй категорией ситуация особенно ухудшилась, когда время преподавания физики в 7-11 классе сократилось с 5 до 2 часов в неделю.

Большинству школьников физические формулы и теории действительно не нужны (что они прекрасно понимают), а главное — неинтересны в том абстрактном и сухом виде, в котором они преподносятся сейчас. В итоге массовое образование не выполняет никакой функции — только отнимает время и силы. У школьников — не меньше, чем у учителей.

Attention: неправильный подход к преподаванию точных наук может иметь разрушительные последствия

Если бы задачей школьной программы было формирование картины мира, ситуация была бы совершенно иной.

Конечно, должны быть и специализированные классы, где учат решать сложные задачи и глубоко знакомят с теорией, которая уже не пересекается с повседневным опытом. Но обычному, «массовому» школьнику было бы интереснее и полезнее знать, по каким законам работает физический мир, в котором он живет.