Ресторатор, не верь агенствам рекламным!

Бизнесмены выразили недоверие народному выбору: «Организаторам премии мы нужны для пиара»

Городские премии, которые задумывались для поддержки местного бизнеса вроде «Человек года» от журнала «Деловой квартал» или «Топ-50» от «Собаки» себя изживают. И даже последняя «Народная премия» портала Е1 тому в подтверждение. В тусовке все чаще проскальзывают заявления, что к реальному бизнесу Екатеринбурга эти награды отношения не имеют, а сводятся к пресловутой отработке рекламных контрактов.

Сезон премий в 2019 году в Екатеринбурге завершил портал Е1. Если с выбором ведущих было все понятно: народный шоумен, которого каждый день вся страна смотрит по телевизору, Иван Ургант и певица Монеточка, то распределение наград вызывает вопросы.

Премиальный бар «Огонек» с фейс-контролем на входе и внушительным размером среднего чека на выходе вряд ли можно назвать народным. По этому поводу в социальных сетях уже разгораются споры, мол все куплено. Бару даже пришлось оправдываться в сети: «Прекратите слухи, что „Огонек“ заплатил Е1». А совладелец бара Евгений Кексин, несмотря на радость от победы, честно признается «Моментам», что право называться поистине народным баром, заслужил другой проект.

— Все 10 заведений-номинантов я бы не отнес к народному бару. Самый народный бар для меня — это «Три толстяка» — сетка, которая разошлась по всему городу и есть в каждом районе, — заявил «Моментам» горе-ресторатор Евгений Кексин. — Если в прошлом году номинацию «ресторан года» взяла «Своя компания», это реально было так. А в этом году в номинации среди баров — кальянные, спик-изи бары, коктейльные, крафтовые и премиальный «Огонек». Люди голосовали за него, просто потому, что все про него пишут.

Весьма странно выглядит победа самого крупного банка России — «Сбербанка». Какое отношение к реальному бизнесу Урала имеет французский бренд «Декатлон» — не понятно? Равно как не ясно, почему «народным» с его ценами на квартиры признали Clever Park, а, не «Ренову» с его «Академическим». Вот, кто уж строит народный проект.

Победы фитнес-центра Bright Fit и термального комплекса «Баден-Баден» в кулуарных разговорах связывают с рекламными контрактами, а салон Kudri Brovi ассоциируют не столько с выигрышем, сколько с разгоревшимся в сети скандалом. Не исключено, что именно этого и добивались авторы церемонии.

— Организаторы премии преследуют свои цели, им нужны компании для пиара, и я думаю, что в прошлом году мы нужны были как раз для того, чтобы рассказывать о Е1 в своих социальных сетях, — делится с «Моментами» владелица салонов красоты Rapunzel studio (победил в прошлом году) и «Кума» Юлия Куманяева. — Плюс организаторам нужны состоявшиеся проекты, которые могут повлиять на статусность мероприятия. Но по-моему мнению, «Народная премия» — это та, которую выбирает народ. Я ничего не имею против «Огонька», но если сравнивать с другими ресторанами, у которых по 4-5 филиалов, то там, наверняка, проходимость больше, а значит, и проголосовавших должно быть больше. В бизнес-тусовке также добавляют, что делать лучше одну премию на весь город, и не ангажировать ее никаким СМИ.

В случае с «Гринвичем» как лучшим торговым центром все заслуженно и предсказуемо, но именно последнее смущает. Зачем ежегодно вступать в борьбу с самим собой, понимая, что других конкурентов такого уровня в списке нет? Миллиардер Дмитрий Пумпянский и «Синара» получают персональную премию Е1 как лучший бизнес года за открытие новой культурной площадки на месте госпиталя ВИЗ. Площадку открывали несколько раз в закрытом режиме со звездами Большого и Дмитрием Хрусталевым, а для горожан там было пару мероприятий. Когда они успели бы его оценить?

По словам соорганизаторов прошлых лет, что действительно было народного на премии Е1, так это сухость исполнения: «все свои, все поймут». Например тусовка, избалованная первыми двумя церемониями, ждала от третьей «вау» эффекта. В прошло году в КРК «Уральце» удалось собрать порядка 4000 горожан и представителей бизнеса. Но это все, благодаря тому, что были хорошие спонсорские деньги. Как писало URA.RU осенью 2018 года холдинг Hearst Shkulev Media получил от «Фонда Святой Екатерины», учредителями которого являются РМК и УГМК, по разным оценкам, от 30 до 40 млн рублей, которые потратили на проведение «Народной премии». После майских событий в сквере на драме, когда команда Е1 агрессивно выступала против строительства храма Святой Екатерины (деньги на который давал одноименный фонд), ситуация со спонсорами в 2019 на «Народной премии» изменилась, как и сама церемония. Площадкой стал «Космос», концерта Валерия Меладзе, как и других звезд — зрители не увидели.

Один из номинантов этого года, ресторатор и владелец «Ребер» Олег Ананьев довольно скромно, но верно, резюмирует, что лучше было бы не проводить премии совсем или проводить раз в два года, в период, когда происходит сокращение бюджетов церемоний и приходится экономить на проведении.

— Сама по себе премия — хороший инструмент с точки зрения пиара, но то как их проводят, их же обесценивает, — поделилась в разговоре с «Моментами» владелица ивент-агентства Red Pepper Events Динара Кексина, побывавшая на всех премиях этого года. — Повторяться из года в год нельзя, нужно делать что-то новое. «Деловой квартал» в этом году разочаровал, это должна была быть юбилейная премия, фееричная, а вышло не очень — партнерские зоны не впечатлили, было много ляпов и неуместных шуток ведущих. У Е1 хотя бы есть Иван Ургант, на которого идут ради шуток, но больше никто ничего не делает.

Шоумен Александр Цариков, который сам является ведущим церемоний, полагает, что в цифровую эпоху бизнесменам вполне хватило бы хорошего реноме в соцсетях. По его мнению, в эпоху пост-модерна гораздо актуальней премии сатирического характера и антипремии, вроде «Почётный академик ВРАЛ», или некогда почившей в столице — «Серебряной калоши». А вообще всегда будут в почете премии с экспертным мнением, по типу Нобелевской.

Опрошенные «Моментами» бизнесмены города, которые как правило заняты в сфере гостеприимства, как один отвечают, что отказываться от публичных признаний — не готовы. Екатеринбургу нужны проекты, которые будут демонстрировать состоятельность бизнеса, рекламировать бренды и давать толчок к дальнейшему развитию. Однако подход к выбору участников и победителей все же стоит пересмотреть.

Хороший пример показали питерские организаторы федеральной премии Where to eat. Зашли впервые в Екатеринбурге со своей церемонией, заявив, что делают русский Мишлен. Назвали лучших рестораторов, сославшись на мнение экспертов. Все честно, а у местных и претензий в оценке — нет.

Реклама ресторана: цена ошибки

«Ресторанный бизнес – это средний бизнес. Но среди предприятий этого сегмента рынка едва ли кому-то так же сильно нужна реклама, как ресторанам, поскольку конкуренция в этом секторе очень высока», – убеждена Алена Данина, коммерческий директор рекламного агентства «Идальго-Имидж». При этом эксперты отмечают, что ресторанный сектор – наиболее проблемный с точки зрения собственного продвижения. Рестораторы по традиции полагаются на собственные силы и повторяют одни и те же ошибки. Результат – не один рекламный бюджет, выброшенный на ветер.

По мнению Алены Даниной (ее агентство работает с ресторанами «Грабли», «Ностальжи», казино «Шангри Ла», развлекательным центром «Распутин» и др.), основные причины таких ошибок – недостаточный уровень знаний по маркетингу и рекламе у тех, кто разрабатывает рекламные стратегии в заведениях, а также «экономия» на специалистах.
Собственное продвижение – процесс непрерывный и постоянный. «В ресторанной же среде бытует мнение, что заведения живут мало. В беседе с одним из рестораторов прозвучала цифра, что 80% ресторанов закрываются в течение двух лет, – утверждает Михаил Дымшиц, генеральный директор консалтинговой фирмы «Дымшиц и партнеры» (клиенты – казино Golden Palace, «Кристалл», «Империя», ресторан «Аристократ»). – Люди и не рассчитывают на долгосрочную деятельность».
Например, известный ресторатор Аркадий Новиков предпочитает вообще не давать прямой рекламы, считая, что самый верный путь – известность «из уст в уста».
Но большинство рестораторов все же не пренебрегает рекламой своих заведений. Вопрос только в том, кто и как это делает и как избежать самых распространенных ошибок.

