Сети эпохи кризиса

Заработай в кризис

Выживание в кризис: опыт мировых ритейлеров

Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов на Давосском форуме в январе этого года заявил, что Россия входит в более сложный и затяжной экономический кризис, чем в 2008–2009 годах.

Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов на Давосском форуме в январе этого года заявил, что Россия входит в более сложный и затяжной экономический кризис, чем в 2008–2009 годах. Он высказал мнение, что нынешняя тяжелая ситуация будет ухудшаться. Россияне уже столкнулись с обесцениванием рубля по отношению к доллару и евро, повышением процентных ставок по кредитам. Декабрьская инфляция в России, по данным Росстата, составила 2,6% против 0,5% в декабре 2013 года.

Все это подталкивает потребителей к экономии и отказу от многих покупок, что может негативно сказаться на игроках рынка розничной торговли. В период кризиса 2008–2009 годов глобальные ритейлеры вырабатывали специальные меры для борьбы с аналогичными проблемами.

Что было в 2008-м

Спад в мировой экономике, начавшийся с кризиса в финансовом секторе США, в дальнейшем затронул все сферы. Рынок ритейла пострадал, возможно, не так сильно, как автопром, спрос на продукцию которого также во многом зависит от потребительского кредитования. Однако в 2008 году, по данным Международного совета торговых центров (International Council of Shopping Centers, ICSC), только в США было закрыто 148 тысяч магазинов, сокращено 500 тысяч рабочих мест.

Согласно отчету «Глобальные силы ритейла», подготовленному Deloitte по итогам 2008–2009 финансовых годов, торговые сети в это время столкнулись с очень сложными экономическими условиями, когда покупатели стали более бережливыми и сократили свои расходы. Потребители поняли, что они больше не могут жить не по средствам, и если продавцы продуктов питания и товаров первой необходимости пострадали от этого не так значительно, то сетям, торговавшим другими вещами, был нанесен сильнейший удар. В этот период, по данным ICSC, объявили себя банкротами порядка дюжины крупных американских ритейлеров, таких как, например, сеть электроники Circuit City Stores и оффлайновый продавец аксессуаров для дома Linens’n Things.

Выручка и прибыль всех крупнейших мировых ритейлеров, входящих в топ-250 рейтинга Deloitte, в кризис оказалась под влиянием сокращения потребительской уверенности. Из этого списка 61 компания столкнулась со снижением розничных продаж в 2008–2009 финансовом году против 44 в предыдущем. В связи с тем, что количество покупок в кредит сократилось, ритейлеры, продающие одежду и аксессуары, электронику и товары для дома, испытывали значительные трудности.

Однако рост продаж 250 крупнейших сетей в денежном выражении оказался не таким медленным, как этого можно было ожидать в условиях столь сильного экономического спада. Этот показатель с учетом курсовых разниц в среднем достиг 6,3% в отчетном периоде против 7,6% годом ранее. Общая выручка ритейлеров из топ-250 превысила 3,8 трлн долларов, увеличившись на 5,5%. Для сравнения: по данным американского специализированного онлайн-ресурса Edmunds.com, в 2008 году все автопроизводители, входящие в «Большую шестерку» (General Motors, Ford, Toyota, Nissan и Honda), заявили о падении продаж по сравнению с предыдущим годом. В целом продажи автомобилей только в США в отчетном периоде упали на 18% в натуральном выражении.

С замедлением роста выручки совокупная маржа по чистой прибыли ритейлеров сократилась с 3,7% до 2,4%, в результате прервалась тенденция улучшения прибыльности, наблюдавшаяся в последние годы. 30 торговых сетей из 184, раскрывающих свою чистую прибыль, получили в 2008 году убыток, что в два раза превысило их число в 2007 году.

Многие ритейлеры наращивали выручку за счет серьезных распродаж. Стали набирать популярность дискаунтеры, так как покупателей прежде всего интересовала цена. Однако простого снижения стоимости отдельных товаров оказалось недостаточно, говорится в исследовании консалтинговой компании Protiviti. Ритейлерам пришлось применить всю свою фантазию для привлечения потребителей в магазины: стали использоваться скидочные купоны, рассылаться открытки постоянным клиентам, делаться бесплатные подарки к дорогостоящим покупкам. Некоторые торговые сети стали принимать скидочные карты своих бывших конкурентов, которые успели обанкротиться.

Снижение доходов населения в период мирового экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, привело к тому, что покупатели стали в первую очередь обращать внимание на цену товара

Истории успеха

Свой бизнес – хорошо. С франшизой – еще лучше (Дмитрий Демьянченко).

Если посмотреть отдельно на лидеров рейтинга, то розничный гигант Wal-Mart сумел нарастить свою выручку по итогам и 2008, и 2009 годов за счет проведения политики агрессивного снижения цен. При этом в IV квартале 2009 года компании удалось даже достичь исторического максимума по размеру продаж.

Французский Carrefour сделал ставку на повышение привлекательности бренда, сокращение затрат и снижение цен. В 2009 году ритейлер сократил число открытий новых магазинов на 16% по сравнению с 2008 годом, однако нарастил количество дискаунтеров на четверть.

Немецкий ритейлер Metro в начале 2009 года утвердил стратегию урезания инвестиционной программы почти на 30% по сравнению с предыдущим годом. Кроме того, было принято решение сократить 5% персонала компании по всему миру к 2012 году.

Восстановление глобальной индустрии ритейла, по оценке Deloitte, началось в 2010-2011 финансовом году. В это время стал восстанавливаться потребительский спрос, и 205 розничных сетей из списка топ-250 отметили рост собственных продаж против 159 годом ранее. Кроме того, 94% компаний, которые раскрывают этот показатель, получили прибыль, по итогам 2010–2011 финансового года. Ритейлеры смогли нарастить складские запасы, а также увеличить объем инвестиций в оборудование и недвижимость на фоне улучшения экономической ситуации.

Работа в новых условиях

Ситуация, в которой оказались российские покупатели в декабре 2014 года, во многом напоминает кризисный период 2008–2009 годов. Согласно исследованию Nielsen «Российский покупатель в новых экономических условиях», каждый третий респондент заявил, что доходы его семьи в декабре 2014 года по сравнению с августом этого же года снизились, — аналогичный показатель был зафиксирован в ноябре 2008 года. Треть респондентов признались, что вынуждены покупать меньше товаров повседневного спроса, чем кварталом ранее, три четверти стали более экономными.

В таких условиях, а также с учетом общей макроэкономической неопределенности, перед российским ритейлом в новом году стоит сложная задача остаться на плаву и по возможности нарастить обороты и долю на рынке. Можно ожидать корректировку стратегий торговых сетей.

Аналитики Protiviti советуют ритейлерам сфокусироваться на оборотном капитале: точное прогнозирование денежных потоков необходимо в трудной ситуации. Особенно важное значение в период кризиса приобретает и повышение клиентского сервиса, так как покупатели будут особенно тщательно выбирать магазины, куда пойти, а длинные очереди, маленький выбор и неопрятные продавцы могут их оттолкнуть. Кроме того, появляются возможности пересмотреть контракты аренды площадей на более выгодные, взять на работу высококвалифицированных специалистов, которые попали под сокращение у конкурентов.

Таким образом, только те компании, которые окажутся более инновационными и адаптивными к требованиям времени, смогут занять более выигрышную позицию на рынке и не растерять клиентов.

ИсторииВеликие компании, которые появились на свет в кризис

Экономические трудности не всегда убивают бизнес. The Village вспомнил известные компании, которые появились и достигли успеха, несмотря на кризисные годы

The Village заканчивает неделю предпринимательства. Мы уже составили рейтинг успешных молодых предпринимателей России, объяснили, почему решение оставить офис ради собственного дела может быть самым важным в жизни, и рассказали о предпринимателях, выигравших от санкций. Сейчас вспоминаем известные компании, которые зародились в кризис.

Оглавление

8. Великие компании, которые появились на свет в кризис

Будущие спортивные бренды adidas и Puma выросли из одного семейного предприятия, которое появилось на свет в 1920 году. После окончания Первой мировой войны состояние экономики Германии было чудовищным, необходимость выплачивать огромные репарации странам-победителям опустошила казну. Безработица, гиперинфляция, голод. Чтобы как-то выжить, семейство Дасслер, посовещавшись, решило начать шить обувь. Сначала — домашние тапочки и ортопедическую обувь для инвалидов, которых после войны было достаточно. Так как других материалов под рукой не было, верх делали из списанной военной формы, а подошву — из старых автомобильных покрышек. Производство росло, и в 1925 году один из сыновей — Адольф — придумал первые футбольные бутсы, шипы для которых выковал для него местный кузнец.

Шипованная спортивная обувь резко стала популярной среди спортсменов. В то время традиционные обувные фабрики не рассматривали спортивную обувь как возможную нишу, так что Дасслеры легко стали известными. В 1928 году в шиповках с фабрики Дасслеров немецкие спортсмены выступали на Олимпиаде. Накануне Второй мировой у Дасслеров было уже две фабрики, которые ежедневно производили более тысячи пар обуви. Во время войны Адольф производил на своём заводе тренировочную обувь для немецких солдат. Его брат Рудольф попал в плен и так никогда и не простил брата за то, что тот не пытался вызволить его. После войны фабрика в течение года поставляла обувь в США по контрибуции, и марка стала там популярной. Конфликт между братьями привёл к тому, что компанию было решено разделить на две — Адольф основал adidas, а его брат — Puma. Братья не разговаривали друг с другом всю оставшуюся жизнь, а их компании жёстко конкурируют до сих пор.

«Великая депрессия», которая началась в 1929 году, сильно ударила по США и Европе, в том числе Дании. Разорялись фермеры, сокращалось производство, безработица достигла невероятных масштабов. В разгар Депрессии в 1932 году Оле Кирк Кристиансен создал компанию, которая затем получит название Lego. Сначала Оле и несколько его работников занимались столярным делом, в основном производили стремянки, табуреты и гладильные доски. Но спрос на эти товары был не очень высок. Тогда Оле начал искать новую нишу, и ему пришло в голову делать деревянные игрушки, которые родители продолжали покупать детям несмотря ни на что. Выбрав направление, Оле придумал новое название компании, которое произошло от слов leg godt — «играть хорошо».

