Вопрос о власти и упреке в ресторанном деле

К вопросу о государственной поддержке ресторанного бизнеса на региональном уровне: социально-экономические критерии отбора предпринимательских структур Текст научной статьи по специальности « Экономика и экономические науки»

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Юрьев Кирилл Владиславович

В статье определено, что на современном этапе хозяйствования целесообразна государственная поддержка предпринимательских структур в сфере ресторанного бизнеса , так как данный вид предпринимательской деятельности решает ряд экономических и социальных задач развития территорий. Автором статьи предложены критерии определения целесообразности государственной поддержки предпринимательских структур в сфере ресторанного бизнеса и соответствующие инструменты его государственной поддержки.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Юрьев Кирилл Владиславович,

TO THE ISSUE ABOUT THE STATE SUPPORT OF RESTAURANT BUSINESS AT REGIONAL LEVEL: SOCIAL AND ECONOMIC CRITERIA OF SELECTION OF ENTERPRISE STRUCTURES

In article it is defined that at the present stage of managing the state support of enterprise structures in the sphere of restaurant business as this type of business activity solves a number of economic and social problems of development of territories is expedient. The author of article offered criteria of determination of expediency of the state support of enterprise structures in the sphere of restaurant business and the corresponding instruments of its state support.

Текст научной работы на тему «К вопросу о государственной поддержке ресторанного бизнеса на региональном уровне: социально-экономические критерии отбора предпринимательских структур»

К ВОПРОСУ О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКЕ РЕСТОРАННОГО БИЗНЕСА НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ ОТБОРА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИХ СТРУКТУР

В статье определено, что на современном этапе хозяйствования целесообразна государственная поддержка предпринимательских структур в сфере ресторанного бизнеса, так как данный вид предпринимательской деятельности решает ряд экономических и социальных задач развития территорий. Автором статьи предложены критерии определения целесообразности государственной поддержки предпринимательских структур в сфере ресторанного бизнеса и соответствующие инструменты его государственной поддержки.

Ключевые слова: предпринимательство, государственная поддержка предпринимательства, ресторанный бизнес.

Проблема целесообразности государственной поддержки предпринимательских структур, в том числе в сфере ресторанного бизнеса, до сих пор является дискуссионной. Некоторые экономисты выступают за расширение форм и масштабов государственного контроля в предпринимательстве. Другая группа ученых выступает за необходимость максимального ограничения вмешательства государства в хозяйственную деятельность. В современных условиях хозяйствования имеет место ситуация с балансом государственного вмешательства в предпринимательскую деятельность. Структурными элементами современной системы государственного регулирования и поддержки предпринимательской деятельности являются [2]:

— разработка законодательной и нормативной базы, определяющей условия деятельности субъектов предпринимательства и регулирующей процедуры принятия решений в области государственного регулирования;

— применение правоприменительных процедур, гарантирующих соблюдение законности и равноправие представителей бизнеса в отношениях с органами власти и другими хозяйствующими субъектами;

— обеспечение безопасности и защиты предпринимателей от незаконных действий конкурентов и органов государственного управления;

— институциональное обеспечение разработки и реализации государственной политики

по регулированию и поддержке предпринимательства;

— реализация государственных программ поддержки и содействия развитию предпринимательства;

— ресурсное и финансовое обеспечение, необходимое для реализации мер по поддержке предпринимательства, наряду с созданием условий и механизмов для привлечения частных отечественных и иностранных инвестиций, а также радикальным совершенствованием налоговой системы.

В современных условиях хозяйствования государственная поддержка и регулирование необходимы в двух случаях [3]:

— во-первых, в условиях нарастания негативных тенденций (социальная напряженность в обществе, угроза национальной безопасности, ухудшение состояния окружающей среды, нарастание инфляции и безработицы и т. д.). В этом случае роль государства заключается в выявлении негативных тенденций и принятии мер по их устранению;

— во-вторых, в ситуации получения положительного эффекта для территории в результате деятельности конкретных предпринимательских структур (при высокой бюджетной эффективности, при наличии социальных эффектов на территории и т. д.). Роль государства здесь видится в их своевременном выявлении и поддержании.