Ошибка №1. Отсутствие позиционирования


Основой любой рекламной стратегии является позиционирование. Нужно точно себе представлять нишу, которую займет заведение, его целевую аудиторию.
Наталья Тарнавская, директор промо-агентства «М–124», отмечает, что высокая конкуренция на ресторанном рынке не оставляет заведениям выбора: выделиться среди других, найти свое уникальное торговое предложение, выбрать аудиторию и привлечь ее внимание.
Андрей Егоров, генеральный директор кафе «Суп», считает, что реклама должна быть направлена строго на определенную аудиторию: «Когда открывалось наше кафе, то первые несколько месяцев информация о заведении распространялась от знакомых к знакомым. Изначально были определены только рамки доходов потенциальной аудитории и ее интересы. А потом мы присматривались к посетителям, старались понять, кто они, чтобы в дальнейшем не делать ошибок и не палить из пушки по воробьям», – рассказал Егоров. Кроме того, он считает, что реклама ресторана как такового обычно не работает. «У каждого заведения своя изюминка, вот ее и надо рекламировать. Например, у нас это количество супов в меню. Именно на этом мы сделали акцент в своей рекламе. А рассчитывать, что клиент увидит, как у вас все здорово, только когда придет, – это, на мой взгляд, выбрасывать деньги на ветер», – полагает Егоров.
Одна из главных задач при позиционировании ресторана – определить, что является ценностью для аудитории, то есть конкурентным преимуществом заведения. «Восемь сортов пива – это не конкурентное преимущество, ведь у кого-то их бывает 20», – сказала Наталья Тарнавская. В качестве примера удачного позиционирования она приводит опыт «Супа»: «Кафе провело небольшую рекламную кампанию в журнале «Девять месяцев». В ней особый упор делался на меню с указанием калорийности блюд. А ведь беременные женщины особо следят за своим питанием. Уже на следующий день после выхода журнала заведение посетило более десяти будущих мам! Реклама попала в журнал с четкой адресацией, и это дало хорошие результаты». Ирина Кузьмина, PR-директор Группы Столичные Рестораны, также рассказывает о правильно выбранной «ценности» для целевой аудитории заведения. «Когда мы открывали «Цимес», где особый акцент делается на кошерной пище, то проводили адресную рассылку по еврейским организациям Москвы. Это дало очень хороший эффект. Теперь эту рассылку мы периодически повторяем к национальным праздникам». Кроме того, для сотрудников израильского посольства и руководителей еврейских организаций делались специальные встречи и деловые обеды.

Ошибка №2. Непоследовательная рекламная стратегия


Непоследовательность рекламной кампании мешает формированию у потребителя устойчивого мнения о заведении, его образа, отличающегося от конкурентов. Наталья Тарнавская рассказывает, например, что в печатных СМИ можно видеть рекламные кампании без четкой концепции: «Стиль и цветовая гамма меняются каждый месяц, фотографии сменяются комиксами, появляются новые герои. Читатель каждый раз воспринимает все это как рекламу нового заведения». Для большинства людей важно знать, что именно ожидает его в ресторане, чтобы стать его постоянным посетителем.
По мнению Михаила Кудашкина, креативного директора рекламного агентства Leo Burnett, в большинстве рекламных объявлений нет постоянной идеи, которая проходит из сообщения в сообщение и делает их узнаваемыми. «Люди не планируют рекламу на долгое время вперед, не понимая важности построения брэнда», – говорит он. А в необходимости создания брэнда Кудашкин убежден: «Сейчас недостаточно продавать просто продукт, надо создавать и продавать эмоциональный образ, который возникает у человека при общении с рестораном. Классический пример: в рекламе Volvo никто не покупает и не продает автомобиль, а покупают и продают безопасность. Это и есть брэнд».
Конечно, построение брэнда – это длительный и недешевый процесс. «Но это инвестиции в будущее: долгосрочные вложения рано или поздно дадут результат и приносить прибыль брэнд будет долго», – утверждает Кудашкин.

Ошибка №3. Вкусовщина


Иначе говоря, реклама, сделанная исходя из личных предпочтений первых лиц ресторана. Как считают рекламисты, это одно из самых распространенных заблуждений. «Руководство одного заведения, с которым мы работали, несмотря на наши отговоры, дало рекламу на радио «Шансон», потому что владелец заведения его слушает, – рассказала Наталья Тарнавская. – Результат – потраченные $3 тыс. и ноль клиентов».
Определить предпочтения потребителей, по мнению Михаила Дымшица, можно только по результатам специальных исследований. «Для одного из наших клиентов (это было казино) мы провели маркетинговое исследование, которое показало, что среди посетителей очень велика разница в слушательских предпочтениях, – сказал он. – Если общий рейтинг какой-нибудь радиостанции составляет, например, 1,5%, то среди посетителей конкретного места он иногда доходит до 25%. Предугадать это невозможно».
Нередки случаи, когда ресторатор активно включается в творческий процесс, меняя изображение, текст, первоначальную идею и вложенную в нее мысль. «Владельцу может казаться неясным смысл рекламного сообщения, например, текст слишком сложный или слишком простой, – утверждает Алена Данина. – Но ведь мы обращаемся к аудитории заведения, говорим на ее языке, который вовсе не обязательно является «родным» для ресторатора». По мнению Даниной, заказчику смириться с таким положением вещей психологически сложно, но необходимо для успеха рекламной кампании.

Ошибка №4. Неэкономная экономия


Открывая новый ресторан, учредители часто стоят перед выбором: купить еще один комплект мебели или потратиться на рекламу. Особенно остро эта дилемма стоит перед небольшими заведениями, и выбирается диван, а активное продвижение откладывается на потом. «Как показывает практика, даже если вскоре после открытия какое-то количество посетителей появляется, рано или поздно перед ресторатором встает выбор: либо разориться, либо начать мероприятия по продвижению», – утверждает Алена Данина.
При любой величине рекламного бюджета весь вопрос в том, как правильно его использовать, то есть не сколько потратить, а на что. «Любое рекламное действие дает тот или иной эффект, дело только в цене отклика», – считает Михаил Дымшиц. На его взгляд, виды рекламы нужно оценивать именно рентабельностью. «Телевидение нерентабельно для ресторанов в любом случае, плохая отдача от неспециализированной прессы, не посвященной развлечениям и досугу, – утверждает он. – Дело в том, что большая часть клиентов – обитатели зоны обслуживания конкретного заведения, те, кто работает или живет неподалеку. А при размещении рекламы в массовой прессе деньги тратятся на воздействие на всю аудиторию, что гораздо менее эффективно». По мнению Дымшица, самые рентабельные для ресторанов каналы – это наружная реклама и радио. С ним согласна Ирина Кузьмина. «Телевидение больше подходит для фаст-фуда, для ресторанов полного цикла обязательна реклама в прессе, всегда очень интересны нестандартные проекты», – отметила она.
Даже при небольшом рекламном бюджете (по разным оценкам, средним считается бюджет от $3 тыс. до $30 тыс. в месяц) необходимы затраты на исследования и креатив. «Поскольку угадать предпочтения потребителя непросто, кроме того, они меняются со временем, имеет смысл проводить специальные исследования», – утверждает Михаил Дымшиц. Стоимость такого исследования, вопреки распространенному мнению, невысока, около $2 тыс. Но оно дает четкое представление о вкусах и потребностях настоящих и потенциальных клиентов. Ирина Кузьмина говорит, что в Группе Столичные Рестораны исследования проводят своими силами: «Мы анкетируем гостей, там есть вопросы и о качестве кухни, и об обслуживании, и о том, как они о нас узнали».
По мнению Алены Даниной, при небольшом бюджете логичнее вложить деньги в разработку яркой, запоминающейся идеи, которая увеличит узнаваемость заведения. Такая идея поможет выделиться из общей массы и в конечном счете существенно сэкономить при продвижении. «С хорошей идеей проще работать дальше, проще ее адаптировать. Кроме того, планируя кампанию надолго, можно сэкономить до 15% за счет долгосрочных контрактов», – сказала Алена Данина.
Как полагают рекламисты, старт заведения нужно делать масштабным и громким. Это позволит сразу привлечь максимальное количество посетителей, соответственно, больше людей перейдет в круг постоянных посетителей.

Ошибка №5. Отсутствие идеи


«Я постоянно отслеживаю разную рекламу, однако за последнее время не могу припомнить каких-то интригующих, интересных вещей, которые бы показывали, что у ресторана есть свой голос, – рассказал Михаил Кудашкин. – Как правило, предлагаются объявления с названием и фразами типа «Вкусно, недорого» или «Дорого, вкусно». По его мнению, даже немногочисленные интересные работы не получили достойного продолжения. «В свое время мне понравилась наружная реклама ресторана «Мао» с лозунгом «Обедать!». Это была неплохая идея, хорошая дизайнерская работа, однако никакого дальнейшего развития они не получили», – рассказал Кудашкин.
Наблюдения экспертов подтверждают и исследования. Агентство «М–124» в прошлом году тестировало рекламные образы ресторанов в специализированной прессе («Афиша», «Досуг», «Коммерсант Weekend»), справочниках и бесплатных открытках. Результаты ошеломляли: 90% материала на людей не произвело никакого впечатления и отправилось в мусорную корзину. «То, что осталось, понравилось тоже не всем и имело свою четкую аудиторию, – рассказала Наталья Тарнавская. – Например, образ ресторана «Дориан Грей» (бокал с креветкой) понравился взрослым людям, а одна из трех открыток ресторана «Суп» произвела впечатление на молодежь, потому что в ней был игровой момент – загадка».
С отсутствием четкой идеи связана и одна из самых частых проблем – перегруженность рекламного блока, постера или ролика информацией. «О какой идее может идти речь, когда клиенты пытаются вместить в 30-секундный радиоролик всю историю или меню ресторана?» – утверждает Алена Данина.
Лаконичность – важнейшая черта эффективной рекламы. Как считают специалисты, в одном рекламном обращении должна быть выражена одна мысль. Накладывают свой отпечаток и особенности выбранного формата. «На щите реклама должна быть яркой и лаконичной, без мелких деталей, – сказал Михаил Дымшиц. – Готовые сервированные блюда имеют очень мелкую фактуру, которая теряется на билбордах».
Часто рестораны считают своим конкурентным преимуществом интерьер и ставят перед собой задачу показать в печатном макете именно его. «В большинстве случаев интерьер не является преимуществом для клиента. У основной массы заведений он просто красивый. И хотя с точки зрения управляющих ресторанов это бонус, для гостей – само собой разумеющаяся вещь, – полагает Наталья Тарнавская. – Поэтому показывать интерьер в рекламных материалах нужно в том случае, если он уникален и является «фишкой» заведения (например, как в «Экспедиции», «Пивной 01»). В остальных случаях демонстрация внутреннего убранства – просто ненужная информация».