В это время в Lego работали семь человек, одним из которых был двенадцатилетний сын Оле — Готфрид, который затем возглавит компанию. До 1947 года Lego были обычными производителями деревянных игрушек, пока не произошли два знаменательных события. Во-первых, Готфрид купил права на разработку английского психолога Хилари Пейджа — пластиковых кубиков, которые могут соединяться друг с другом. Во-вторых, он приобрёл крупнейшую в Дании форму для отливки пластика. От дерева компания перешла к материалу будущего — пластмассе. Классические кубики, которые мы знаем сейчас, были созданы в 1958 году, и тогда же конструктор Lego приобрёл мировую известность.

У компании Pepsi есть две даты рождения. Сам напиток был придуман молодым фармацевтом Калебом Брэдхемом в 1893 году. Под его руководством компания Pepsi просуществовала до 1921 года, когда случился обвал сахарного рынка и компания обанкротилась. Спустя семь лет, как раз накануне Великой депрессии, компанию возродил новый владелец Чарли Гут. Удивительным образом кризис пошёл Pepsi на пользу, выделив её на фоне главного конкурента — компании Coca-Cola. Основная идея заключалась в использовании бутылки ёмкостью 12 унций, которая продавалась за те же 5 центов, что и бутылка Coca-Cola в 6,5 унции. Рекламный слоган гласил: «Платишь как и прежде, получаешь вдвое больше». Это была идеальная стратегия в эпоху, когда все стремились экономить. Coca-Cola не могли увеличить объём бутылок, так как для этого нужно было не только менять всё производство, но и ударить по самому главному козырю — узнаваемой классической форме бутылки.

Pepsi продолжали делать акцент на размере бутылки и постепенно завоёвывали рынок, до тех пока в 1953 году объёмы продаж Coca-Cola не упали на 3 %, а объёмы продаж Pepsi не выросли на 12 %. Это был критический момент, и Coca-Cola впервые решились на выпуск бутылок вместимостью 10, 12 и 26 унций. Тогда Pepsi поменяли свою стратегию. Теперь их главным преимуществом было то, что бренд Coca-Cola ассоциировался у людей с классикой, а значит с чем-то старым. Pepsi начали играть на разнице поколений, провозгласив себя напитком для молодых. В 1964 году был сформулирован классический слоган о «поколении Pepsi», который компания использует в различных вариантах до сих пор.

Burger King

Кризис — хорошее время для открытия ресторанов быстрого питания. Но что делать, если на рынке уже есть очень сильный игрок — McDonald’s? В 1957 году США переживали очередной кризис — так называемую «рецессию эпохи Эйзенхауэра». McDonald’s славились постоянством своего качества, но вызывали ассоциации с конвейером.

На этом и решили сыграть основатели Burger King, добавив своим бургерам элемент эксклюзивности: они предложили покупателям самим выбирать, из чего будет состоять их сэндвич, например, можно было добавить огурцов или специй. У них посетитель мог почувствовать себя особенным. Burger King долго использовали эту стратегию, придумывая всё новые и новые виды сэндвичей. Однако в 1982 году это перестало работать: рестораны франшизы не поспевали за изменениями и стали сильно уступать главному конкуренту в качестве. Тогда головной офис Burger King придумал новую стратегию — «наши бургеры вкуснее, потому что готовятся на открытом огне, а не жарятся на плитах, как в McDonald’s». Тогда McDonald’s подали на них в суд, об этом стали говорить по всем телеканалам, и продажи подскочили на 10 %.

Жестокий нефтяной кризис 1973 года особенно сильно ударил по автомобильной и авиаиндустрии. Члены OAPEC отказались поставлять нефть странам, поддерживающим Израиль в конфликте с Сирией и Египтом. Под действие эмбарго попали страны Западной Европы и США, цены на нефть взлетели в четыре раза. Президент Никсон призвал американцев к экономии: людям предлагалось реже ездить на автомобилях, а авиакомпаниям — сократить число рейсов.

Именно в таких тяжёлых условиях на свет появилась Federal Express — «новая авиалиния, предназначенная только для посылок». Её основатель Фред Смит придумал концепцию экспресс-доставки на дальние расстояния ещё во время учёбы в университете — этой теме он посвятил одну из своих курсовых работ, за которую ему, кстати, поставили тройку. Смит считал, что в современном мире время играет намного большую роль, чем деньги. Система доставки грузов тогда работала медленно и неэффективно, потому что весь цикл делили между собой несколько компаний. Смит же решил, что «от двери до двери» ответственность за посылку должна нести одна компания.

Для воплощения плана ему потребовалось купить самолёты, грузовики и ангары для сортировочных центров, а для этого — найти инвестиции и получить кредиты общим объёмом 150 миллионов долларов. Затем последовало два года работы, в течение которых компания потеряла 29 миллионов долларов. Проблема была в том, что FedEx позиционировали себя просто как более безопасную службу доставки, не делая акцента на скорости. В 1975 году Смит резко поменял маркетинговую стратегию — теперь FedEx занимались только срочными заказами, «которые было необходимо доставить ещё вчера». Эффект от такого решения был моментальным. В этот год компания показывает первую прибыль, а в 1978 году — выходит на IPO.

1987 год запомнился из-за «чёрного понедельника» — 19 октября произошло самое большое падение индекса Доу-Джонса за всю его историю — 22,6 %. И в этом же году Говард Шульц купил не очень успешную сеть кофейных магазинов Starbucks. Её основатели — два преподавателя и писатель — хорошо разбирались в кофе, но предпринимательской хваткой не обладали. В 1971 году они решили, что в их родном Сиэтле нигде нельзя купить нормальный вкусный кофе, скинулись по полторы тысячи долларов и открыли свой магазинчик.

В 1982 году их бизнес трещал по швам, и они взяли к себе в управляющие Говарда Шульца. Шульц, съездив в Италию, заразился идеей открыть на базе магазина кофейню «в итальянском стиле» — место для общения и для любителей кофе. Основатели Starbucks были уверены, что хороший кофе можно приготовить только дома, поэтому отказали Шульцу. Спустя пять лет он вернулся и купил у них умирающий бизнес. Starbucks стал символом «третьего места», то есть комфортного пространства, промежуточного между домом и офисом, которое идеально подходит и для уединения, и для общения, и для работы. Кофейни Starbucks быстро заполонили США, а затем появились ещё в 49 странах. Сейчас это самая крупная мировая сеть кофеен.

Онлайн-энциклопедия появилась на свет в период «кризиса доткомов». Wikipedia, конечно, не выросла в прибыльную компанию (это некоммерческая организация, существующая на пожертвования), но совершенно точно стала одним из символов «новой экономики». В 1999 году Джимми Уэйлсу пришло в голову создать бесплатную научную онлайн-энциклопедию, которую по собственному желанию и безвозмездно будут писать учёные. Предполагалось, что лучшие умы мира будут создавать максимально качественный контент, контролируя друг друга. Для этого каждая статья должна была пройти семь ступеней проверки! С такими требованиями к качеству проект Nupedia развивался очень медленно: через год после открытия была опубликована всего 21 статья.

Wikipedia появилась как небольшое ответвление Nupedia, она позволяла создавать статьи всем желающим и благодаря системе Wiki делать правки в реальном времени. В первый же месяц в Wikipedia было создано 200 статей, а за год — 18 тысяч. Очень быстро Уэйлс понял, что энциклопедия должна стать мультиязычной, и это во многом определило её успех. Сейчас статьи на английском языке составляют небольшой процент от всех статей. Wikipedia интересна не только тем, что заполняется добровольцами, но и структурой самой организации. Практически все сотрудники компании — волонтёры и работают бесплатно. Деньги, которые то и дело просит Джимми, в основном идут на обслуживание инфраструктуры, поддерживающей сайт.

В какую мафию вы завтра вступите. Эффект мирового кризиса.

Как сообщает нам социологическая служба «Пью Рисёрч», средний класс в Соединённых Штатах Америки сильно уменьшился и сильно обеднел.
Если вам интересно, при чём тут мы и террористы из ИГ — давайте об этом поговорим.

Штука вся вот в чём. США – передовая страна того мира, который считается до сих пор по традиции «первым» и ретранслирует свою идеологию на остальную планету. На нас тоже. Патриотическая или либеральная, но отечественная элита так или иначе ориентируется на Северную Америку как на образец. Тут ничего не поделаешь, их так учили, их молодость пришлась на такую американофильскую истерию, что избавиться от её следов в сознании они вряд ли когда-нибудь смогут.

Желающие могут вспомнить, сколько раз они читали и слышали мантры о необходимости завести в России «собственный миддл-класс». Потому что вот «в Америке миддл-класс есть, и это основа Америки».

Основа Америки (пусть и само явление было под вопросом, ибо определялось не богатством, а потреблением) беднеет и тает. Сверху от неё отрывается богатое меньшинство — богатый класс тоже растёт, всасывая в себя часть прежнего среднего, — а снизу его кусками заглатывает новая американская беднота. Которой раньше было вдвое меньше, а теперь стало вдвое больше.

Почему это важно? Потому что у нас тенденции те же.

На сегодняшний день, согласно «децильному коэффициенту фондов» (не спрашивайте, что это — данным термином пользуются исследователи ООН) 10% наиболее обеспеченных граждан в 16,8 раза богаче 10% малоимущих.

И то же самое происходит во всём мире.

Почему – понятно. В мире, которым управляет «золотой процент», он естественным путём присваивает себе большую часть богатств. У него на то больше возможностей, он пишет законы, он спонсирует партии и выигрывает в судах. У него финансовое, силовое, правовое и организационное преимущество перед любыми бедняками и середняками. И их железная воля к прибыли рано или поздно приводит к ситуации, описанной в американской песне 1940-х годов о шахтёрах:

«Шестнадцать тонн поднял — и что на руках?

Ты стал на день старше и глубже в долгах».

Покуда расширение пропасти между богатыми и остальными прикрывается ростом благосостояния «остальных» — они могут себе позволить его не замечать. Когда же на дворе мировой кризис и «остальные» беднеют – пропасть становится болезненно заметной.

Что тут важно: нет особой разницы, является богатый класс страны частным или чиновничьим. Это на специальной олимпиаде между «либералами» и «лоялистами» вопрос, кому принадлежит гламур, стоит остро и жёстко. У большинства — стоит совсем другой: как жить и к чему стремиться в новом мире, где тебе, представителю «остальных», мало что светит.

Неизвестно как долго – но нам предстоит жить в мире, где будет заново и довольно чётко разделённые между собой касты. Где будут некие золотые проценты, владеющие почти всем — и будет всё более отстающее от них большинство, не владеющее толком ничем. Где вчерашние владельцы магазинчиков будут стоять на кассах супермаркетов «новой» (или не очень новой) аристократии. А вчерашние владельцы интернет-магазинчиков будут консультировать в евросетях (при этом никаких «многотысячных коллективов» не будет — эпоха-то сетевая. Коллективы сетевой эпохи маленькие, просто хозяин у тысяч мини-коллективов один). Где яркие бизнесмены потапенки будут насмерть воевать с яркими чиновницами васильевыми за гламур, а остальные могут не беспокоиться.