Сфера ресторанного бизнеса по своей природе является самодостаточной, обладающей

возможностью самостоятельно развиваться в условиях жесткой конкуренции. При этом государственная поддержка в данной сфере сведена к минимуму. Тем не менее, наличие положительного эффекта для территории в результате деятельности предпринимательских структур в данной сфере свидетельствует о целесообразности и необходимости их государственной поддержки. Это связано, прежде всего, с тем, что предпринимательские структуры в сфере ресторанного бизнеса, реализуя свои ключевые функции, обеспечивает достижение положительных тенденций в региональном развитии:

1) ресторанный бизнес, в большей своей части, является высокодоходным, таким образом, ресторанный бизнес (реализуя свою ключевую функцию — получение прибыли) способствует увеличению поступлений средств в бюджеты различных уровней и в государственные внебюджетные социальные фонды;

2) выполняя ресурсную функцию (связанную с поиском оптимального соотношения факторов производства), данные предпринимательские структуры не только обеспечивают (как и другие бизнес-единицы) инновационное развитие территории, но и создают (за счет взаимодействия с субъектами хозяйствования из других территорий) положительный инновационный и инвестиционный имидж региона;

3) реализуя организационную функцию (которая связана с созданием и развитием предпринимательских структур), гостиничный бизнес способствует развитию взаимодействующих с ним сфер (рекреационной, инфраструктурной, образовательной, сельскохозяйственной и т. д.);

4) выполнение социальной функции (связанной, с одной стороны, с реализацией возможности каждого дееспособного лица быть собственником дела, лучше проявлять свои индивидуальные таланты и возможности, а с другой, с обеспечением социального развития территории) обеспечивает повышение благосостояния населения территории, способствует культурно-просветительскому развитию ее населения.

Таким образом, критерием целесообразности и необходимости государственной поддержки предпринимательских структур в сфере ресторанного бизнеса определяется выполнением (на должном уровне) вышеперечисленных функций.

В сложившейся ситуации актуальным является формирование системы показателей, применение которых позволит говорить о соответствии каждой конкретной предпринимательской струк-

тур критерию «целесообразности государственной поддержки».

Система ключевых показателей для определения соответствия критерию «целесообразности государственной поддержки» предпринимательской структуры строится на основе следующих методологических принципов:

— необходимо обеспечение прозрачности показателей для анализа предпринимательской структуры (с точки зрения исходных данных, порядка расчета и возможности формулировки выводов);

— показатели должны комплексно характеризовать ключевые аспекты деятельности предпринимательской структуры в части обеспечения социально-экономического развития региона;

— система показателей должна включать универсальные показатели, характеризующие вклад предпринимательских структур в сфере ресторанного бизнеса в региональное развитие;

— система показателей должна включать показатели социального, социально-экономического и экономического вклада в региональное развитие.

Итак, применительно к сфере ресторанного бизнеса, состав показателей для определения целесообразности государственной поддержки должен, по мнению автора, в себя включать:

1) экономические показатели:

— ежегодное увеличение отчислений в бюджет в виде налогов и сборов;

— ежегодное увеличение доли участия в производстве ВРП;

— участие в качестве базы практики в процессе подготовки специалистов соответствующей квалификации;

— ежегодное увеличение количества используемых инновационных продуктов или услуг;

— ежегодное увеличение доли поставщиков, расположенных на территории региона, в общей численности поставщиков (при значении более 50 %).

— превышение средней заработной платы работников среднерегионального уровня по соответствующей категории;

— ежегодное увеличение доли туристов в общей численности;

— ежегодное увеличение доли работников в общей численности, получивших образование в учебных заведениях региона.

— участие в проведении культурно-массовых мероприятий;

— участие в благотворительных акциях;

— ежегодное увеличение доли иностранных посетителей в общей численности.