Ошибка №6. Завышенные ожидания


Однако, по мнению рекламистов, любая реклама не всемогуща. «К нам обращаются рестораторы, ожидая, что результатом рекламной кампании станет рост оборота заведения на 30%, – рассказала Алена Данина. – Но в отрыве от остальных факторов она таких цифр гарантировать не может. Все ли сделано для того, чтобы клиент остался? Достаточно ли хорошее обслуживание, расчищена ли парковка? Реклама – это только обертка продукта». По словам Даниной, главное – соблюсти баланс между реальным и желаемым.
Прямым результатом рекламной кампании является повышение узнаваемости марки, привлечение клиентов, и только как следствие этого – рост продаж. «Когда мы говорим о рекламе, то имеем в виду увеличение интереса к заведению, количества посетителей. А объемы продаж – это задача маркетинга, и ее реализация значительно масштабнее и дороже», – считает Данина. С ней согласна Наталья Тарнавская: «Имеет смысл ждать отложенного эффекта, зависящего от общей осведомленности потенциальных гостей о ресторане. Если после одного-двух месяцев реклама заведения прекращается, результат сводится к нулю; если есть продолжение, можно рассчитывать на плавное увеличение продаж».
Кроме того, далеко не все поддается рекламной коррекции. «Для ресторана важнейшим фактором, который не поможет исправить никакая реклама, является географический, – утверждает Михаил Дымшиц. – Клиенты заведения располагаются в непосредственной близости, в радиусе около 600 м для заведения средней ценовой категории и до 2 км для дорогих. Реклама, выходящая за рамки этого территориального радиуса, теряет свою эффективность».
Михаил Кудашкин отмечает, что владельцы заведений часто надеются обойтись «малой кровью» и получить полноценную отдачу от работы, сделанной неспециалистом: «Обращаются к непрофессиональным дизайнерам, к людям, просто освоившими набор компьютерных программ. А ведь нужно идти даже не к дизайнеру, потому что дизайн – это всего лишь инструмент в рекламном арсенале, а в рекламное агентство, которое поможет построить брэнд».

Елена Панюкова
(специально для «МД. Ресторан»)

Управление производством

На сегодняшний день для продажи какой-то продукции нужно вложить немало усилий. Прежде всего, нужна соответствующая реклама данного продукта. Даже если товар и в действительности оказывается одним из наилучших в своем роде, покупатели только тогда это поймут, когда продавец укажет на это. Также состоит дело и ресторанном бизнесе: вкусное блюдо, изготовленное шеф-поваром, может оказаться незамеченным для…

Каждому начальнику компании следует следить за подчиненными, контролировать коллективную работу и управлять ее курсом и направленностью. Раздавать команды руководителям подразделений не то же самое, что лично управлять действиями своей многочисленной команды. В ресторанном бизнесе также присутствует своя специфика в управлении персоналом. Ведь большая часть заданий ресторатора состоит в управлении своей командой. Ресторанное дело – интересное…

Конечно, для каждого отдельно взятого ресторана его клиенты самые важные среди всех. Именно для своих клиентов ресторан старается идти на уступки, улучшать свой сервис, повысить качество обслуживания. И это абсолютно правильно, ведь именно от красивого подхода и красивому отношению к своим посетителям некоторые рестораны имеют хорошую репутацию, или же наоборот – нелепое отношение к клиентам…

Молодые рестораторы, недавно окончившие курсы, считает, что реклама продвигает его бизнес. И правда – без рекламы никуда! Но ведь для проведения успешной рекламной компании нужен опыт! А где же его взять, если ты только что окончил курсы? И тут на помощь молодому ресторатору приходят рекламные агентства. Но зачастую сотрудники таких агентств непорядочные, они всячески пытаются…

Создание нового ресторана – процесс кропотливый, он начинается как минимум за год до того, как вы торжественно перерезаете красную ленточку и распахиваете двери первым посетителям. Все начинается с обдумывания планов и своих решительных действий, а это как минимум за 12 месяцев до этого. Что же в этот период необходимо сделать? Прежде всего, оцените свои…

В наше время многие бизнес превращают в искусство. Ресторанный бизнес развивается особенно быстрыми темпами в то время, когда пища перестает быть только ежедневной потребностью. Посетители начинают ценить не только саму еду, но и сервировку стола, столовое белье, окружающая его атмосфера, негромкую музыку. Ресторанное искусство – это искусство для времени изобилия и пышности, поэтому…

К такому времени будущий руководитель ресторана уже должен знать примерный безнес-план будущего заведения и искать место для расположения своего ресторана. Также немаловажным моментом будет знакомство с возможностями компьютеризации заведения. Сюда включаются как работа с кассовыми аппаратами, так и о системах управление для ведения финансового учета и регулировкой отношений с клиентами. При выборе места расположение ресторана…

Всем известно, что клиенты с высоким статусом любят и отдых в местах с высоким статусом, который окружен профессионалами своего дела, а при малейшем дискомфорте они готовы вызвать к себе «на ковер» начальство заведения в котором они отдыхают. Руководитель ресторана, который при найме к себе на работу делает ставку на внешний вид, аккуратность и вежливость кандидатов,…

В обычных ресторанах частенько складывается непростая ситуация. Персонал при накалке страстей может некорректно вести себя с продуктами, пренебрегая системе гигиены и безопасности, шеф-повар не чувствует эмоций клиентов от приготовленных им блюд, а персонал разбивается на две части – работников кухни и зала. В таком случаи руководителям ресторана не стоит сидеть, сложа руки, а действовать в…

Даже при стандартных, одинаковых площадях зала для приема клиентов, служебных заведений и кухни, пространство для посетителей ресторана может быть удобным или менее удобным. Надо обратить внимание на детали, которые могут положительно повлиять на пространство в вашем заведении. Конечно же, самым неудобным местом для гостей ресторана станут столики возле дверей, или же в местах интенсивного движения…

Ресторатор, не верь агенствам рекламным!

Многим известна знаменитая фраза о том, что половина денег на рекламу тратится зря, но неизвестно, какая именно половина. В ресторанном бизнесе это утверждение особенно актуально. При планировании рекламной кампании ресторана обычно совершаются 2 распространенные ошибки: на рекламу выделяется очень мало средств (или вообще не выделяется) или рекламоносители подбираются неправильно (в этом случае рестораторы ориентируются на коллег, чей опыт им кажется удачным, а не на особенности своего заведения).

Итак, рекламная кампания планируется на основании следующих показателей:

1. Территория «Территориальное влияние» заведения может распространяться на весь город или на определенный район. Необходимо предельно объективно определить ту территорию, из которой целевая аудитория будет прибывать в заведение: из каких районов города, с каких улиц и даже домов, Объективность состоит в том, чтобы реально оценить возможность и желание потенциальной аудитории тратить определенное время и силы на то, чтобы добраться в ресторан (кафе, бар, фаст-фуд и т.д.). Так например, ресторан, расположенный на окраине, не может рассчитывать на аудиторию, проживающую или работающую на другом конце города, если он, конечно же, не является эксклюзивным, особенным для своего сегмента. Определив территориальный ореол «влияния» ресторана, можно выявить и целевую аудиторию, определить, с какой целью она находится в данном районе (проживает, работает, учится, прогуливается, совершает покупки, посещает достопримечательности, проезжает мимо в другой район города или другой город и т.д.).

2. Транспортная развязка В зависимости от месторасположения помещения ресторана и его «территориального влияния», необходимо определить КАКИМ ОБРАЗОМ аудитория попадет в заведение: на автомобиле, пешком, общественным транспортом, сколько времени может занять дорога. Существует определенная закономерность: превалирование пешеходов в непосредственной близости от заведения обуславливает низкую и ниже среднего ценовую категорию заведения, превалирование автомобилистов – среднюю и высокую категорию (за исключением заведений на трассах – здесь действуют другие законы).

3. Целевая аудитория Зная территориальный ореол предприятия, можно с большой степенью вероятности выявить целевую аудиторию заведения и, соответственно, способы воздействия на нее. Информация о целевой аудитории должна быть подробной: возраст, доход, места работы, наличие детей и даже домашних животных. Такие подробности можно выяснить с помощью опроса. Если ресторан уже работает, то небольшую анкету можно предлагать вместе с меню. Она не должна состоять больше чем из 5 вопросов, должна быть удобной в обращении. Опробованный метод – вопросы составляются так, чтобы на них можно было ответить односложно, анкета в нужном месте надрывается. В перечень нужно обязательно включить вопросы о том, откуда клиенты узнают о ресторанах (или об этом конкретном ресторане) — из прессы (какой), рассылки, по вывеске или наружной рекламе, по радио или ТВ, по другим каналам (их необходимо назвать). Если заведение еще не открылось, то опрос проводится по телефону. Для фаст-фудов приемлем уличный опрос. При планировании рекламного бюджета ресторана, нужно учитывать, что расходы на рекламу нового заведения должны составлять не менее 5 процентов от товарооборота в целом, если заведение уже работает, то не менее 1,5 %, оптимальная величина – 3% от товарооборота.

Виды рекламы для ресторанов

Перед планированием рекламной кампании нужно четко определить ее цели: привлечение новых гостей, повышение выторга, создание определенного имиджа. Однако следует помнить, что достичь всех целей одновременно невозможно, цели рекламы ресторанов меняются в зависимости от: периода жизненного цикла заведения, времени года, маркетинговой политики.