Где существование социальных лифтов будет в лучшем случае имитироваться начальством для поддержки «корпоративной духовности».

И где будет идти — местами вялая, а местами горячая – мировая война, неизменная спутница мировых кризисов.

Это будет мир, отчасти напоминающий феодализм – размером и непреодолимостью пропасти между золотым процентом и остальными 99.

Но он будет отличаться от феодализма тем, что у «подлых сословий» не будет права собственности на средства производства, а у благородных — собственности на личности производителей.

Это будет мир, отчасти напоминающий империализм начала прошлого века — тем, что средствами производства и прибылью будут владеть привилегированные касты.

Но он будет отличаться от империализма 1900-х тем, что у большинства граждан не будет в руках той «массовой винтовки», из которой выросли демократии и тоталитаризмы XX столетия. Армии сокращаются, превращаются из «миллионов с ружьями» в «сотни верхом на роботах».

Это сотни на роботах будут воевать. Другие сотни будут делать части боевых роботов, третьи — их разрабатывать. А миллионы? — миллионы будут по-прежнему консультировать в разбросанных по миру евросетях.

При этом наступающий новый мир куда менее склонен к бунтам и революциям, чем прошлые. Просто потому, что средний возраст землянина из развитой страны сегодня уже не 16-20 лет, как век тому назад, а хорошо за тридцать. «Общества сорокалетних» — со всё увеличивающейся долей пожилых людей — мягко говоря, не очень горят жаждой бунта и желанием всё изменить.

К чему я это всё, собственно.

У меня есть версия, уважаемые читатели. Самым неожиданным эффектом социальной стагнации в период глубокого мирового кризиса станет (внезапно) кризис индивидуализма.

Того самого, который создавался целое столетие.

Ведь по сути причиной вырождения общин и распада даже традиционной семейной матрицы — чисто на бытовом уровне — была одна простая штука: человеку стало лучше и «перспективнее» жить в одиночку. Выживать, будучи привязанным не к обширной родне (религиозной общине, деревне), а к собственной квалификации.

Новое кастовое устройство эту перспективу и удобство одиночества — уничтожает.

Индивидуализм стал прямым следствием индустриальной эпохи — и существовать может только до тех пор, пока работает «индустриальный эффект». В эпоху постиндустриальную, когда число занятых на массовых производствах постоянно падает, а новых технологических скачков, которые создали бы новые секторы экономики и новые мега-производства с сотнями тысяч работяг на каждом, пока не предвидится — в такую эпоху ценность и бонусы индивидуализма резко падают.

Это уже находит отражение в тех самых передовых обществах. В США сегодня — чего не было многие десятилетия — половина молодёжи 25 лет продолжает жить вместе с родителями. Это у них-то.

Это очень важно, потому что говорит о принудительном возвращении Свободных Самодостаточных Личностей в удушающие объятия ближних.

А теперь — самое важное.

Логичным продолжением этого отката к «до-индивидуализму» является создание на дне социальной пирамиды новых общностей. В том числе в форме кланов, мафий и триад. Ибо все эти известные организации родились в своё время как братства взаимопомощи в эпохи кризисов.

А взаимопомощь в новом, бедном, немолодом, кастовом и воюющем мире очень востребована. Она во всех её формах – от самых умилительных до самых страшных – всегда возникает там, где правящие меньшинства рассматривают большинство как «рождённое быть потерпевшим».

Кое-где эти «новые» коллективисты, причём в самом страшном варианте, уже предъявляют свои права на власть и богатства. Есть один любопытный нюанс, подтверждающий, что мы имеем дело именно с глобальным явлением. Большинство «зарубежных боевиков» ТОЗР ИГ — являются выходцами из т.н. цивилизованных стран. Из 20 тысяч импортных игиловцев большинство — не граждане нищих Йеменов, Сомали или Афганистанов. Это полу-европейцы из Туниса, полу-европейцы из Турции, а не менее 5 тысяч – вообще европейцы.

Случая, чтобы граждане «первого мира» с такой страстью воевали за анти-цивилизаторские идеи родом из «третьего» — пока не было. И есть все основания полагать, что это лишь начало.

Кризис — время возможностей: конкретные истории

В условиях экономического спада и нестабильности внешней среды частному бизнесу в России при любом раскладе придется нелегко. Для отечественных компаний особенно важно пережить этап охлаждения экономики и постараться воспользоваться возможностями. Звучащий язвительно в тяжелые времена тезис «Кризис – время возможностей» сильные и успешные компании эксплуатируют по максимуму. Выдавливание с рынка ослабленных конкурентов, поглощения, региональная экспансия и выход на экспорт – это далеко не весь арсенал методов, которыми воспользовались компании в нелегкий период 2008-2010 гг.

Подробнее о них можно прочитать в материалах, посвященных обзору текущих трендов и возможным направлениям движения. А сейчас мы хотели бы на конкретных примерах показать, что развиваться не вопреки, а благодаря сложной ситуации в экономике – вполне жизнеспособная стратегия.

Безусловно, все приведенные примеры – это крупные компании-лидеры своих отраслей, обладающие сильной бизнес-моделью, управленческими и финансовыми ресурсами и прочими преимуществами, которые есть в наличии далеко не у всех. Но зато это очень яркие истории, которые провоцируют шире взглянуть на складывающуюся ситуацию (а не только концентрироваться на оптимизации затрат). Возможно, и перед вашей компанией уже начинают открываться новые перспективы и сейчас самое время их заметить и использовать.

Не забывайте, что основными конкурентами перечисленных российских компаний являются мировые монстры – «Leroy Merlin» и «OBI», «IKEA» и «Home Centre», «Bosh» и «Hitachi», «Diageo» и «Absolute», PepsiCo и Coca-Cola, которые имеют еще большие ресурсы, но вовремя воспользоваться возможностями, которые предоставляет рынок, могут не всегда.

Строительный торговый дом «Петрович», крупнейший российский DIY-ритейлер, именно так и поступил на своем домашнем рынке Санкт-Петербурга — и довел дело до логического конца. Одной из первых, оправившись после кризиса (хотя строительная отрасль приняла на себя наиболее серьёзный удар), компания своевременно уловила тренд и вышла в не очень свойственную для себя ранее нишу проектной комплектации. Причем для того, чтобы не перестраивать собственные механизмы работы и не ослаблять позиции в своих ключевых сегментах рынка, «Петрович» сделал это через создание нового игрока, по сути карманного конкурента. Косвенно это позволило забрать значимую долю продаж и тем самым добить одного из основных местных конкурентов, который и без того испытывал сложности, как и многие средние оптовики-дистрибуторы.

Но есть компании, которым кризис предоставил возможность пойти значительно дальше увеличения доли рынка. Благодаря удачным собственным решениям, поглощениям и банкротству крупных федеральных игроков они смогли стать крупнейшими в своих отраслях.

Компания «Уютерра», решившись на активную географическую экспансию в самый разгар кризиса, превратилась из малоизвестного регионального игрока в крупнейшую российскую федеральную Household-сеть (товары для дома и интерьера). В конце 2008 года, когда многие игроки на рынке стали испытывать трудности, «Уютерра» внезапно объявила о покупке новосибирской сети «ЧудоДом», на момент слияния насчитывавшей 30 магазинов в Сибири и на Урале, однако имевшей внушительный долг перед кредиторами.

Сделка помогла «ЧудоДому» выжить в условиях финансового кризиса и расплатиться по долгам, а «Уютерре» открыла доступ к новым рынкам. В результате слияния торговая сеть объединенной компании увеличилась вдвое до 71 магазина, а все торговые точки «ЧудоДома» были полностью переоборудованы и стали работать под брендом «Уютерра».

После не слишком удачной попытки выхода в Москву в 2009 году было принято решение об изменении модели работы компании. Дело в том, что тип магазина, который можно назвать «универсамом без продуктов», хорошо проявивший себя в регионах, в столице оказался невостребованным и убыточным. Люди терялись в слишком широком ассортименте, а основными конкурентами здесь выступали уже не региональные или нишевые игроки, а крупные DIY-сети, цены в которых были существенно ниже, а ассортимент продуманнее.

Руководством компании было принято решение существенно урезать ассортимент и вывести из него некоторые товарные группы. В результате был сделан акцент на четыре базовые категории товаров: посуда и кухонные принадлежности, декор и интерьер, домашний текстиль и товары для уборки и хранения.

После тестирования обновленного ассортимента в Воронеже формат был успешно применен и к столичным магазинам: компания дешево и агрессивно вышла на наиболее привлекательные для себя рынки Москвы и Санкт-Петербурга. Появилась возможность заполнить нишу, которую до недавнего времени занимала обанкротившаяся сеть «СантаХаус», имевшая более 20 магазинов и впоследствии закрывшая все свои объекты. «Уютерра» приняла решение разметить свой магазин на месте одного из закрытых магазинов «Санта Хауса» в ТК «Радуга», чтобы сохранить привычку покупателей и трафик. Компания так же воспользовалась банкротством крупнейшего федерального конкурента «СтарикХотабыч» и заняла уже прикормленные им и при этом подешевевшие торговые площади.

История становления компании «Юлмарт» на первый взгляд кажется совсем фантастической. Начав в 2008 г. не то что «с нуля», а с глубокой трясины банкротства, она превратилась сначала в крупнейшего в Петербурге продавца компьютерной техники, оставив позади сторожил рынка – компании «КЕЙ» и «Компьютерный мир». Затем компания стала крупнейшим интернет-ритейлером страны, обогнав мастодонта рынка – Ozon. Юлмарт был создан на обломках обанкротившейся в кризис ULTRA Electronics (в основу легли выкупленная IT-платформа, торговый знак, первый розничный магазин и часть команды). Новая команда возродила создававшийся в ее недрах формат ритейла — кибермаркет. Перспективная бизнес-модель и 2-х кратные темпы роста компании позволили привлечь внимание крупных инвесторов, бывших владельцев «Ленты» Дмитрия Костыгина и Августа Мейера, благодаря которым началось масштабное тиражирование бизнеса и динамичная региональная экспансия. Безусловно, определенную роль в динамике развития компании сыграла трансформация и благоприятное перераспределение сил на рынке: банкротство одних игроков («Мир», «Санрайз») и серьёзные проблемы у многих других («Техносила», «Эльдорадо», «Евросеть»).