Для определения целесообразности государственной поддержки автором разработана соответствующая методика выбора объектов для поддержки, где для каждого показателя предложен свой весовой коэффициент (табл. 1).

Система показателей и критериев для определения целесообразности государственной поддержки предпринимательских структур в сфере ресторанного бизнеса

№ п/п Гр. Показатели (критерии) ед. изм. Критерий соответствия требованиям Значение

1 экономические показатели объем отчислений в бюджет в виде налогов и сборов тыс. руб. Увеличение темпа роста 1 за каждые 5 %

количество используемых инновационных продуктов или услуг ед. Увеличение количества 1 за ед.

превышение средней заработной платы работников средне регионального уровня по соответствующей категории тыс. руб. СЗпрабХ1 СЗпрег 1 за каждый 0,1

участие в качестве базы практики в процессе подготовки специалистов соответствующей квалификации кол-во прош. повыш. кв Абс. Увелич. 1 за каждые 10 чел.

доля поставщиков, расположенных на территории региона, в общей численности поставщиков % от общ. объема поставок Увеличение доли 1 за 5 %

2 о § л о о участие в проведении культурно-массовых мероприятий кол-во раз Увелич. кол-ва 1 за ед.

участие в благотворительных акциях кол-во раз Увелич. кол-ва 1 за ед.

доля туристов в общей численности посетителей % от общ. численн. Увеличение доли 1 за каждые 5 %

доля работников, получивших образование в учебных заведениях региона, в общей численности % от общ числен Увеличение доли 1 за каждые 5 %

доля иностранных посетителей в общей численности % от общ. численн. Увеличение доли 1 за каждые 5 %

Оказание государственной поддержки следует считать целесообразным, если по представленным показателям предпринимательская структура набирает не менее пяти баллов.

В зависимости от количества набранных баллов необходимо определение одной из форм государственной поддержки. Следует учитывать, что формы государственной поддержки достаточно разнообразны, наиболее полно они описаны в работе Е. Н. Бушуевой (рис. 1) [1].

Считаем, что применительно к ресторанному бизнесу целесообразен выбор следующих форм

деятельности субъектов предпринимательства;

— участие в программах поддержки и содействия развитию предпринимательства;

— прямое финансирование и субсидирование;

— участие в конкурсах на заключение государственных контрактов;

— гранты предпринимательским структурам;

— бюджетные кредиты, займы, ссуды;

— государственные и муниципальные гарантии;

— особый режим налогообложения; предоставление государственных фондов в аренду на льготных условиях.

— предоставление специфических условий

ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПОДДЕРЖКА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ

Цель: воздействие государства на процессы создания и функционирования предпринимательских структур, с целью формирования благоприятных условий для реализации предпринимательской инициативы

Лицензирование, антимонопольное регулирование, тарифноценовое регулирование, технические регламенты

Комплексные программы, государственные инвестиции

Учетная ставка ЦБ, валютное регулирование

Налоговые ставки и льготы, таможенные пошлины, таможенные льготы

Государственные займы, дотации, субсидии, компенсации

ФОРМИРОВАНИЕ УСЛОВИЙ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Рис. 1. Формы государственной поддержки предпринимательской деятельности

1. Бушуева Е. Н. Совершенствование государственной поддержки предпринимательской деятельности

в России: социальные императивы: дис. . канд. эконом. наук. Тамбов, 2012.

2. Динаев Т. Н. Совершенствование системы государственного регулирования предпринимательства как основной фактор его развития // Проблемы управ-

ления: мат-лы XII Всерос. студенческого семинара. М., 2004. Вып. 2.

3. Колесниченко Е. А., Смольянинова Е. Г. Стратегия развития предпринимательства на региональном уровне: тенденции реализации // Социально-экономические явления и процессы. Тамбов, 2011. № 5-6.