Самый эффективный вид наружной рекламы для ресторана – это его вывеска. Она должна сочетаться с фасадной группой и выделяться на ней, подсвечиваться в темное время суток, информация должна легко читаться (на русском языке). Рестораны с достаточно большим территориальным влиянием или расположенные в труднодоступных (точнее, труднонаходимых) местах должны позволить себе больше: по пути следования в ресторан (зная основные транспортные развязки) можно установить рекламные щиты, биг-борды, лайт-боксы или дорожные указатели. Относительно новый вид рекламы ресторанов – на транспорте (такси, маршрутки). Во время вынужденных остановок на дороге, водители и пассажиры волей-неволей прочитают информацию, размещенную на нем. Размещение рекламы в метрополитене (в вагонах, на станции) целесообразно для фаст-фудов, привязанных к определенным станциям метро.

В зависимости от целевой аудитории ресторан может ориентироваться либо на деловую и информационную, либо на развлекательную прессу. Первая подходит для имиджевой рекламы и продвижения акций, актуальных для деловой аудитории (бизнес-ланчи, завтраки), вторая – для имиджевой рекламы и информационных целей. Если планируется привлечение иностранцев в заведение, то не обойтись без англоязычной прессы. В целом пресса больше подходит для имиджевой рекламы: продвижения того образа заведения, которое соответствует его концепции. Оригинал-макет ресторана должен содержать именно такой образ и – минимум текста, буквально: название, слоган, адрес и еще одну короткую фразу, ведь читая прессу, люди НЕ ЧИТАЮТ рекламу. Если же ресторан хочет сказать о себе что-то большее, можно подумать и о статье, благо многие издания практикуют спецрубрики, посвященные ресторанам.

Существует два основных вида рассылок – почтовые и Интернет. И те, и другие используются в рекламных целях сравнительно недавно. Раньше рассылки практиковались только для постоянных клиентов с целью информирования их о каких-либо новинках или приглашения на определенное мероприятие. Сейчас удачная рассылка поможет достичь и других целей: привлечение новых клиентов, создание определенного имиджа. В этом случае очень эффективны именные рассылки. В целом удачной может быть только та рассылка, которая направлена на конкретных представителей целевой аудитории, а это можно определить, только проведя анализ территориального ореола и собственно целевой аудитории. То есть: письма направляются только по тем адресам, откуда будущие клиенты смогут и захотят приехать в ресторан. Почтовые рассылки, если они не именные, подходят в том случае, если будущие клиенты не являются владельцами бизнеса или менеджерами 1-ого звена. В этом случае большая вероятность «блуждания» письма по приемным-секретарям-заместителям и попадания его в мусорную корзину. Интернет-рассылка эффективна тогда, когда целевая аудитория имеет доступ к интернету и пользуется им регулярно. Чаще всего это происходит на рабочем месте у менеджеров второго, третьего звена и специалистов, чей возраст не превышает 35 лет. И чем моложе аудитория заведения, тем эффективнее будут интернет-рассылки и реклама в сети.

Полиграфическая и сувенирная продукция

Слабость этого вида рекламы заключается в том, что толком никто не знает, какой она должна быть. Дорогие заведения могут себе позволить полиграфию очень высокого качества, на хорошей бумаге, любые изображения – с хорошим разрешением. Фактически любой информационный посыл заведения – это отражение его имиджа, концептуального уровня, поэтому качество подачи информации должно соответствовать его ценовой категории. Всю полиграфическую продукцию можно разделить на два типа: информационную и «акционную». В заведении средней и выше среднего ценовой категории должна постоянно находится информационная полиграфия: визитки ресторана (имиджевая картинка + адрес), подробные буклеты (имидж+адрес+фото+легенда+описание кухни или отдельных блюд). Акционная полиграфия приурочена к определенным акциям, событиям и предназначена в основном для рассылки или предакционного распространения в самом ресторане (на столах или в папках-счет).

Полиграфия в фаст-фудах может быть не такого высокого качества, на более тонкой бумаге. Тиражи должны быть очень большими – не менее 7-10 тысяч экземпляров.

В ресторанах сувенирная продукция может быть самой разнообразной, основное требование к ней – оригинальность концептуальность. Роль сувенирной продукции могут выполнять: папки-счет, которые посетители могут уносить с собой, консервные банки с символикой ресторана, свечи с символикой, шоколадки с логотипом ресторана и т.д. – простор для творчества колоссальный. Удачная идея – спички с имиджевой рекламой заведения, но такая продукция работает только там, где курят.

Эффективность рекламы ресторанов на ТВ — вопрос спорный. Сложность в том, что ТВ, в отличие от ресторана, является элементом массовой культуры. Для ресторанов на ТВ удачным вариантом является спонсорство определенных мероприятий: спортивных матчей, концертных программ. Удачный опыт — призовые фонды (как в программе «любовь с первого взгляда») и участие в специализированных программах о ресторанах, рассчитанных на потребителей. На городских каналах это обходится недорого. Только фаст-фуды, имеющие сеть не менее 8-10 заведений, могут рассчитывать на определенную эффективность ТВ-рекламы.

Реклама ресторана на радио эффективна в двух случаях: при открытии нового заведения (кампания должна длиться не менее 3-х недель по 6-8 выходов ролика в день) и при продвижении определенных рекламных акций (приглашение на вечеринку, информация о бизнес-ланчах, завтраках, скидках на меню и т.д.). Для того, чтобы такая реклама действительно сработала, ролик должен быть игровой, с интересной идеей, отражающей концепцию и даже стилистику заведения. Чем больше «приколов» содержит радиоролик, тем больше вероятность его эффективности. К сожалению, реклама на радио, особенно в прайм-тайм, неуклонно теряет свою эффективность: рекламные блоки достаточно большие, радиостанций много, и «достучаться до потребителя очень тяжело.

Методы рекламы ресторанов

Весь поток информации, исходящей от ресторана (кафе, бара, фаст-фуда) можно условно разделить на несколько методов, использование которых зависит от целей рекламы, рекламных бюджетов и целевой аудитории.

Как и полиграфическая продукция, прямая реклама может быть имиджевой, то есть содержать концептуальный образ заведения, слоган и краткую контактную информацию, и акционной, когда прямая реклама посвящена определенной акции. Прямая реклама может быть эффективна при соблюдении определенных условий:

Рекламную информацию рекомендуется подавать в формах, привлекающих внимание читателя. Худшее, что может сделать ресторан для своего имиджа – дать обычную фотографию своего зала и адрес. Иногда рекламные блоки ресторанов отдают чрезмерной солидностью, рестораторы просто забывают о том, что посетители к ним приходят, грубо говоря, отдохнуть, покушать и выпить. Поэтому оригинальный и запоминающийся макет в прессу – непременное условие ее эффективности. Если такового макета у ресторана нет, то средства на прямую рекламу будут потрачены зря.

Прямую рекламу в СМИ необходимо давать дозировано и только в рейтинговых изданиях, нацеленных непосредственно на целевые аудитории.

Рекламная и PR-кампании должны поддерживать друг друга. Часть имиджевых статей нужно строить вокруг личности ресторатора или шеф-повара.

При составлении рекламного медиа-плана не нужно дробить материал на множество небольших блоков в десятках изданий, а отдавать предпочтение меньшему количеству выходов большего формата в крупных целевых изданиях.

В рекламе ресторана хорошую службу могут сослужить справочные службы.

Грамотно выстроенные связи с общественностью могут существенно сократить рекламный бюджет, а иногда даже вовсе избавиться от него. Последний вариант могут использовать только:

относительно «старые» рестораны со сложившейся аудиторией, которая всю необходимую информацию привыкла получать в самом ресторане или от своих знакомых, таких же целевых потребителей этого ресторана

те заведения, владельцы или управляющие которых имеют широкий круг общения в среде возможных потребителей. В этом случае ресторан (кафе, бар, клуб) превращается в своего рода тусовку, клуб по интересам. Яркий пример – популярность заведений Мити Борисова. Он лично приглашает гостей и поддерживает контакт с клиентами. Несмотря на кажущуюся простоту такой деятельности, это очень нелегкий труд, прежде всего со стороны управляющего и владельца

Закрытые заведения, ориентированные на очень узкий круг людей. Круг клиентов таких заведений – от 1 до 2-х тысяч человек.

Во всех этих случаях коммуникация происходит «из уст в уста». Конечно же, такой тип продвижения является самым выгодным для ресторана, но он подходит очень немногим. Эти немногие могут использовать другие методы PR. Прежде всего, это коммуникация со СМИ. Практически каждый человек в состоянии отличить редакционный материал в печатном издании от заказного. Для того чтобы заинтересовать редакцию в редакционном материале, необходимо придумать информационный повод для написания статьи. Это может быть анонс той или иной акции, приезд нового шеф-повара, знаковая вечеринка, открытие и т.д.

В ресторанном бизнесе это, в первую очередь, продвижение определенных рекламных и маркетинговых акций. Стандартный набор акций связан с календарными праздниками. Если ресторан этнический, то к ним добавляются религиозные и народные праздники. Еще один вид акций – ценовые. Снижение цен на то или иное блюдо – прекрасный ход для дешевых заведений и фаст-фудов. Для дорогих такое решение неоднозначно, может не лучшим образом повлиять на имидж. В этом случае предпочтительно снижение цен на группы меню (бизнес-ланчи, завтраки, блюдо дня). Для ресторанов средней и выше средней ценовой категории не должно фигурировать слово «скидка».

Программные акции. В таких мероприятиях важен «субъект». Если речь идет о концертной программе, то это не должна быть стандартная музыка или шоу, которое можно увидеть где-либо еще. Успешная программная акция связана либо с громким именем артиста, либо с концепцией самой программы.