«Интерскол» и «Восток-Сервис»

Но и это не предел возможностей, которые может предоставить кризис. Для отечественных чемпионов, компаний «Интерскол» и «Восток-Сервис», которые к этому моменту уже были лидерами на российском рынке, нелегкий период 2008-2010 г. стал прорывным. Это случилось благодаря покупке находящихся в тяжелом финансовом состоянии и, соответственно, существенно подешевевших европейских игроков. Обе компании активно вышли на экспорт и стали глобальными игроками. Причем в их случае «глобальность» — это не чисто формальный статус, а реальные позиции на рынке.

Компания «Интерскол», крупнейший российский производитель строительного электроинструмента, обеспечила себе выход на европейский рынок, благодаря покупке итальянского завода «Felisatti» и испанской компании «Casals» (бренд Freud). К тому же существенное расширение ассортиментной линейки и полученный доступ к передовым разработкам, технологиях и компетенциям позволили ей выйти в новые сегменты и значительно укрепить позиции на домашнем рынке. В совокупности с завершившимся в этот же период созданием СП с одним из крупнейших китайских производителей «Crown Power-Tool Manufacturing» и строительством мощного современного завода в Китае это вывело «Интескол» в Топ-10 крупнейших в мире производителей (справедливости ради надо оговориться, что пока только в объемах производства, а не в выручке и глобальности продаж, но все еще впереди).

Компания «Восток-Сервис», ведущий российский производитель спецодежды и средств индивидуальной защиты, к моменту кризиса уже присутствовала на рынке Европы, правда, Восточной. В 2006 г. она купила чешского производителя Cerva, но именно кризис позволил ей увеличить темпы экспансии. В 2008 г. были приобретены венгерский дистрибутор «Vektor» и итальянский производитель обуви «Panda», а в 2010 г. и датская «Ossafetycenter-Ottoschachner», один из лидеров рынка Скандинавии. Грамотно реализованная консолидация и полученный синергический эффект в ассортименте и дистрибуции позволил всей группе стать крупнейшим в Европе игроком.

«Глория Джинс»

Модель развития компании основывалась на оптовых продажах и франчайзинге, падения которых в период кризиса не избежать. Как и для многих ритейлеров, ключевой проблемой «Глории Джинс» в период кризиса 2008-2009 стало падение платежеспособного спроса. Падение российского рынка одежды в 2009 году составило, по данным АПРИМ, 40%. Несмотря на ослабление рубля, конкуренция со стороны менее качественных товаров из Китая и Турции оказывала давление на цены, а потребитель уже не мог себе позволить платить столько же, сколько до кризиса.

Чтобы продолжать расти на фоне падающего спроса, цены на продукцию были снижены на 30%. При этом, для поддержания маржинальности компания сделала акцент на повышении эффективности и снижении затрат.

21 региональное представительство закрыли, оставив только семь ключевых. Зато увеличили число торговых представителей со 120 до 250: они находили новых покупателей и рассказывали им о преимуществах продукции. Закрытие представительств дало около восьми миллионов долларов экономии. Многих сотрудников из вспомогательного персонала, чтобы не сокращать, перевели на производство; разработали и внедрили систему индивидуальной мотивации, наладили систему управления персоналом в магазине – в результате экономия на зарплате достигла 40% (100 миллионов рублей).

Менеджмент также решил использовать кризис для захвата рынка и инвестировал в развитие собственной сети и локализацию производства.

В 2009 году компания принимает стратегическое решение отказаться от опта и франчайзинга чтобы сконцентрироваться на развитии собственной розничной сети, которая позволит контролировать развитие бренда и ценообразование. Кроме того, в кризис освободились очень привлекательные в плане расположения помещения, цена аренды упала в среднем на 20%.

Часть производства из Китая и Бангладеш перенесли в Россию. В связи с ослаблением рубля средняя зарплата в долларовом выражении упала с 500 до 250 долларов, что и позволило снизить цену на продукцию на 30%.

«Глория Джинс» не только с триумфом преодолела кризис, но и почти в 2 раза увеличила долю рынка и заложила базу для дальнейшего роста. В 2009 г. выручка «Глории Джинс» выросла на 21%, до 6,3 млрд рублей, а EBITDA удвоилась — до 1,4 млрд рублей. Еще через год компания получила 9 млрд. рублей и 2,3 млрд. рублей соответственно.

«Русский стандарт»

Алкогольный холдинг «Русский стандарт» после покупки польской «CEDC» стал вторым в мире производителем водки. Компанию обходит только английский «Diageo» (бренд «Smirnoff»). Правда, формально эта эпопея, длившаяся около 2-х лет, завершилась только в конце 2013 г., но все ее предпосылки были заложены именно в кризисный период. В 2008 году «CEDC» (бренд «Зеленая марка») активно консолидировала российские алкогольные активы. Сначала она купила производителя «Parliament», потом дистрибутора «Whitehall» и наконец Группу «Русский алкоголь» (бренд «Журавли»). В процессе у «CEDC» накопился существенный объем долга, который в совокупности с некоторым снижением объем продаж к 2011 году привел компанию к серьезным убыткам, закончившимся поглощением. Безусловно, впереди у «Русского стандарта» еще трудный период интеграции и погашения общих долгов, но сильные позиции на рынке и положительная динамика развития компании, в том числе на экспортных рынках, позволяет ей с оптимизмом смотреть в будущее.

«Сады Придонья»

Особенность бизнес-модели группы «Сады Придонья» состоит в ориентации на обеспечение производства соков собственным сырьем в отличие от основных конкурентов, производящих сок из концентрата, закупаемого в Китае, Бразилии и других странах. Доля своего сырья в продукции «Сады Придонья» в 2005-2010 гг. составляла 50%. До кризиса это не являлось для компании ни существенным преимуществом, ни недостатком. Хотя конкуренты критиковали данную бизнес-модель как недостаточно прогрессивную.

Цены на импортное сырье в кризис выросли вслед за долларом на 40%. К тому же ввозимый яблочный концентрат подорожал в 2008 году вдвое из-за неурожая в Китае, откуда в Россию поступает 90% этого сырья. В 2009 году, по оценкам «AC Nielsen Россия» и компании «Бизнес Аналитика», падение рынка в натуральном выражении составило 14-16,5%. Для «Садов Придонья» ухудшение ситуации оказалось менее болезненным, появилась отличная возможность воспользоваться появившимся в кризис конкурентным преимуществом и нарастить свою долю рынка.

И «Сады» свой шанс не упустили, предприняв следующие действия:

  1. Снижение цен: «Сады Придонья» в 2008 году снизили цены в среднем на 10%, а в 2009-2010 годах подняли их лишь на 3%, поскольку до кризиса компания сумела оптимизировать расходы. В целом по рынку цены подскочили на 20%.
  2. Запуск производственных проектов: В ситуации, когда многие конкуренты сокращали инвестиционные программы, компания сумела реализовать пять проектов по модернизации, расширению и созданию новых производственных мощностей. Всего за 2009 год на модернизацию «Садов Придонья» было потрачено порядка 100 млн. рублей. Кроме того, в рамках концепции «Качество из первых рук» компания инвестировала 60 млн. руб. в развитие сельскохозяйственных активов.
  3. Лизинговые схемы: В отличие от конкурентов, которые развивались за счет кредитов, «Сады Придонья» сумели убедить ведущих мировых производителей оборудования работать с ними по лизинговым схемам.
  4. Рекламная активность: Компания не стала сокращать и рекламный бюджет: несмотря на падение рынка, зимой-весной 2010 года впервые была запущена федеральная рекламная кампания на телевидении. Годовой бюджет на рекламу составлял 200 млн. рублей. В феврале 2010 года TNS Media зафиксировала 302 рекламных выхода компании «Сады Придонья» на федеральном ТВ в категории «соки». Даже по сравнению с лидерами рынка это немало: у компании «Нидан соки» их 186, у «Coca-Cola» — 555, а у ВБД — 1329.

В итоге доля на рынке выросла примерно с 2% в 2009 г. до 9% в 2013 г. Компании удалось занять третье место на российском рынке соков, несколько потеснив лидеров — PepsiCo и Coca-Cola. Также она заняла второе место по производству соков для детей раннего возраста – доля на рынке составила около 30%.

По данным Nielsen, «Сады Придонья» — единственная соковая компания, которая активно развивалась на стагнирующем рынке. В 2009 г. объем продаж компании в литрах вырос на 35%, а выручка — на 45%, до 5,5 млрд. рублей.

В кризис удачно выстрелила стратегия позиционирования компании в низком ценовом сегменте. Соки «Мой» стали «первой ценой» на полке — дешевле были только частные марки (private labels) ритейлеров. Сок «Мой», составляющий 57% в объемах производства компании, оказался самым успешным. В 2009 году он прибавил 39% в денежном выражении.

Компания продолжила активно развиваться, следуя своей стратегии. В 2013г. «Сады Придонья» продолжили инвестировать в модернизацию производства. И наметившийся кризис вновь может быть на руку компании.

В какую мафию вы завтра вступите. Эффект мирового кризиса.

Как сообщает нам социологическая служба «Пью Рисёрч», средний класс в Соединённых Штатах Америки сильно уменьшился и сильно обеднел.
Если вам интересно, при чём тут мы и террористы из ИГ — давайте об этом поговорим.

Штука вся вот в чём. США – передовая страна того мира, который считается до сих пор по традиции «первым» и ретранслирует свою идеологию на остальную планету. На нас тоже. Патриотическая или либеральная, но отечественная элита так или иначе ориентируется на Северную Америку как на образец. Тут ничего не поделаешь, их так учили, их молодость пришлась на такую американофильскую истерию, что избавиться от её следов в сознании они вряд ли когда-нибудь смогут.

Желающие могут вспомнить, сколько раз они читали и слышали мантры о необходимости завести в России «собственный миддл-класс». Потому что вот «в Америке миддл-класс есть, и это основа Америки».

Основа Америки (пусть и само явление было под вопросом, ибо определялось не богатством, а потреблением) беднеет и тает. Сверху от неё отрывается богатое меньшинство — богатый класс тоже растёт, всасывая в себя часть прежнего среднего, — а снизу его кусками заглатывает новая американская беднота. Которой раньше было вдвое меньше, а теперь стало вдвое больше.

Почему это важно? Потому что у нас тенденции те же.