TO THE ISSUE ABOUT THE STATE SUPPORT OF RESTAURANT BUSINESS AT REGIONAL LEVEL: SOCIAL AND ECONOMIC CRITERIA OF SELECTION OF ENTERPRISE STRUCTURES

In article it is defined that at the present stage of managing the state support of enterprise structures in the sphere of restaurant business as this type of business activity solves a number of economic and social problems of development of territories is expedient. The author of article offered criteria of determination of expediency of the state support of enterprise structures in the sphere of restaurant business and the corresponding instruments of its state support.

Key words: business, state support of business, restaurant business.

Джалалдинов упрекнул власти в замалчивании проблем села Кенхи

Проблемы жителей села Кенхи Шаройского района после многочисленных жалоб властям Чечни остаются нерешенными. Программа переселения жителей из оползневых участков не действует, дома не восстанавливаются, а отчеты о строительстве новых дорог и школы не соответствуют действительности, заявил уроженец Кенхи Рамазан Джалалдинов.

Как информировал «Кавказский узел», в апреле 2016 года житель Кенхи Рамазан Джалалдинов пожаловался на тяжелую ситуацию в селе, указав, что жители долгое время не могут получить компенсации за разрушенное в ходе боевых действий жилье. После этого дом семьи Джалалдинова в Кенхи был сожжен людьми в масках, его супруга и дети выехали в Дагестан, а позже и сам мужчина покинул Чечню из-за угроз со стороны силовиков, сообщается в справочном материале «Как Рамазан Джалалдинов рискнул жаловаться Путину и Кадырову», размещенном в разделе «Справочник» на «Кавказском узле».

Несмотря на то, что видео называется «Обращение жителя Шаройского района Чечни Рамазана Джалалдинова Рамзану Кадырову «, в ходе всей записи, которая длится около десяти минут, Джалалдинов обращается напрямую к Владимиру Путину, демонстрируя президенту полуразрушенные дома в селе.

Рамазан Джалалдинов рассказал, что жители Кенхи поддерживают его и даже предлагают его кандидатуру на пост главы администрации села. «Сейчас в Кенхи сместили главу администрации, которого назначали власти. Село. без главы администрации, идет спор вокруг назначения на эту должность. Жители поддерживают мою кандидатуру и предлагают мне стать главой администрации села. Но мне опасно там, мне не дадут жить и работать», — сказал 27 мая Джалалдинов корреспонденту «Кавказского узла».

Сайт Кенхинской сельской администрации, по данным на 05.40 мск 28 мая, не работал, и при попытке войти появлялось сообщение «работа сайта временно приостановлена». На сайте администрации Шаройского района, главой администрации Кенхи указан Магомед Гаджиев. Однако, по данным выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, представленной сайтом Федеральной налоговой службы, с 22 апреля 2019 года исполняющим обязанности главы администрации села является Хамзат Ахмедов.

По словам Джалалдинова, серьезных изменений в селе Кенхи, вопреки заявлениям властей, не произошло. «В селе до сих пор дома не восстановлены. Кенхи расположено вдоль горной реки на восемь километров, это считается опасной зоной. Существует федеральная программа переселения жителей из таких опасных зон, она действует с 2017 года. Но ни один житель села не был переселён», — сказал он.

По его словам, власти объясняют, что переселять людей из опасной зоны или нет, определит только «московская комиссия». Местные СМИ отчитываются, что в селе строят новые дороги и школу, но «ничего этого нет». «В общем, чем больше жалоб, тем хуже становится. жителям села», — считает Джалалдинов.

После того, как в результате выступления Джалалдинова стало известно о бедственном положении жителей Кенхи, Рамзан Кадыров объявил 2016 год годом Шаройского района . В частности, Кадыров поручил в течение трех месяцев провести в районе масштабную реконструкцию — отремонтировать дороги, проложить линии газо- и водопровода, построить мечети. Об этом глава Чечни заявил на встрече с жителями Кенхи 6 мая 2016 года. 7 февраля 2019 года Рамазан Джалалдинов разместил на своей странице в Facebook обращение к жителям Чечни и Дагестана. От Рамзана Кадырова «скрывают реальную ситуацию», новую мечеть в Кенхи после 2016 года не построили, хотя Кадыров давал такое распоряжение. Кроме того, в селе закрылась детская спортшкола, заявил Джалалдинов.