Фантазийные или креативные акции могут быть связаны с любым поводом, даже выдуманным. Здесь важно соблюдать меру. Очень часто по части креативности случается явный «перебор», отталкивающий потребителя.

Примечание: наболевший вопрос для компании «Рестконсалт» — это так называемая ВА (волшебная акция) – то есть такая акция, благодаря которой ресторатор ожидает появление ажиотажа в своем заведении, мгновенного роста товарооборота и завоевания рынка. Авторитетно заявляем: волшебных акций НЕ БЫВАЕТ, хотя многие в нее верят. Еще никому не удавалось «вытянуть» неудачное заведение только благодаря проведенной акции, даже очень громкой. Успех любого заведения не зависит от рекламной кампании и PR, это всего лишь составляющие маркетинговых коммуникаций. Золотое правило рекламы – «нельзя рекламировать неготовый продукт» — относится и к ресторанам. Поэтому прежде чем приступать к использованию описанных выше рекомендаций, нужно убедиться в правильности концепции заведения и ее востребованности на рынке.

Как рекламировать ресторан в Instagram

В этом материале Ася Акджигитова из Lion Target дает советы по продвижению ресторанов премиум-класса и среднего ценового сегмента в Instаgram. Больше об SMM для ресторанного бизнеса вы узнаете на ее выступлении 20 октября на «Суровом Питерском SMM».

Ресторанный бизнес — идеальный кандидат для продвижения через соцсети. Люди позитивно реагируют на рекламу общепита, и такие рекламные кампании, если они грамотно выстроены, обычно получают высокий CTR и хорошую конверсию в брони столиков.

Из всех социальных сетей лучше всего показывает себя Instagram: здесь и великолепная кликабельность, и любовь аудитории к красивым и вкусным изображениям. По опыту работы со множеством ресторанных проектов скажу, что эта соцсеть оптимальна для ресторанов среднего и премиального ценового сегмента.

В этой статье я расскажу, как подготовить, запустить и оптимизировать рекламную кампанию ресторана в Instagram.

Перед настройкой рекламы

Вне зависимости от соцсети и ценового сегмента начинать работу с ресторанами следует с брифования по ключевым точкам. Например, вопросы, которые стоит задать управляющему или бренд менеджеру:

  • «Какие блюда заказывают у вас чаще всего?» Эти блюда уже популярны и нравятся публике, так давайте их рекламировать.
  • «Какие рекламные каналы у вас работают сейчас: Директ, Google Ads, SEO, партнерская сеть, флаеры?»
  • Конечно же, проясняем ожидание от рекламы в соцсетях. Если владелец хочет полную посадку через месяц от начала работы, то надо пояснить реальную картину и возможности от таргетинга.

Еще лучше работает метод живого присутствия, разумеется, если у специалиста есть физическая возможность посетить заведение.

Фокус внимания — на целевую аудиторию. Кто эти люди? Это молодые пары или деловые люди из ближайшего бизнес-центра? Это семьи с маленьким ребенком, которому нужен детский стульчик, или офисные работники, готовые вечером отрываться до упада и пить текилу из рук официанта?

Как правило, хорошо описать типичных клиентов могут люди, непосредственно общающиеся с целевой аудиторией: официанты, управляющий и бренд-менеджер.

Второе, на что стоит обратить внимание — сильная позиция и продукт заведения. Паста для детей по выходным бесплатно? Винный ужин? Дегустация вина и сыра по четвергам? Может, по пятницам привозят свежие устрицы и мидии? Итак, как минимум один прекрасный повод для рекламы у нас уже есть.

Что продаем

Прежде всего стоит понимать, что ресторан — это не просто здание, где подают еду, а набор измеримых ресторанных продуктов:

обеденное предложение и бизнес-ланчи;

мероприятия (например, дегустации вина и сыра или вечер устриц)

Если у таргетолога на руках нет этих данных, то он вынужден настраивать общий таргетинг. Это будут безликие объявления, которые рискуют стать не более чем очередной рекламой очередного заведения.

Но с этой информацией таргетолог сможет делать эффективную рекламу, результат которой можно будет проверить подсчитать. Например, мы рекламируем устричный безлимит по средам, и реклама идет только в таргете. Соответственно, все, кто записались и пришли на мероприятие, узнали о нас в рекламе.

Простая механика с обедами по фиксированной цене и кофе по промослову — таргетинг на ближайшие бизнес-центры и деловых людей по гео. Считаем, сколько людей назвали промослово, учитываем затраты и замеряем ROI по рекламной кампании.

Аналогично действуем с другими ресторанными продуктами: рекламируем особое предложение для определенной аудитории, а не все подряд и всем подряд.

Изображения

Что касается визуальной составляющей, то Instagram — это про красоту. Мы не хотим видеть блюда в стиле «гречка с сосиской». Мы хотим видеть что-то возбуждающее аппетит, вкусное, с красивой подачей. Поэтому в ресторанной тематике нужны профессиональные фото, которые в состоянии это передать. И чем выше средний чек, тем строже должно соблюдаться это правило.

Также справедлива следующая закономерность: чем выше средний чек, тем меньше порции. Это верно для премиум-сегмента. ЦА к этому готова, и это тот самый случай, когда не надо стесняться маленьких размеров. Пусть на фото будут большие тарелки и такая подача, чтобы было понятно: этим можно скорее полакомиться, чем утолить голод.

«Можно работать без таджиков — если ты не жадный»

Минаев: писатель и ресторатор, научивший молодых пить вино

Сергей Минаев, автор бестселлера «Духless. Повесть о ненастоящем человеке», ведущий политических ток-шоу в интернете, на радио и телевидении, основатель креативного агентства +MediaSapiens и ресторатор, открывший сеть заведений «Хлеб и Вино», в рамках прямой трансляции на ресурсе «Афиша-Рестораны» рассказал, почему Россию считают «не винной» страной, о буме и неизбежном крахе «крафтовых» заведений, о проблеме гастарбайтеров в ресторанном деле и о том, что ждет Москву после реконструкции.

О вине и молодежи

Пять лет назад вино пили солидные дядьки в пиджаках и их не менее солидные тетки. Пили дорого. Это и понятно: был нефтяной бум, были бабки, никто не задумывался, за что, собственно, они их платят. Молодежи не было на этом рынке — тупо дорого для молодых ребят и девчонок пить вино. И мы решили продавать его в своем заведении «Хлеб и Вино», снизив собственную наценку.

Очевидно, что дистрибьюторы торгуют недешево, но после них еще и рестораны делали 3-4 конца (увеличивали цену в 3-4 раза — прим. «Ленты.ру»), что непозволительно. Мы первыми в Москве установили наценку от 100 процентов. Продукт стал доступным, и наши бары превратились в совершенно молодежную историю. Мы подумали: компания MBG — большой дистрибьютор, давайте сделаем такие магазины, в них можно будет попробовать вино и закусить. И люди будут покупать бутылочку и заодно в заведении выпивать по бокалу. Но мы совершенно не были готовы к тому, что хлынет такой поток. Но он хлынул, и мы начали его обслуживать, выстраивать с ходу кухню, открыли второе заведение… Так мы первыми вышли в демократичную нишу, и вслед за нами туда двинулись какие-то другие игроки. Сейчас таких заведений десятки.

Считается, что Россия — не винная страна, молодежь пьет пиво или в лучшем случае вискарик. У нас винная страна. Как винные страны Норвегия, Финляндия, Дания и любая северная страна. Но страна, где за бутылку дешевого новозеландского совиньона надо платить шесть тысяч рублей — не винная страна. А когда полторы тысячи — наоборот. Первое, на что ориентируется потребитель, приходя в магазин, — это бабло. Он готов потратить сегодня двушку. И что ты ему ни рассказывай, сколько бы брендов он ни знал, — ничего не хочет слышать. Ему нужно бутылку за две тысячи, и за две с половиной никакой «оттенок листвы» ему не продашь.

О проблеме поколений и коррупции

У нас есть поколенческая проблема, когда люди постарше говорят молодежи: «Мы заработали пару миллионов, предприятие сделали, книжки писали, фильмы снимали, а я вообще селебрити». А самому этому человеку постарше разве нахрен нужно слушать кого-то? Зачем ему это надо? И вот здесь надо сразу закрывать лавочку, закрывать ресторан. Для меня коллаборация с молодежью естественна: чем больше общаешься с людьми, которые тебя лет на 10-15 моложе, тем больше от них получаешь. И тебе надо постоянно эту публику вокруг себя аккумулировать и делать ей какой-то промоушен. Потому что иначе зачем ты тут нужен? Есть масса примеров компаний и изданий, которые умерли только потому, что их издатели или владельцы думали о себе, что слишком хороши для общения с молодыми: «Пусть они меня еще поучат! Я 30 лет занимаюсь этим бизнесом».

Коррупция — один из краеугольных камней ресторанной индустрии. Начиная от банального воровства и заканчивая людьми, которые приходят в отрасль деньги отмывать. Каждую неделю открывается по 10-15 мест. Из них пять — бессмысленные, десять — более-менее. Открывают люди, у которых, например, отняли нефтяную вышку, а деньги остались. Мне даже страшно представить себе, сколько денег приносят нефтяные вышки, если ты никуда их не деваешь.