На сегодняшний день, согласно «децильному коэффициенту фондов» (не спрашивайте, что это — данным термином пользуются исследователи ООН) 10% наиболее обеспеченных граждан в 16,8 раза богаче 10% малоимущих.

И то же самое происходит во всём мире.

Почему – понятно. В мире, которым управляет «золотой процент», он естественным путём присваивает себе большую часть богатств. У него на то больше возможностей, он пишет законы, он спонсирует партии и выигрывает в судах. У него финансовое, силовое, правовое и организационное преимущество перед любыми бедняками и середняками. И их железная воля к прибыли рано или поздно приводит к ситуации, описанной в американской песне 1940-х годов о шахтёрах:

«Шестнадцать тонн поднял — и что на руках?

Ты стал на день старше и глубже в долгах».

Покуда расширение пропасти между богатыми и остальными прикрывается ростом благосостояния «остальных» — они могут себе позволить его не замечать. Когда же на дворе мировой кризис и «остальные» беднеют – пропасть становится болезненно заметной.

Что тут важно: нет особой разницы, является богатый класс страны частным или чиновничьим. Это на специальной олимпиаде между «либералами» и «лоялистами» вопрос, кому принадлежит гламур, стоит остро и жёстко. У большинства — стоит совсем другой: как жить и к чему стремиться в новом мире, где тебе, представителю «остальных», мало что светит.

Неизвестно как долго – но нам предстоит жить в мире, где будет заново и довольно чётко разделённые между собой касты. Где будут некие золотые проценты, владеющие почти всем — и будет всё более отстающее от них большинство, не владеющее толком ничем. Где вчерашние владельцы магазинчиков будут стоять на кассах супермаркетов «новой» (или не очень новой) аристократии. А вчерашние владельцы интернет-магазинчиков будут консультировать в евросетях (при этом никаких «многотысячных коллективов» не будет — эпоха-то сетевая. Коллективы сетевой эпохи маленькие, просто хозяин у тысяч мини-коллективов один). Где яркие бизнесмены потапенки будут насмерть воевать с яркими чиновницами васильевыми за гламур, а остальные могут не беспокоиться.

Где существование социальных лифтов будет в лучшем случае имитироваться начальством для поддержки «корпоративной духовности».

И где будет идти — местами вялая, а местами горячая – мировая война, неизменная спутница мировых кризисов.

Это будет мир, отчасти напоминающий феодализм – размером и непреодолимостью пропасти между золотым процентом и остальными 99.

Но он будет отличаться от феодализма тем, что у «подлых сословий» не будет права собственности на средства производства, а у благородных — собственности на личности производителей.

Это будет мир, отчасти напоминающий империализм начала прошлого века — тем, что средствами производства и прибылью будут владеть привилегированные касты.

Но он будет отличаться от империализма 1900-х тем, что у большинства граждан не будет в руках той «массовой винтовки», из которой выросли демократии и тоталитаризмы XX столетия. Армии сокращаются, превращаются из «миллионов с ружьями» в «сотни верхом на роботах».

Это сотни на роботах будут воевать. Другие сотни будут делать части боевых роботов, третьи — их разрабатывать. А миллионы? — миллионы будут по-прежнему консультировать в разбросанных по миру евросетях.

При этом наступающий новый мир куда менее склонен к бунтам и революциям, чем прошлые. Просто потому, что средний возраст землянина из развитой страны сегодня уже не 16-20 лет, как век тому назад, а хорошо за тридцать. «Общества сорокалетних» — со всё увеличивающейся долей пожилых людей — мягко говоря, не очень горят жаждой бунта и желанием всё изменить.

К чему я это всё, собственно.

У меня есть версия, уважаемые читатели. Самым неожиданным эффектом социальной стагнации в период глубокого мирового кризиса станет (внезапно) кризис индивидуализма.

Того самого, который создавался целое столетие.

Ведь по сути причиной вырождения общин и распада даже традиционной семейной матрицы — чисто на бытовом уровне — была одна простая штука: человеку стало лучше и «перспективнее» жить в одиночку. Выживать, будучи привязанным не к обширной родне (религиозной общине, деревне), а к собственной квалификации.

Новое кастовое устройство эту перспективу и удобство одиночества — уничтожает.

Индивидуализм стал прямым следствием индустриальной эпохи — и существовать может только до тех пор, пока работает «индустриальный эффект». В эпоху постиндустриальную, когда число занятых на массовых производствах постоянно падает, а новых технологических скачков, которые создали бы новые секторы экономики и новые мега-производства с сотнями тысяч работяг на каждом, пока не предвидится — в такую эпоху ценность и бонусы индивидуализма резко падают.

Это уже находит отражение в тех самых передовых обществах. В США сегодня — чего не было многие десятилетия — половина молодёжи 25 лет продолжает жить вместе с родителями. Это у них-то.

Это очень важно, потому что говорит о принудительном возвращении Свободных Самодостаточных Личностей в удушающие объятия ближних.

А теперь — самое важное.

Логичным продолжением этого отката к «до-индивидуализму» является создание на дне социальной пирамиды новых общностей. В том числе в форме кланов, мафий и триад. Ибо все эти известные организации родились в своё время как братства взаимопомощи в эпохи кризисов.

А взаимопомощь в новом, бедном, немолодом, кастовом и воюющем мире очень востребована. Она во всех её формах – от самых умилительных до самых страшных – всегда возникает там, где правящие меньшинства рассматривают большинство как «рождённое быть потерпевшим».

Кое-где эти «новые» коллективисты, причём в самом страшном варианте, уже предъявляют свои права на власть и богатства. Есть один любопытный нюанс, подтверждающий, что мы имеем дело именно с глобальным явлением. Большинство «зарубежных боевиков» ТОЗР ИГ — являются выходцами из т.н. цивилизованных стран. Из 20 тысяч импортных игиловцев большинство — не граждане нищих Йеменов, Сомали или Афганистанов. Это полу-европейцы из Туниса, полу-европейцы из Турции, а не менее 5 тысяч – вообще европейцы.

Случая, чтобы граждане «первого мира» с такой страстью воевали за анти-цивилизаторские идеи родом из «третьего» — пока не было. И есть все основания полагать, что это лишь начало.

Programmatic в эпоху кризиса

Эксперты проанализировали один из самых быстрорастущих сегментов

Programmatic, big data, RTB — все это инструменты и понятия, которые активно формируют новый образ digital-рынка через призму современных технологий. То, насколько они востребованы сейчас и каковы их перспективы, разбирались специалисты компании Auditorius, которые провели первое в России исследование по уровню проникновения технологий programmatic на российский рынок.

Исследование проводилось на основании опроса более 100 представителей клиентской стороны — это руководители и топ-менеджеры российских компаний, которые отвечают за рекламу и продвижение товаров и услуг. Респонденты представляют все ключевые категории — от фармацевтики и финансов до досуга и авторынка. Все вопросы были разделены на три блока: общий, блок RTB и блог Data; в конце подведены итоги, отражающие текущий уровень проникновения технологий в практику российского бизнеса.

Опрос рекламодателей показал, что наиболее распространенным показателем эффективности рекламной кампании в Интернете для них выступает стоимость перехода пользователя на целевой сайт (CPC), выдержанная на определенном уровне. При оценке медиа-планов большинство рекламодателей ориентируются на приемлемую стоимость посетителя (44%), а после завершения рекламной кампании – на данные из отчетов о качестве привлеченной аудитории (26%).

Таким образом, базовая оценка эффективности размещения сейчас основана на субъективном понимании соотношения «предложенная цена перехода — достигнутое качество аудитории». Рекламодатель заинтересован не только в цене, но и в том, какие действия предпринимает человек, который посещает его сайт: насколько высок показатель отказов, как долго потенциальный клиент остается на сайте, или сколько страниц он открывает в течение одного посещения ресурса.

Из первой оценки вытекает и следующая – наиболее распространенной моделью оплаты за медийный трафик является оплата за переход – CPC. Эту модель предпочитает использовать 38% респондентов. Интересно, что модель CPC на 1 пункт опередила традиционную для дисплейной рекламы модель CPM. Авторы исследования связывают это с тем, что в текущей рыночной ситуации оплата за переходы выступает для рекламодателя неким компромиссом между охватной кампанией (не гарантирующей результат) и перфоманс-кампанией (где сложно гарантировать качество достигаемого результата).

Модели оплаты за результат СРА/CPL уже занимают заметную позицию (более 15%), но все же используются довольно редко, поскольку это довольно сложный в реализации и не до конца формализованный на российском рынке механизм. Он слабо изучен и его методология пока не выработана. Многие игроки рынка к модели СРА относятся с определенным подозрением, ставя под сомнения качество достигаемых результатов.

Однако нельзя отрицать, что переход к модели CPA – это естественный шаг в развитии рынка интернет-рекламы, и кризис может стать неким «толчком» к тому, чтобы данная модель оплаты использовалась активнее. В этой связи авторы исследования отмечают, что программатик-технологии могут опередить рынок и перейти на CPA раньше, чем традиционные каналы, через выстраивание глобальной коммуникации с потребителем «от незнания к целевому действию», используя аудиторные закупки в верхней части воронки продаж и ретаргетинг в ее нижней части как конверсионный инструмент.

Однако для этого рекламодателям необходимо располагать заметной долей программатик-инструментов в общем медиа-миксе. Как обстоят дела сейчас? Более половины респондентов (53%) отметили, что на данный момент доля программатика в общем бюджете их компаний составляет не более 5%, 25% респондентов фиксируют эту долю на уровне 5-15%.

Наиболее интересными здесь представляются прогнозы рекламодателей об изменении расходов на программатик в кризисном 2015 году. 43% опрошенных прогнозируют «сильное увеличение» расходов на программатик-инструменты, 10% — незначительное увеличение. Цифры свидетельствуют, что этот сегмент рынка интернет-рекламы не только переживет кризис с наименьшими потерями, но и, скорее всего, будет расти за счет перераспределения бюджетов рекламодателей с других статей расходов.

Сильно увеличится 43
Незначительно увеличится 10
Уменьшится 5
Останется на прежнем уровне 3
Затрудняюсь ответить 39

Юрий Елисеев, директор по развитию бизнеса, Resolution (OMD OM Group)

У рекламодателей просто нет шансов не увеличивать аудиторные закупки. В ближайшие годы других видов закупок просто не останется. Им не будет места, как и бесплатным парковкам в Москве.

Ценность качественного инвентаря и качественных данных будет только увеличиваться, как следствие, возрастет эффективность рекламы.