Вопросы строительства новой мечети и полноценной работы спортшколы так и не решены.

«Построен молельный дом, и то за счет местного [мецената] Расула Исламова и за счёт пожертвований самих людей. Кадыров небольшую сумму выделил. Жители даже поругали имамов за их заявления, что, мол, Кадыров им мечеть построил. В селе остается пока старая мечеть и этот молельный дом. Кадыров предлагал новую мечеть на месте старой соорудить, но это указание Кадырова. не выполнили. Спортсекцию вернули, но отдельного спортзала, как обещали, под неё нет, они [дети] занимаются в клубе», — рассказал уроженец села.

Джалалдинов признался, что по-прежнему вынужден скрываться и не может вернуться в Чечню из-за опасений за свою жизнь и свободу. «Домой возвращаться не могу, боюсь. Я в России, но место нахождения, адрес раскрывать не буду», — сказал он.

По его словам, после выступления в феврале ему вновь стали угрожать преследованием. «По Facebook, по sms получал угрозы», — сказал он.

В декабре 2018 года Джалалдинов сообщил «Кавказскому узлу», что п росьба аварцев из Кенхи построить дорогу, которая свяжет селение с Цумадинским районом Дагестана, осталась без ответа.

Кроме того, по словам Джалалдинова, угрозы поступали и в адрес других жителей Кенхи. «Несколько человек недавно обращались к. [властям Чечни] хотели рассказать. о своих проблемах. Так им после обращения тоже угрожали», — рассказал он.

Уроженец Кенхи надеется, что изменить его положение может только обращение в Европейский суд по правам человека. «Я надеюсь на изменение в своем положении. Но не в России. Только через Европейский суд, наверное, что-то изменится», — полагает он.

Юрист счел, что нарушение прав Джалалдинова устранено формально

Решение Старопромысловского районного суда Грозного о прекращении производства по жалобе на отказ следователя зарегистрировать заявление Рамазана Джалалдинова и провести проверку решено обжаловать, сообщил «Кавказскому узлу» юрист Комитета против пыток (КПП) Дмитрий Пискунов, представляющий интересы Джалалдинова.

«Кавказский узел» писал, что, по данным КПП, следствие с опозданием на почти три года начало проверку жалоб Джалалдинова на преследование за видеообращение к Путину о проблемах села Кенхи. По информации правозащитной организации, о проверке стало известно лишь в суде, где обжаловался отказ следователя зарегистрировать заявление уроженца Кенхи. После приобщения рапорта к делу судья прекратил производство по жалобе.

По словам юриста, его доверитель в 2016 году просил провести проверку о применении физической силы по отношению к жене и дочерям.

Пискунов считает, что причина жалобы в суд устранена лишь формально. «Они формально устранили, но судья отказался признать действия, а точнее бездействие следователя по заявлению в течение трех лет незаконным», — рассказал он, добавив, что постановление суда будет обжаловано после получения на руки полного текста судебного решения.

Комментариев от представителей следствия относительно рассмотрения жалоб Джалалдинова «Кавказский узел» пока не располагает. Сообщений об этом на сайте Следственного управления Следственного комитета по Чечне, по данным на 05.40 28 мая, не было.

Материалы о ситуации в Кенхи публикуются «Кавказским узлом» на специальной тематической странице «Кенхи: цена критики Кадырова». В разделе «Персоналии» на «Кавказском узле» подготовлена биография Рамзана Джалалдинова.