Полковник Захарченко, например, как раз боролся с коррупцией в топливно-энергетическом секторе. Бабки, которые у него нашли, — абонентская плата за топливный бизнес. Там миллиарды. Как эти десять ресторанов открываются? Приходит семья чиновников, бывших нефтяников и говорит: мы с женой очень любим Париж и хотели бы открыть ресторан. Сразу находятся люди, которые говорят: «Конечно, мы сейчас сделаем все, как вы любите в Париже». Бизнес шикарный просто. Заряжают заказчику ценник в два раза, он платит. Люди, которые открывают ресторан, уже на его стройке зарабатывают, меняют себе автомобиль и говорят: «Мы открылись, а дальше лотерея, пойдет не пойдет». И ситуация не меняется, пока деньги есть у чиновников и бывших нефтяников.

Будем откровенны. У губернатора Гайзера три джета. Это 150 миллионов долларов. Неужели у этого человека не было нескольких ресторанов в своем городе? Наверняка были. Так много денег своровано у шахтеров, у лесников — конечно, куда-то их вкладывают. У нас нет такого, поэтому у нас и ресторанов не 25, а пять. В этой истории кто-то обязательно должен проиграть — какие-то люди, какие-то шахтеры. Украденные у них деньги инвестируются к нам.

О капитализме и крафтовых таджиках

Ресторанный бизнес — концентрированное выражение капитализма. С точки зрения маркетинга все звучит красиво: должно быть уникальное торговое предложение и так далее. А на самом деле при капитализме главное — что? Главное — наличие обездоленных людей, которые готовы работать за копейки. Раньше использовали детский труд, труд людей, которые приехали из деревни, потом таджиков и киргизов. Это наш случай.

Но если крафтовые таджики бегут с Даниловского рынка во время проверки, то из «Хлеба и Вина» или Духless Bar никто не побежит. Вопросов к ресторатору Минаеву больше, чем к условному ресторатору Иванову. Я публичная личность, и если у меня поймают незарегистрированных таджиков, тут будет вся пресса. И через 15 минут мои друзья позвонят и скажут: «Старичок, ты же понимаешь, ничего личного». Можно работать и без таджиков — вопрос только в том, насколько ты жадный. Таджики не решают проблемы кадрового голода. Кто-то ставит Эльбухана Гальдухана из Душанбе, который не умеет готовить, но стоит 15 рублей. Люди так экономят. Это не вопрос таджиков. Таджики разные, есть потрясающие, но крафтовые — это совершенно другая история. Слова «крафтовый», «гастробистро» стали тем же, чем в нулевые было слово «гламур». Ими затыкают любую дыру, и это смешно. Мы не называем себя крафтовым заведением.

Я когда-то написал пост о том, что крафт — очень понятная история. Чтобы вылезти на рынок, ты говоришь: «Я крафтовый, я маленький, у меня ручной сбор, я не большая корпорация и не имею с ними ничего общего, поэтому чай мой будет стоить не 530 рублей, а 780». Или другой заход — корпорация говорит: «Вам пиво light нельзя продавать, надо крафтовое. Возьмем рыночную долю, и оно будет стоить 750 рублей». В одном случае это обман. В другом случае — тоже обман. Бородатые чуваки в татуировках уже достали. Они варят пиво, выращивают оленей и чуть ли не броненосцев. Крафтовых хипстеров много не только в Москве — их много в мире. Это не хорошо и не плохо: это само себя сожрало. Скажем, футболист Месси один, не бывает десяти Месси. Так и тут: сколько бороду ни отращивай и татух себе ни бей, ты либо умеешь работать, либо не умеешь. Но войти в обойму — всегда лотерейный билет.

О Новикове и фудблогерах

Я хороший пиарщик — возможно, один из лучших в этой стране. У меня большая база за спиной: телевизор, книги, в Facebook огромное количество подписчиков, в Twitter. Я очень много времени трачу на рекламу своих заведений. А есть люди, которые вообще не в теме. Не понимаю, как они движутся в этом потоке. К ним приходят мальчики и девочки и говорят: «Мы пиарщики, мы фудблогеры, мы сейчас про вас напишем». Фудблогеры же у нас никого не хотят обижать, пишут про всех хорошо: вот этот ресторан хороший, а тот прекрасный, а вон тот — просто потрясающий. Пишут они эту херню, которая, конечно, никакого отношения к реальности не имеет, и их кормят — они берут едой, а люди от этого страдают потом.

Опыт имеет куда большее значение, чем что-либо другое. Два-три года назад модные рестораторы говорили: «Ну сколько можно ходить в новиковские заведения, это все уже надоело. Аркаша и его кафе — все это олдскул. У нас крафтовые бургеры в крафтовой бумажке». Пришел Аркадий Анатольевич Новиков и сказал: «А, вы крафтовые, ребята? Окей». Открыл «Фарш» с выходом по 15 тысяч бургеров в день и говорит: «Ну что, поговорим про хипстеров, про крафт?». Он их всех просто переехал. «Давайте спорить, — сказал он раздавленным трупам хипстеров, — давайте не соглашаться друг с другом». Новиков — звезда.

О российских винах и санкциях

Доля российских вин в «Хлебе и Вине» невелика. Мы торгуем ассортиментом MBG и никого со стороны сюда не пускаем — это было бы глупо. У MBG есть поставщик «Дивноморское» — он поставляет крымские вина, которые продаются в наших заведениях. В будущем думаем сделать специальный лист, потому что клиентский запрос есть. И мне кажется, что это правильно. В Германии вам всегда сначала предложат немецкие вина, в Италии — итальянские, в Испании — испанские, во Франции — французские. Нам тоже нужно так делать — это вопрос и патриотизма, и просто целесообразности. Сережа Яковлев, пиар-директор MBG, придумал историю Big Wine Day. За день через заведения прошло три тысячи человек, выпили огромное количество вина. Те, кто приходил, говорили: «Почему так мало отечественного, давайте еще что-нибудь!» Так что в следующий раз мы расширим линейку. Но не надо обольщаться. Отечественное вино не совсем отечественное. А по большому счету — вообще не отечественное. Будем честны.
Если говорить о санкциях: я бы не запрещал ввоз сыра, я бы запретил ввоз бутилированной воды. Это бред — в страну, где есть Байкал, завозить Perrier и San Pellegrino. Можно производить воду здесь, на этом и денег бы еще заработали.

О клиентуре и хамстве

К нам приходят люди от 19 лет, «средняя температура по больнице» — около 25, максимум — 35. Из разных сфер деятельности, но, как правило, «пролетарии умственного труда»: не люблю выражение «креативный класс». Это рекламный, банковский бизнес и так далее. Часть из них шикарно сидела фрилансерами, а когда гикнулся доллар, у них закончились деньги. Они стали ходить к нам не три, а один раз в неделю. Это опустило нам чек, потому что они были самой пассионарной аудиторией, разнесшей весть о нас по интернету. Кризис никого богаче не сделал, и в первую очередь страдают заведения нашего ценового порядка.

В последние годы люди стали больше путешествовать, а повара в России — предлагать более разнообразное меню. Опытные гости лишают рестораторов возможности обманывать. Времена, когда можно было продать все что угодно в красивой обертке, закончились. Люди понимают, что почем, и считают деньги. Не будут платить 1200 рублей за блюдо, которое должно стоить 550. Даже тот, у кого есть деньги, не хочет переплачивать. Это движение в сторону условно честных цен, без оглоедской маржи. Возможность хамить клиенту практически испарилась. Люди стали избирательней, это заставляет рестораторов конкурировать.

О главном блюде года

Главным блюдом будущего года станут любые региональные продукты. Но они очень разного качества. В верхнем сегменте это краб: его научились правильно доставлять в Москву, например готовить и продавать не по конским ценам. В тренде кавказская кухня и паназия. Это будет год правильной паназии.

О реконструкции Москвы

Реконструкция многое поменяет. Автомобилистов будут выдавливать из центра — во всех европейских столицах автомобилистов «ждет смерть». Центр Москвы станет пешеходным, улицы приспособят для «гульбария», и все рестораны в пределах пешеходного радиуса будут больше зарабатывать. Если, конечно доллар не станет стоить 382 рубля. Мы терпим неудобства с Тверской, с Маросейкой — ну так не в этом бы году все это сделали, так в следующем. Город все равно будет развиваться, хотим мы того или нет. Моя основная претензия в том, что с городом надо говорить, с людьми надо общаться. И делать это лично.

Надеюсь, что ресторанная жизнь станет лучше. На Дмитровке людям теперь гораздо комфортнее, до этого три года назад перекопали Патрики. Кстати, жители Патриков — это отдельная система. Как у Оруэлла: «Некоторые животные более равны, чем другие». Жители Патриков хотели жить в Европе, но только для себя. Как только они обратились в мэрию, пошла проверка по всем ресторанам на Патриарших: прокуратура, налоговая, СЭС. Знаете, за что нас оштрафовали? За то, что у нас у туалета не висит табличка «не курить». Спасибо «людям с хорошими лицами».

Что такое современный ресторанный пиар, и почему без него не едят

Замусоренный пол как высший рейтинг, черные лебеди под окнами и магия — о секретах успешного пиара «Коммерсантъ Стиль» узнал из первых рук. С Катериной Афонченковой, основателем маркетингового агентства FoodisPR, в чьем портфолио работа с правительством Москвы, ресторанами Il Lago dei Cigni, Buddha-Bar St.Petersburg, The Fung, La Scarpetta, Don Giulio, Peshi, «Бабель», «Московское небо» и «Оттепель» на ВДНХ и многими другими, беседует ресторанный критик Дмитрий Алексеев.

— Ресторанные пиарщики сплошь аферисты и бездельники — такое мнение часто можно услышать в профессиональной среде. Это правда?