Потенциал роста рынка отчасти заключается в пока еще слабом использовании возможностей программатик-инструментов. Так, в результате опроса было выявлено, что лишь 3% респондентов прибегают к анализу отложенной конверсии (post-click,post-view), основная масса респондентов (72%) о существовании таких метрик даже не знает. Хотя многие признают тот факт, что пользователи, когда-то видевшие рекламу, покупают в среднем активнее тех, кто ее не видел, а пользователи, перешедшие по брендовым запросам, – это зачастую те, кто когда-то имел контакт с рекламным сообщением.

Исследователи фиксируют крайне низкий уровень знания у рекламодателей о некоторых специальных возможностях программатик: лишь 5-7% опрошенных знают о технологии brand safety, контекстуальном таргетинге, динамических креативах, создании кастомных сегментов и других. Это незнание является большой проблемой на пути развития этого рынка в России, и отраслевые игроки должны взять бремя просвещения рекламодателей на себя.

Отдельного упоминания заслуживает оценка использования рекламодателями информации о своих пользователях при планировании рекламных кампаний.

Результаты показывают, что в России еще нет культуры работы с Big Data, и рынок не понимает механизмов того, как можно извлекать выгоду из доступной информации о пользователях. Рядовой клиент начнет понимать это по мере развития рынка, когда количество упоминаний Big Data перерастет в качественный скачок понимания его сути.

Согласно превалирующему экспертному мнению, в экономике, находящейся в состоянии кризиса, на первый план выйдут перформанс-показатели. Непростая экономическая ситуация в 2015 году может привести к тому, что рекламодатели от охватных кампаний перейдут к более точечным и сфокусированным и будут активнее задействовать алгоритмические закупки аудитории.

Антон Афанасьев, старший digital медиа менеджер Unilever RUB (Россия, Украина, Беларусь)

Перфоманс-показатели по умолчанию должны быть основными факторами в измерении эффективности рекламных кампаний. При этом очень важно правильно определять роль диджитал в решении маркетинговых и бизнес-задач, выставляя соответствующие показатели эффективности для каждого инструмента.

Сегодня точечные и сфокусированные закупки в большей степени распространены в сферах, где есть возможность, не выходя в оффлайн, посчитать стоимость как привлеченного клиента, так и совершенной покупки.

В кризис особенно остро будет стоять вопрос эффективности инвестиций и динамичный тренд инвестирования в автоматизированные закупки только усилится. Возможны разные сценарии поведения рекламодателей – кто-то действительно уйдет от охватных кампаний к более точечным, а кто-то может, сократив количество инициатив в году, сосредоточиться на охватных/массивных кампаниях. Оба варианта имеют право на существование.

Роман Шиманский, digital-менеджер в «Централ Партнершип»

Активный интерес к перфоманс-метрикам начали проявлять года два назад. E-commerce был первопроходцем, но теперь подтягиваются и большие бренды. С теоретической точки зрения в кризис нужно отказываться от больших имиджевых кампаний в пользу фокуса на стоимости привлечения клиента, LTV и других показателей.

Но на практике большие рекламодатели предпочитают перераспределять бюджеты в наиболее «проверенные» медийные каналы, например, в ТВ. Алгоритмические закупки – это все еще диковинка для основной массы рынка – дополнительно рисковать во время кризиса готовы немногие. Однако те, кто сможет эффективно их использовать, смогут пережить нестабильную экономическую ситуацию гораздо легче.

Экономический кризис, наравне с довольно жесткой конкуренцией, может стать толчком к тому, что все больше агентств и рекламодателей покинут зону комфорта и начнут осваивать новые технологии, в частности programmatic.

Юрий Елисеев, директор по развитию бизнеса Resolution (OMD OM Group)

Программатик только приходит к нам. И многие рекламодатели начали рассматривать его как серьезное решение только в прошедшем 2014 году. 2015-й год станет переломным, в первую очередь, по работе с данными.

Серьезное развитие получат программатик-закупки с фиксированными ценами. Мой прогноз – удвоение рынка программатик закупок.

С полной версией исследования можно ознакомиться по ссылке

Сети эпохи кризиса

Экономические кризисы начались почти 200 лет назад, в период становления индустриальных обществ. Их постоянные спутники – спад производства, высокая инфляция, крах банковских систем, безработица – угрожают нам и по сей день.

1857-58 годы

Финансовый и экономический кризис 1857-1858 годов можно с полной уверенностью назвать первым мировым кризисом. Начавшись в США, он быстро перекинулся в Европу, затронув экономику всех крупнейших европейских стран, но больше всех пострадала Великобритания, как главная промышленная и торговая держава.
Несомненно европейский кризис усугубила завершившаяся в 1856 году Крымская война, однако все же главным фактором вызвавшим кризисные явления экономисты называют небывалый рост спекуляций.

Объектами спекуляций большей частью были акции железнодорожный компаний и предприятий тяжелой промышленности, земельные участки, зерно. Исследователи отмечают, что в спекуляцию даже пошли деньги вдов, сирот и священников.
Спекулятивный бум сопровождался небывалым накоплением денежной массы, увеличением объемов кредитования и ростом курсов акций: но в один прекрасный день все это лопнуло как мыльный пузырь.
В XIX столетии еще не имели четких планов по выходу из экономических кризисов. Однако приток ликвидных средств из Англии в США помог в начале ослабить последствия кризиса, а затем и полностью преодолеть его.

Начало Первой мировой войны дало толчок новому финансово-экономическому кризису. Формально причиной кризиса послужила тотальная распродажа бумаг иностранных эмитентов правительствами Великобритании, Франции, Германии и США с целью финансирования военных действий.
В отличие от кризиса 1857 года он не распространялся из центра на периферию, а возник одновременно во многих странах. Крах произошел на всех рынках сразу, как товарных, так и денежных. Только благодаря вмешательству Центральных банков экономика ряда стран была спасена.
Особенно глубоким кризис оказался в Германии. Захватившие значительную часть европейского рынка Англия и Франция закрыли туда доступ немецким товарам, что и стало одной из причин развязывания Германией войны. Заблокировав все немецкие порты, английский флот поспособствовал наступлению в 1916 году в Германии голода.
В Германии, как и в России кризис был отягощен революциями, ликвидировавшими монархическую власть и полностью изменившими политический строй. Эти страны дольше и болезненнее всех преодолевали последствия социального и экономического упадка.

«Великая депрессия» (1929-1933)

24 октября 1929 года стало «Черным четвергом» на Нью-Йоркской фондовой бирже. Резкое снижение стоимости акций (на 60-70%) привело к самому глубокому и продолжительному в мировой истории экономическому кризису.
«Великая депрессия» длилась около четырех лет, хотя ее отголоски давали о себе знать вплоть до начала Второй мировой войны. Больше всего кризис затронул США и Канаду, однако от него серьезно пострадали также Франция, Германия и Великобритания.
Казалось бы кризис ничто не предвещало. После Первой мировой войны США встали на путь стабильного экономического роста, миллионы держателей акций увеличивали свои капиталы, быстрыми темпами рос и потребительский спрос. Рухнуло все в одночасье. За какую-то неделю крупнейшие акционеры по самым скромным подсчетам лишились 15 млрд. долларов.
В США повсеместно закрывались заводы, рушились банки, а на улицах оказалось около 14 млн. безработных, резко возрос уровень преступности. На фоне непопулярности банкиров грабители банков в США были чуть ли не национальными героями.
Промышленное производство в этот период в США сократилось на 46%, в Германии на 41%, во Франции на 32%, в Великобритании на 24%. Уровень промышленного производства за годы кризиса в этих странах был фактически отброшен к началу XX столетия.
По мнению американских экономистов Оханиана и Коула – исследователей «Великой депрессии», если бы экономика США отказалась от мер администрации Рузвельта по сдерживанию конкуренции на рынке, то страна могла бы преодолеть последствия кризиса на 5 лет раньше.

«Нефтяной кризис» 1973-75 годов

Кризис 1973 года имеет все основания называться энергетическим. Его детонатором стала арабо-израильская война и решение арабских стран-членов ОПЕК ввести нефтяное эмбарго по отношению к государствам поддерживающим Израиль. Добыча нефти резко сократилась, и в течение 1974 года цены на «черное золото» выросли с $3 до $12 за баррель.
Нефтяной кризис больнее всего ударил по США. Страна впервые столкнулась с проблемой нехватки сырья. Этому поспособствовали и западноевропейские партнеры США, которые в угоду ОПЕК прекратили поставки нефтепродуктов за океан.
В специальном послании конгрессу президент США Ричард Никсон призвал сограждан к максимальной экономии, в частности, по возможности, не пользоваться автомобилями. Правительственным учреждениям было рекомендовано экономить электроэнергию и уменьшить автомобильный парк, а авиакомпаниям было предписано сократить число рейсов.
Энергетический кризис серьезно затронул экономику Японии, которая, казалось, была неуязвима перед глобальными экономическими проблемами. В ответ на кризис правительство Японии разрабатывает ряд контрмер: увеличивает импорт угля и сжиженного природного газа, приступает к ускоренному развитию ядерной энергетики.
Кризис 1973-75 годов положительно повлиял на экономику Советского Союза, так как поспособствовал увеличению экспорта нефти на Запад.

«Российский кризис» 1998 года

17 августа 1998 года россияне впервые услышали страшное слово дефолт. Это был первый в мировой истории случай, когда государство объявляло дефолт не по внешнему, а по внутреннему долгу, номинированному в национальной валюте. По некоторым данным, внутренний долг страны составлял 200 млрд. долларов.
Это стало началом тяжелейшего финансово-экономического кризиса в России, который запустил процесс девальвации рубля. Буквально за полгода стоимость доллара выросла с 6 до 21 рубля. Реальные доходы и покупательная способность населения снизились в несколько раз. Общее количество безработных в стране достигло 8,39 млн. человек, что составляло около11,5% экономически активного населения РФ.
Причиной кризиса эксперты называют множество факторов: обвал азиатских финансовых рынков, низкие закупочные цены на сырье (нефть, газ, металлы), провальную экономическую политику государства, возникновение финансовых пирамид.
По подсчетам Московского банковского союза общие потери российской экономики от августовского кризиса составили 96 млрд. долларов: из них корпоративный сектор утратил 33 млрд. долларов, а население лишилось 19 млрд. долларов. Однако, некоторые эксперты считают эти данные явно заниженными. За короткий срок Россия превратилась в одного из крупнейших должников в мире.
Только к концу 2002 года правительству РФ удалось преодолеть инфляционные процессы, а с началом 2003 года рубль стал постепенно укрепляться, чему во многом поспособствовал рост цен на нефть и приток иностранного капитала.