— Ругать всех и вся вообще сейчас модно — заведомо рейтинговая тема. Есть и проходимцы, конечно, как в любой профессии. Могу назвать и обратные примеры — коллег, таланту которых обязаны успехом многие московские концепции. На самом деле в ресторанном пиаре все просто: есть показатель PR Value — грубо говоря, совокупная стоимость вышедших материалов о ресторане за единицу времени. У меня эта цифра в среднем превышает 1 млн руб. в месяц за один ресторан. Вопрос к скептикам из числа рестораторов, принципиально не работающим с пиарщиками: у вас этот показатель выше?

— Как в анекдоте: «Вы специалист, плачу вам деньги, как правильно? — Я не согласен». Обычная история. Нет ничего печальнее, чем ресторатор, имеющий абсолютно по каждому вопросу свое авторитетное мнение. Эти люди, достойные восхищения, никому не доверяя, отвечают сразу за все: за кухню, сервис, HR, бухгалтерию, эксплуатацию морозильного оборудования и, разумеется, за продвижение. На практике все это они в итоге сбрасывают на безропотную помощницу, которая будет отрабатывать их видение вопроса. Через полгода-год ресторан, название которого плохо помнят даже друзья владельца, начинает медленно загибаться. Тогда берут случайного пиарщика, который в итоге и окажется крайним. Ведь результат, скорее всего, будет нулевой: ресторан уже не выстрелил — косая, неинтересная концепция, множество стратегических ошибок. Но управляющий вместе с владельцем вовсе перестают верить в пиар и маркетинг.

Катерина Афонченкова

— Когда руководство ресторана с пиар-службой, подобно влюбленным у Экзюпери, смотрят не друг на друга, а в одном направлении. У пиара накопительный эффект. Это, если хотите, долгосрочная инвестиция в имидж. Конечно, бывают счастливые исключения в виде полной посадки после удачной публикации, но в целом правило простое: сегодня вы работаете над тем, что будут говорить о вас завтра. Правильный сценарий — когда пиарщик заходит в проект не после, а до открытия ресторана. Далеко не все понимают: не тупая рассылка пресс-релизов и печать флайеров, а сделать бомбу из ресторана — вот наша работа. Без хорошо продуманной концепции у заведения при нынешней конкуренции немного шансов на успех.

— Можно конкретный пример?

— «Московское небо» на ВДНХ — одна из наиболее успешных работ в портфолио FoodisPR. Ресторан создавался в отреставрированном павильоне «Главкондитер» 1954 года (который, к слову, до того был в плачевном состоянии) и сохранил все артефакты: от гранитной звезды в холле до скульптуры «Девушка с виноградом» в ротонде на втором этаже. Отдельный особняк, памятник архитектуры, прекрасный, продуманный интерьер, однако есть одно «но» — очень далеко от главного входа и главной аллеи. Добавьте сюда платный въезд на территорию выставки, запрет на проезд в выходные и праздничные дни, а также «метеозависимость» (в плохую погоду на ВДНХ никого нет). Нужно было придумать концепцию, которая бы выстрелила. Владельцы склонялись к ресторану русской кухни, мы предложили «новую советскую». Сам термин придумали по аналогии с новой русской — вкусы, знакомые с детства, но в современной подаче и из лучших современных продуктов. Шеф (тогда Татьяна Блоцкая) вместе с нами переработала гастрономические хиты бывших советских республик. Каждое блюдо ностальгично, интересно, с юмором, без лубка. Концепция сработала на 100%. Про ресторан написали, сняли сюжеты абсолютно все ведущие СМИ, в том числе иностранные. На наши чебуреки из мраморной говядины, селедку под шубой в виде ролла приезжали не только из других городов — из других стран.

— Как отличить хороший ресторан от плохого?

— Самый оригинальный способ я видела в пинчос-барах в Сан-Себастьяне — городе в Стране Басков на севере Испании. Там есть такие бары с маленькими, но на удивление изобретательными закусками (можете оскорбить их, назвав «тапас»), которые очень популярны среди местных жителей и туристов. Так вот самые лучшие из баров — те, где пол буквально покрыт бумажными салфетками. Посетители бросают использованные салфетки на пол, а персонал, вместо того чтобы убрать, только смахивает со столов новые. Оказывается, это верный знак для других: чем больше мусора, тем больше было посетителей. А в плохое место баск точно не пойдет — вот вам яркий пример народного голосования. В принципе похожую схему можно подвести почти под любое заведение хоть в Москве, хоть в Париже — в хорошее место люди вернутся не раз и друзьям посоветуют.

— К негативным отзывам, ресторанной критике плохо относитесь?

— Наоборот. Публикуете негативный отзыв после посещения ресторана? Правильно делаете! Человек, оставивший плохой отзыв о заведении,— это отлично, ведь он не просто оставил свое мнение, с ним можно связаться. Очень часто эти замечания действительно помогают что-то улучшить. В моей практике нередки случаи, когда такие критики на самом деле оказывались неравнодушными людьми и, получив обратную связь и подтверждение того, что их мнение действительно важно, превращались в самых преданных гостей.

— Ресторан, о котором «из каждого утюга», но есть там нельзя, а сервис чудовищный (печальная московская практика) — это вообще нормально?

— Маркетинг сегодня 90% успеха ресторана. А мы, получается, маги и волшебники. (Смеется.) Серьезно: можно раскрутить даже не плохое, а несуществующее заведение. Несколько лет назад на ведущем интернациональном сайте о путешествиях, который публикует в том числе отзывы о ресторанах, разразился скандал: один шутник разместил вымышленный ресторан и принялся поднимать его — писал отзывы, ставил высокие оценки. В итоге сам сайт стал рекомендовать несуществующее заведение к посещению.

— То есть у хорошего пиара при плохой кухне и отвратительном сервисе есть шансы?

— В краткосрочной перспективе — да. Однако стоит одному звену всей сложной цепочки дать сбой, как вся работа медленно, но верно идет насмарку. Да, человек пришел в раскрученный ресторан, но что он увидел? Хостес (подруга совладельца) красит ногти на стойке, официанты (меняются еженедельно, потому что оклад минимальный, а нагрузка ему обратно пропорциональна) не знают меню, наступают на ноги гостям, половина блюд в стопе — все это очень быстро ведет к смене вывески.

— С этим понятно. А что конкретно нужно уметь, чтобы стать вами?

— Наша работа очень специфическая. Нет четкого графика, но всегда надо быть на связи. Уметь грамотно писать пресс-релизы, дружить с журналистами, придумывать инфоповоды, следить за трендами, быть на волне, разбираться в SMM и многое другое. В этом смысле мне очень помогает мое журналистское прошлое: лучше понимаешь жизнь по обе стороны баррикад. Хороший пиарщик сдаст зал под съемки рекламы или телесериала, проведет вечеринку для модного журнала, договорится об участии в городском фестивале и поможет найти шефа. В условиях современного рынка мы все это должны уметь. Только не путайте пиарщика с промоутером. Первый создает имидж в том числе на перспективу, второй имеет дело непосредственно с ресторанной тусовкой в реальном времени: мероприятия, вечеринки, работа с базой гостей — это уже его задачи.

— Понимаю, вопрос не политкорректный, но все-таки: ваш любимый ресторан из тех, с которыми вы работали?

— Итальянский, зависит от моего местонахождения. В Питере — Il Lago dei Cigni. Особняк эпохи модерна в парке на Крестовском острове с видом на Лебяжье озеро с черными лебедями — беспрецедентная, удивительная, роскошная сказка. С великолепной кухней, конечно, лучший ресторан города по версии Where to eat. В Москве — La Scarpetta. Тоже итальянская, но совершенно иная, аутентичная история: скромный интерьер, невероятная атмосфера (шеф, владелец, метрдотель, бармен и половина линейного персонала и гостей — итальянцы), великолепная деревенская кухня, основанная на продуктах, произведенных в России по традиционным итальянским технологиям. Лучший итальянский ресторан города прошлого года по версии GQ, кстати.

— У ваших клиентов целый список премий — как это вообще удается?

— Успех заведения всегда результат командной работы: владельца, повара, управляющего, PR-службы, официантов — всех. Одно из последних достижений нашего агентства — премия Time Out для ресторана Peshi. Заведение открылось в январе, а уже в апреле получило премию как лучший новый ресторан года. И хотя наш контракт на данный момент завершен, надеюсь, Peshi еще ждут награды и достижения. Когда даешь такой старт кораблю, хочется наблюдать за его большим плаваньем.

— Расскажите о новых проектах.

— Черемушкинский рынок — вообще необычная для Москвы история. Не просто модный рынок, где можно купить массу отечественных деликатесов, с оригинальным фуд-кортом из 25 аутентичных концепций со всего мира — это одна из ведущих городских площадок (матрицу сделало британское агентство по образу лондонского Chelsea Farmer`s Market). Здесь будут проводиться модные показы, гастрономические фестивали и даже презентации новых марок автомобилей. Из других «достопримечательностей» — «Брянский бык», новый ресторан русской региональной кухни с мясным уклоном и нешокирующими ценами; новый бренд «МАД ин Russia» — первая в России линейка мясных деликатесов, приготовленных по традиционным итальянским технологиям. Все эти разговоры про «настоящая-ненастоящая» на самом деле для людей, далеких от сути вопроса. Итальянцы живут по всему миру, и мортаделла или салями, приготовленные диаспорой в Аргентине, не лучше и не хуже, чем в США или Италии. Идеолог (Джулио Дзомпи, владелец ресторана La Scarpetta, а также салюмерии и пастичерии Don Giulio), технолог тут, конечно, итальянцы. Но и вся команды отличная — мы все по-хорошему сумасшедшие. Будет лучше, чем в Италии, я вам обещаю.