Продавцы эпохи кризиса

Как взглянуть на продажи по-новому

«Кризис открывает возможности для любого, кто готов их искать и воспитывать в себе дисциплину и решимость их использовать, — убежден Джон Вон Эйкен. — И это особенно актуально для профессионалов сферы продаж!». Доказательства справедливости этого утверждения собраны в очередной книге из цикла AntiCrisis. Называется она «Руководство по выживанию: Продажи». Цель Вон Эйкена — «сделать так, чтобы вы перестали продавать», ведь настоящие профессионалы сферы продаж никогда ничего не продают — они помогают клиенту принимать верные решения.

Дыхание кризиса

О том, что продавец — не самая легкая профессия, Вон Эйкен знает не понаслышке. Что же изменилось в кризис? Основываясь на собственном опыте, а также вопросах, наблюдениях и практических советах десятков продавцов, руководителей и бизнесменов, автор выделяет пять важнейших изменений, которые внес кризис в работу профессионалов в сфере продаж. «Кризис-резюме для продавцов» состоит в следующем:

  1. Клиенты меняют свои процессы, структуры и привычки. А значит, продавцы должны задавать как можно больше вопросов, чтобы выяснить, что именно меняется в компаниях клиентов. Меняться вместе с клиентами, проявлять гибкость мышления — клиентам нужен партнер, «летящий вперед на одной скорости с ними».
  2. Клиентам нужны новые доводы и аргументы. Покупатели перестали слепо доверять каждому слову продавцов — они требуют доказательств. Продавцы должны быть готовы доказать результативность того, что они предлагают. «Кризис заставляет продавцов подходить к привычным этапам процесса творчески, искать новые аргументы и решения, — пишет Вон Эйкен. — Сейлз-менеджерам с косным мышлением не будет места на новом, посткризисном рынке».
  3. Клиенты стали аккуратнее относиться к деньгам. Задача продавца — стать партнером, находящимся в первых рядах по важности взаимных расчетов. «Забудьте о характеристиках товара и подумайте о том, как и в чем ваш продукт или услуга поможет клиенту уменьшить расходы и увеличить прибыль», — призывает автор.
  4. Конкуренция стала гораздо острее. Это заставляет продавцов с одной стороны быть настороже, опасаясь атаки любого из соперников, с другой — проявлять искреннюю заботу о клиентах, показывать им настоящее обслуживание и искреннее внимание.
  5. Пришло время новых подходов и инструментов, и не стоит бояться меняться вслед за рынком, потому что «кризис — это отличная возможность оптимизировать бизнес-процессы, повысив их эффективность, а также научиться измерять результаты и оценивать ресурсы».

Конец продажам

Цель Вон Эйкена — «сделать так, чтобы вы перестали продавать», ведь настоящие профессионалы никогда ничего не продают — они помогают клиенту принимать верные решения.

Основное содержание книги составляют ответы на актуальные вопросы, волнующие специалистов, работающих в сфере продаж. Причем акцент сделан не столько на экстренных спасательных мерах, сколько на планах по исправлению ситуации в целом с дальновидным расчетом на будущее — на организацию работы с клиентами на «посткризисном» рынке.

Автор рассказывает, как разобраться в потребностях клиента в новых условиях, как обнаружить и задействовать его «горячие кнопки», и как побудить клиента отвечать на собственные возражения и принимать положительные решения о покупке (ответ на вопрос «Как теперь продавать?» вы найдете в доп. материале).

Вон Эйкен пишет, что, судя по опыту «кризисных счастливчиков», ключ к успеху — это четкие цели, сфокусированность и решимость. Он советует любому продавцу, во-первых, определить точку отсчета и создать план по выходу из кризиса; во-вторых — дисциплинировать себя, заставляя придерживаться выбранной стратегии; и, в-третьих — быстро исправлять свои ошибки. «Кризис быстро укажет вам на то, в чем вы были неправы, — замечает автор. — Не расстраивайтесь и не нойте. Быстро исправьте ситуацию, выберите новый путь и продолжайте движение вперед».

Джон Вон Эйкен «Руководство по выживанию: Продажи» — М.: Альпина Паблишерз, 2009

5 лучших книг по менеджменту от издательства «Альпина Бизнес Букс»:

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Кризисы в экономике России по годам

С конца прошлого века Россия пережила два крупных кризиса. На данный момент в нашей экономике можно наблюдать развитие нового.

В статье мы проанализируем, чем были вызваны кризисные явления в экономике страны в разное время, и какие последствия данные события имели для россиян.

Дефолт 1998 года

Ситуация 1998 года, которую чаще называют «Дефолт», стала следствием внутренней экономической политики 1992-1998 годов и «азиатского» кризиса. Эксперты считают, что одной из основных причин дефолта стала нестабильная политическая обстановка в стране. Ельцин совместно с правительством старался сформировать рыночную экономику и минимизировать государственное влияние на развитие бизнеса, а госдума стремилась к тотальному контролю над финансовыми потоками.

В результате внутренних раздоров страдала экономика страны. Чтобы сдержать инфляцию сокращалась денежная масса, находящаяся в обращении. Населению не выплачивалась заработная плата и пенсия, не исполнялись финансовые обязательства перед бюджетными организациями. Одновременно сохранялись высокие налоги. Большинство предприятий перешли на бартерную форму оплаты труда.

Дума принимала несбалансированные бюджеты, в которых расходы не покрывались доходами. Чтобы устранить дисбаланс выпускались обязательства ГКО, по которым рос государственный долг. В 1998 году система ГКО превратилась в пирамиду, потому что старые обязательства покрывались только привлечением новых. Кроме этого, были сняты ограничения на вывоз капитала из страны.

Увеличивался внутренний и внешней долг государства, а возможности его возврата сокращались. К концу 1997 года резко стали расти ставки по кредитам и государственным обязательствам, начал падать фондовый рынок. Правительство попыталось получить дополнительные займы от МВФ и Всемирного Банка.

В это же время значительно упали цены на сырье, а в Юго-Восточной Азии разразился серьезный финансовый кризис. В результате 17 августа 1998 года было объявлено о техническом дефолте по государственным облигациям РФ. Политика сдерживания курса рубля в узком коридоре была признана несостоятельной, и на смену ей пришел плавающий валютный курс. Курс рубля к доллару за полгода подскочил с 6 до 22 рублей.

Непрофессиональное управление экономикой и противоборство политических сил привели к тяжелейшему кризису. Темпы инфляции принудительно сократили, но производство пришло в упадок. Инвесторы начали покидать Россию, а капиталы утекать за границу.

В результате уровень жизни населения снизился, а инфляция приобрела галопирующий характер. Доверие народа и инвесторов к государству и банковской системе упало на долгие годы. Многие банки и предприятия разорились, а население потеряло все свои сбережения.

В мировой истории ранее не было случаев, когда государство объявляло дефолт по внутреннему долгу в национальной валюте. Обычно печатались деньги, и погашался внутренний долг.

Среди положительных последствий дефолта отмечается повышение конкурентоспособности предприятий и эффективности экспорта, общее укрепление экономики и денежной системы. Монетарное регулирование стало намного мягче, количество денег в обороте больше не ограничивалось, а бюджетная дисциплина повысилась, что привело к нормализации финансовой ситуации.

2008-2009 года

Кризис 2008 года в России стал следствием мирового финансового упадка.

Однако на нашей экономике американский кредитный обвал сказался сильнее, чем на развитых странах, из-за зависимости страны от нефти, которая упала до 40 долларов США за баррель, непрофессиональных действий правительства и агрессивной политики по отношению к Грузии.

Экономисты считают, что спад начался с мая 2008 года, когда перестали расти российские фондовые индексы. После этого началось падение рынка. Ухудшение инвестиционного климата в стране было замечено после атаки на «Мечел», выступлений власти против зарубежного и отечественного бизнеса и агрессии в Грузии. Во время грузинского конфликта наша фондовая биржа пережила одно из самых сильный падений за последние десять лет.

Война в Грузии подтолкнула инвесторов к бегству из страны, а общая нестабильность мировых фондовых рынков и падение стоимости нефти усугубили ситуацию. Огромный внешний долг российских компаний и невозможность получить доступ к западным кредитам привели к тому, что многие организации обратились за помощью к правительству. Выросла безработица, началась девальвация рубля.

В начале 2009 года стало понятно, что нас ждет вторая волна проблем, связанная с невозвратом кредитов и снижением цен на нефть. По данным журнала Forbes, с мая 2008 года по февраль 2009 года число российских долларовых миллиардеров уменьшилось со 110 до 32 человек.

Однако в декабре 2009 года правительство заявило об окончании активной фазы кризиса. Индекс потребительских цен в 2009 году повысился на 8,8% — это самый низкий показатель инфляции за всю новейшую историю страны. Падение ВВП в 2009 году составило 7,9%, что стало худшим результатом среди стран «восьмерки».

В марте 2010 года Forbes отметил, что число долларовых миллиардеров снова увеличилось в два раза и составило 62 человека (хотя, до всего этого их было 110). Улучшение ситуации связано с ростом цен на нефть и стабилизацией фондовых рынков.

Экономика 2014-2015 годов

Существует мнение, что наша экономика так и не вылезла из ямы 2008-2009 годов. Структурные проблемы накапливались, и в определенный момент должны были вырваться наружу. Начиная с 2013 года, экономика начала замедляться, а внешняя политика руководства страны привела к обострению ситуации и финансовому упадку.

Особенность кризиса 2014-2015 годов в том, что развивался он только в России. Страны Европы показывали небольшой экономический рост, а США находились в расцвете своей инвестиционной привлекательности. На этом фоне падение российской экономики выглядело наиболее мрачно.

Основной статьей дохода в нашей стране, является продажа энергоносителей, а производство находится на вторых ролях. Проблемы 2014 года усугубились тем, что стоимость нефти начала резко падать, достигнув в конце года отметки 57 долларов за баррель. При формировании бюджета на 2014 год правительство отталкивалось от стоимости 93 доллара за баррель, поэтому такое резкое падение пагубно сказалось на финансовом состоянии.

Еще одним фактором, подтолкнувшим нас к пропасти, стала аннексия Крыма и агрессия против Украины. В результате действий российских властей страны Европы, Канада, Япония, Новая Зеландия, Австралия и США ввели экономические санкции против ряда компаний, кредитных организаций и частных лиц. Финансовая блокада и закрытие доступа к международному капиталу поставили многие предприятия и банки в невыгодное положение, лишив их дешевых денег.

Отвечая на западные санкции, российское правительство ввело мораторий на ввоз некоторых видов продукции из-за границы, что подстегнуло инфляцию и ухудшило экономическую ситуацию.

Благодаря внешней политике и ответным санкциям, начался резкий отток капитала. Девальвация рубля и растущая инфляция вызвали панику среди населения, которое кинулось скупать валюту. Инфляция в 2014 году составила 11,4%, в январе 2015 года в годовом выражении достигла максимума с мая 2008 года – 15%, а в месячном выражении – максимума, начиная с февраля 1999 года – 3,9%.

Росту цен способствовала и политика ЦБ. Повышение ключевой ставки в декабре 2014 года с 9,5% до 17% спровоцировало обвал валютного рынка, в результате чего американский доллар и евро достигли исторических максимумов. Кроме этого, повышение ставки привело к увеличению стоимости кредитов.

В результате кризиса Россия потеряла статус перспективного рынка. Стремительный выход из трудного положения и возвращение к высоким темпам экономического роста, как было в 1999 и 2009 годах, был невозможен.

Для диверсификации экономики необходимы политические реформы и структурные изменения. Высока и вероятность усиления санкций, что на фоне оттока инвестиций и дешевеющей нефти исключает в ближайшие годы возможность экономического роста.

В 2015 году из-за падения курса рубля, заморозки зарплат и роста тарифов резко упал уровень потребления, что в сочетании с остановкой потребительского кредитования привело к падению ВВП и кризису в финансовом секторе. Снизился приток средств от экспортно-импортных операций, а это затормозило строительство, цены на недвижимость упали.

Кризис 2017 — 2018 годов

Основными проблемами российской экономики остаются низкие цены на нефть, ужесточившийся режим экономических санкций, а также внутренние проблемы (высокий уровень коррупции, плохой инвестиционный климат).

Хорошие новости однако заключаются в том, что худшее все же позади. 2016 год был последним годом экономического спада, а с 2017-го начался скромный экономический рост. Если правительство не предпримет каких-то шагов резко ухудшающих ситуацию, экономика будет оставаться в стагнации, демонстрируя небольшие темпы экономического роста с сохранением текущего уровня реальных доходов и качества жизни населения.

2018 год для населения и предприятий — это время наконец спокойно провести SWOT-анализ и перейти из режима выживания в режим роста и развития. Стоит только учитывать, что ситуация в экономике останется плохой и планировать собственное будущее закладываясь на текущее состояние, на всякий случай, иметь ввиду возможное ухудшение ситуации.

Простым людям тоже не стоит отчаиваться. Да, страна живет плохо и будет жить ещё хуже, но это не значит, что такая же участь уготована всем!

Публикация от Markovka (@lubovmarkov) Июн 3 2014 в 9:55 PDT

Читайте статью о том, как выжить в текущий экономический кризис простым людям, а также наш материал о том, как заработать первый миллион долларов и помните, что кризис — это время возможностей.

История мировых кризисов. Самые сильные экономические потрясения за 100 лет

До развития мировой рыночной экономики кризисы носили преимущественно локальный характер, оставаясь проблемой отдельного государства. В XX веке с ростом процессов экономической интеграции кризисы начали приобретать глобальный масштаб: установившиеся тесные связи между различными странами повлекли за собой зависимость их экономик.

Первый мировой кризис XXI века начался 15 сентября 2008 года, когда о своем банкротстве объявил крупнейший финансовый конгломерат — американский инвестиционный банк Lehman Brothers. Однако за истекшие 100 лет в мире произошло немало экономических потрясений, которые человечеству пришлось пережить.

Первый мировой кризис 1900–1903 гг.

Первый экономический кризис разразился в начале прошлого столетия и продолжался с 1900 по 1903 год. Это был так называемый кризис перепроизводства, вызванный резким экономическим подъемом в капиталистических странах. В результате началось падение цен на энергетические ресурсы, многие предприниматели разорились, а в странах Европы и Америки огромными темпами росла безработица. Выстоять смогли лишь крупные монополии и картели, поэтому после кризиса в развитых государствах усилились процессы монополизации производства.

В России кризисные явления начались еще раньше: 1899 год ознаменовался банкротствами крупных промышленных предприятий, крах потерпели металлургические и машиностроительные компании, замедлились темпы строительства железных дорог, резко сократилась добыча сырья. Буквально за несколько лет российская экономика достигла своего дна, выйти из кризиса удалось лишь в 1905 году после революционных событий и окончания русско-японской войны.

Банковская паника 1907 года

В 1907 году британский Центробанк неожиданно повысил учетную ставку. Великобритания нуждалась в свежих поступлениях денежных средств, чтобы увеличить свои золотовалютные запасы. Заманчивое предложение сработало и вызвало приток внешнего капитала: многие инвесторы уходили из банков США и вкладывали свои средства в британскую экономику.

В результате фондовая биржа Нью-Йорка обвалилась, население страны поддалось паническим настроениям и бросилось забирать свои сбережения из банков США. Некоторые финансовые учреждения вынуждены были объявить себя банкротами. Подобные явления наблюдались также во Франции и в Италии, но в значительно меньшей степени, чем в США.

Великая депрессия 1929–1941 гг.

События Великой депрессии в США спровоцировали биржевые спекуляции ценными бумагами и растущее потребление со стороны населения. Только за короткий промежуток времени с 1928 по 1929 гг. стоимость ценных бумаг выросла на 40%, объемы торговли увеличились в 2,5 раза — с 2 млн. до 5 млн. акций в день. Никого не смущали столь резкие темпы роста котировок, все рассчитывали на гигантские прибыли в будущем.

Образовавшийся пузырь лопнул 24 октября 1929 года, когда фондовый промышленный индекс Доу-Джонса понизился до значения 381,17. Неожиданное снижение породило панику на рынке, держатели акций начали избавляться от ранее приобретенных ценных бумаг. Только за 1 день было продано 12,9 млн. акций, биржевой индекс упал еще на 11%. Этот день вошел в мировую историю как «черный четверг».

За «черным четвергом» наступила «черная пятница», затем последовали «черный понедельник» и «черный вторник». За этот короткий промежуток времени было продано около 30 млн. ценных бумаг. Тысячи инвесторов разорились, их потери оценивались более чем в 30 млрд. долларов.

Разорение акционеров повлекло за собой закрытие банков, предоставлявших кредит на приобретение ценных бумаг. Финансовые учреждения вынуждены были признаться в своей несостоятельности, объявляли себя банкротами. Предприятия, лишенные возможности получить кредит, не смогли нормально функционировать дальше и также вынуждены были закрыться. В стране катастрофическими темпами росла безработица.

Темпы экономического роста США снизились на 31% за первые несколько лет Великой депрессии. Сильно пострадала промышленность и сельское хозяйство: цены на фермерскую продукцию упали на 53%, спад производства составил почти 50%.

Восстанавливаться от потрясений американская экономика начала лишь после прихода к власти президента Франклина Рузвельта весной 1933 года. Его политика «сильной руки» принесла ощутимые плоды, депрессия уступила место подъему. Окончательно выйти из кризиса Соединенным Штатам удалось лишь после Второй мировой войны.

От кризиса в Америке пострадали и страны Западной Европы, сильнее всех – Великобритания и Германия. За несколько лет до случившегося краха в Нью-Йорке Великобритания вернула английскому фунту его довоенный номинал. В результате национальная валюта стала переоцененной, собственный экспорт подорожал и потерял конкурентоспособность.

Для поддержания своей денежной единицы Великобритания вынуждена была взять кредит в США. После событий «черного четверга» разразившийся кризис шагнул за океан: сначала накрыл Великобританию, а оттуда распространился в другие государства Европы, едва оправившиеся после тяжелых событий Первой мировой войны.

Нефтяной кризис 1973 года

Кризис 1973 года возник на фоне событий очередной арабо-израильской войны. Государства – члены ОПЕК (организации экспортёров нефти) заявили о своем решении сократить добычу нефти и прекратить экспорт в те страны, которые поддержали Израиль в этом военном конфликте.

В итоге в течение одного года цены на нефть поднялись в 4 раза. Описываемые события сыграли положительную роль для экспортеров нефти и отрицательно сказались на покупателях. Советский Союз в итоге занял ведущее место среди продавцов энергоресурсов и значительно усилил свой международный авторитет.

Рост цен на энергоносители стал причиной кризиса в крупных развитых странах — Франции, Италии, США, ФРГ и Японии. Начались проблемы с энергоснабжением жилых зданий и учреждений, подскочили цены на бензин, упало производство, выросла инфляция. Падение производства вызвало рост безработицы – почти 15 миллионов человек были уволены.

Для преодоления кризиса правительства этих стран ввели режим жесткой экономии, разработали эффективные методы энергосбережения, стали использовать природный газ и уголь, начали развивать собственную ядерную энергетику.

Азиатский кризис 1997–1998 гг.

В середине 90–х годов назрел новый масштабный экономический кризис, охвативший страны Азиатско-тихоокеанского региона (АТОР). До этого времени экономики стран, именуемых азиатскими тиграми, стремительно росли высокими темпами. Сингапур, Южная Корея, Тайвань за короткое время стали ведущими странами в своем регионе. Стремительное развитие и мощные вливания иностранного капитала привели к перегреву экономик, в результате начался кризис.

Вслед за рухнувшими фондовыми рынками последовал стремительный отток иностранных инвестиций из экономик этих государств, национальные валюты обесценились в 2-4 раза, выросла инфляция. Менее всего от кризисных явлений пострадали Сингапур, Япония и Тайвань, сильнее ощутили удар экономики Таиланда, Южной Кореи, Индонезии и Малайзии. В 1998 году экономический кризис начался в России.

Выйти из кризиса государствам Юго-Восточной Азии помогли заимствования Международного валютного фонда.

Мировой финансовый кризис 2008–2009 гг.

Сильнейшим потрясением нашего времени стали события 2008 года, когда разразился мировой финансовый кризис, вызванный перегревом рынка активов. В России причиной кризисных явлений в экономике стал перегрев рынка «черного золота»: в течение нескольких месяцев цены на нефть росли гигантскими скачками, как только цена поднялась выше 72 долларов за баррель, экспертам стало очевидно, что кризис неизбежен.

Кризисные явления наблюдались в течение полутора лет, постепенно экономики отдельных государств начали восстанавливаться. Хотя по некоторым оценкам авторитетных экспертов, последний кризис не закончился, и те негативные явления, которые наблюдаются в мировой экономике сейчас, являются продолжением кризиса 2008 года — его второй волной.

Ссылка на основную публикацию