Дима Борисов, ресторатор: «Я не верю в Facebook, как эффективный канал коммуникации»

««Куба либре» (исп. Cuba Libre, «свободная Куба») — коктейль, содержащий ром, колу и лайм, один из самых популярных коктейлей в мире. Сейчас особенно актуален в Москве. Впервые приготовлен в Гаване в 1900 году. Американские солдаты смешали кубинский ром и колу и при этом произносили тост за свободную Кубу («Viva la Cuba libre» = «Да здравствует свободная Куба»). «

«Кухня — одна из важнейших зон уютного дома. Конечно, если вы используете её только для того, чтобы хранить еду в холодильнике и разогревать её в микроволновке, то не стоит и заморачиваться. Но если вы хотя бы немного готовите (даже если ваше мастерство ограничено варёными яйцами), вам стоит позаботиться об обустройстве своей кухни, чтобы она стала вашим другом, а не врагом. Необходимые инструменты Для того чтобы приготовление пищи доставляло удовольствие, нужно запастись не. «

«25 декабря «Ресторанные заметки» были приглашены на приготовление новогоднего пряника, под руководством шеф-повара Ивана Трушкина. История появления пряников пришла из далеких веков, как только человек начал печь хлеб, на его столе появилась и сладкая выпечка. На Руси это был медовый пряник, а Родиной имбирного стала Англия. Что же такое имбирный пряник? Это изысканный пряный вкус, который особенно в холодную погоду согревает и поднимает настроение, мастерицы Европы из пряников делают кули. «

«В Киеве выбрали лучшего бармена-миксолога Украины, который впервые представит нашу страну на чемпионате мира во Франции В конце сентября в Киеве состоялся нашумевший чемпионат барменов по миксологии «ULTIMATE MONIN Cup Ukraine 2014». В Украине это известное cоревнование прошло впервые и можно с уверенностью сказать, что старт прошел успешно и на должном уровне. Бармены-миксологи удивляли своим мастерством жюри и публику в ночном клубе «Gogol BARdello». Первоеrn место и главный приз – поездк. «

«Ресторанный бизнес в нашей стране развит, как и в любом другом современном светском государстве. Европейская школа приготовления еды, обслуживания посетителей давно стала нормой для украинских заведений, во многих городах действительно есть люксовые или высококлассные рестораны на несколько звезд, в которых заказывать еду — одно удовольствие, не говоря уже об вкусной и изысканной кухне. Но, все же работать украинским рестораторам есть над чем, хотя это, вероятно, не очевидно непритязательным. «

Аппетитный маркетинг — с теми, кто делает мир вкуснее.
Печем новости, жарим факты, приправляем истории.

Делаем мир вкуснее!

Агентство «Аппетитный маркетинг» специализируется на продвижении ресторанов и стартапов. Мы не умеем рекламировать мебель, мы не знаем, как продавать пентхаусы, но если ваша мечта – успешный ресторан, уютное кафе или драйвовый бар, давайте работать вместе.

Мыслить креативно – только первый шаг в работе хорошего маркетингового агентства. Каждый в нашей команде знает работу ресторана изнутри – мы напрямую общаемся с управляющими и шеф-поварами, участвуем в разработке меню, анализируем эффективность служб бронирования, знаем наиболее и наименее пиковые часы посадки ресторана. Поэтому прежде, чем что-то советовать, мы проводим анализ рынка, мониторинг конкурентов и оцениваем перспективы. Благодаря индивидуальному подходу каждая концепция, в создании которой мы принимали участие, сохраняет свою уникальность.

Публикаций в СМИ

Постов в социальных сетях

Участие в престижных и профильных премиях:

  • GQ Человек Года
  • Ресторанная премия Menu.ru
  • Премия «Меню и Счет» журнала TimeOut
  • Фестиваль ресторанных концепций «Пальмовая ветвь»
  • Ресторанный рейтинг GQ
  • Всероссийская барная премия Bar Proof Awards
  • Ресторанный гид SPOON
  • Национальная ресторанная премия Wheretoeat
  • Международная премия LA LISTE

Участие в профильных выставках и фестивалях:

  • Московский Гастрономический Фестиваль
  • Международная выставка «ПИР»
  • Фестиваль ресторанов Taste Of Moscow
  • Большой летний фестиваль «О, да! Еда!»
  • Ежегодный фестиваль «Пикник „Афиши“»
  • Gault & Millau

Сотрудничество с ведущими СМИ:

  • GQ
  • Афиша
  • РБК
  • Tatler
  • Time Out
  • Forbes Russia
  • Business FM
  • Первый канал (Россия)

Как мы работаем

Краткая схема нашей стратегии

От разработки позиционирования, выстраивания стратегических партнерских взаимоотношений с ведущими СМИ и коммуникации с потенциальными партнерами до помощи в работе и в подписании договоров со службами бронирования и консъерж-сервисами.

Как я работал в рекламном агентстве

Я не верю тем, кто говорит, что сложно найти работу.
Когда в газете, где я работал, возникли финансовые трудности, мне пришлось искать новую работу. Я обзвонил несколько организацией, и уже через 20 минут меня пригласили на собеседование в одно рекламное агентство.
«Агентство» — сложное слово. В этом я убедился, когда на вывеске над дверью этой фирмы увидел это слово в таком написании: «агенство». Стоял март, настроение было весенним и немного авантюрным, и меня эта мелочь только позабавила, несмотря на моё трепетное отношение к языку и грамотности.

Меня спросили, знаю ли я Corel. Я его не знал и не собирался, но ответил, что да, конечно, знаю. Ближайшие два дня я провёл за чтением трёхсотстраничной книги про Corel, и в понедельник вышел на работу во всеоружии, с удивлением убедившись, что запомнил всё, а значит, работать могу. Более того, начальница получила от меня импровизированный урок работы с кривыми Безье и уверилась в моём профессионализме (мне было 23 года, и по внешнему виду было сложно сказать, что я хоть что-то умею; зато взгляд у меня был умный и добрый, это всех подкупало).

Очень скоро я узнал всю кухню моей новой работы. Я рисовал макеты в Кореле (компьютер был слабенький, с интернетом по карточке через модем, но без дисковода — деньги на дисковод потратили на корпоратив); файлы относили в мастерскую с плоттером, а потом нам приносили так называемую «порезку» (огромные листы плёнки Oracal, на которой были вырезаны нужные фигуры), и дядьки-мастера наклеивали на щиты кусочки цветной плёнки в нужном порядке.
Кроме меня, работали менеджеры и милая секретарша — только с ней мы нашли общий язык; бедняжка работала на компьютере, где был дисковод ещё для пятидюймовых дискет, и небольшие файлы в ворде и экселе он открывал минуты по четыре.
Менеджеры были моим бедствием. Один из них, едва начальница за порог, стремглав бежал ко мне с карточкой для интернета и возбуждённо приговаривал: «Тётки, тётки» — это значит, что мы должны были зайти с моего компьютера на сайт тётки.ру, и там он смотрел порнушку. Компьютер был только у меня и у секретарши, у остальных были тетрадки с записями о клиентах. Другой менеджер писал в чужих тетрадках гадости и хихикал. Дети. Третий был похож на крокодила, и я не шучу. Однажды он весь в мыле прибежал ко мне и говорит:
— Это… надо нарисовать оригинал-макет.
— А что за фирма? — спрашиваю я.
— Не помню, я тебе потом скажу.
— Ну, а телефоны у неё есть, логотип, чем занимаются?
— Я не помню, я же говорю, потом всё.
— Ну о чём фирма, что на макете должно быть?
— Не знаю, ты дизайнер, ты и придумывай.
Вы догадываетесь, что я ему ответил.

В другой раз я рисовал в кореле шашлыки. Их в процессе создания обсуждала вся фирма, стоя за моей спиной. С тех пор я работал только лицом к коллективу, чтобы монитор не видел никто.
В подвальчике с агентством стоял магнитофон. На нём играл Мистер Кредо, унылая музыка с беспросветными словами, но это был любимый исполнитель начальницы. Я совершил диверсию: спрятал кассету и принёс записи Джорджа Харрисона; спустя пару дней коллеги признали, что Битлз лучше, чем Мистер Кредо.

Эти мелочи мало портили настроение. У начальницы была подруга, которая всех ненавидела, и она была бедствием. Но и она меня не сильно напрягала. Но когда с меня взяли штраф за чужую провинность, вычтя деньги из зарплаты, я уволился, не потрудившись отработать две недели.

Лучшие моменты были, когда я приезжал в город рано утром и шёл по почти пустым улицам до подвальчика с рекламным агентством. Однажды я встретил на пути симпатичную девушку, мы разговорились, она спросила у меня направление, а час спустя пришла в мою фирму — оказывается, она её и искала, узнала, как тут работают, ужаснулась и сбежала.

Так вот, работу найти несложно. Вопрос в том, будет ли вам эта работа нравиться.

И в заключение немножко моих убеждений.
Сначала я искал работу по принципу «буду делать то, что умею». Спустя 4-5 года — по принципу «буду делать то, что интересно». Тогда я уже получил возможность выбирать, потому что поставил себе простое правило: каждый день я должен изучать что-то новое. Без выходных и праздников, каждый день, и неважно, имеет ли это отношение к моей нынешней занятости или нет. Теперь я ищу и нахожу работу, отвечая себе на вопрос «не делаю ли я фигни»? Работа, которую я делаю, должна быть полезной не только для меня, но и для множества других людей — и не приносить никому даже косвенного вреда, иначе я не буду ей заниматься.

В следующий раз, если интересно, я расскажу о своём опыте работы с финансовой пирамидой.

Ссылка на основную публикацию