источник: корреспондент «Кавказского узла»

Новой нефти слова не давали

19 Ноября 2018 16:35

Циничные высказывания чиновников последних недель приучают население к новому образу государства. Ему уже не под силу играть роль заботливого опекуна простого народа. Теперь оно превращается в сурового коллектора

У большинства из нас есть странные привычки и такие же странные guilty pleasure. Я вот, например, часто начинаю день с просмотра сайта воронежского отделения партии «Единая Россия». Местные новости заставляют думать, что времена брежневского застоя никуда не уходили — партийцы привлекают общественность, обсуждают повестку дня на ячейках, проводят заседания актива. Кроме того, там часто можно встретить сообщения вроде «Депутат помог ветерану починить печь» или «Депутат помог школьникам издать стенгазету». Подобные заметки на партийном сайте могут показаться абсурдными: вроде бы хвалиться такими свершениями не пристало не то что партийному отделению и региональному (или даже федеральному) депутату, а просто обывателю. Многие совершают такие подвиги регулярно и не считают их чем-то выходящим из ряда вон, да и вообще малые добрые дела любят тишину. Однако сейчас даже подобная неловкая похвальба добрыми делами начинает казаться образцом человечности со стороны партии власти и государственных функционеров вообще.

«Если вас не устраивают цены, то это вы мало зарабатываете, а не цены высокие. » — заявил врио губернатора Липецкой области, бывший вице-президент Сбербанка Игорь Артамонов. Еще несколько лет назад подобные слова в устах чиновника могли показаться опасными. Чиновники не упрекали людей в низком заработке, в том числе потому, что такие упреки были бы, скорее, упреками, обращенными к власти в целом. Если судить по сюжетам федеральных телеканалов, низкие заработки — это, прежде всего, проблема жителей Украины. Так же как и отсутствие отопления. У нас же, судя по тем же новостным выпускам, беспрецедентно растут зарплаты, повышаются пенсии и соблюдаются майские указы. Три года назад высказывание, похожее по смыслу и стилю на слова Игоря Артамонова, стоило должностей свердловскому депутату-единороссу Илье Гаффнеру, который в шутку призвал россиян меньше есть. Специфическое чувство юмора никто не оценил — цитата Гаффнера стала одной из главных тем дня в федеральной новостной повестке. Люди возмущались, вслед за ними пришлось возмутиться и партийному начальству. Недовольство вызвала и неудачная реплика Медведева в разговоре с крымской пенсионеркой, которая в итоге запомнилась в виде формулы «денег нет, но вы держитесь».

К.С. Петров-Водкин, «Рабочие», 1926 г Иллюстрация: Wikimedia Commons

Однако высказывание Артамонова в сегодняшней новостной повестке быстро утонуло. Теперь оно не выглядит уникальным. Совсем недавно на том же поприще отличилась екатеринбургская чиновница Ольга Глацких. «Государство молодежи ничего не должно, а должны родители, поскольку оно не просило родителей рожать», — поучала она. Вроде бы скандал с Гладских начал раскручиваться — она спешно ушла в отпуск, губернатор региона Евгений Куйвашев ее позицию осудил. Но потом выяснилось, что отправлять в отставку чиновницу никто не будет. Резко ответил студентам на вопрос о льготах для малоимущих и врио курганского губернатора Вадим Шумков, посоветовавший нуждающимся поработать.

Симптоматично, что Гаффнер неуместно пошутил, Медведев плохо построил беседу, последние же скандальные высказывания чиновников сделаны абсолютно серьезно. Люди — новая нефть, а мнением нефти интересоваться не принято

Пострадавший за слова Илья Гаффнер, наверное, тихо завидует Ольге Глацких, Шумкову и Артамонову. Кто знает, выскажись он в подобном духе сейчас — заметили ли бы это вообще? А если бы заметили — лишили бы постов или нет? Скорее всего, никакие репрессии по партийной линии Гаффнеру бы теперь не грозили — он высказывался вполне в духе дня. Симптоматично и то, что Гаффнер неуместно пошутил, Дмитрий Медведев плохо построил импровизированную беседу, последние же скандальные высказывания сделаны абсолютно серьезно. Разница, видимо, в том, что шутка Гаффнера противоречила важной пропагандистской установке последних лет: Россия — социальное государство, власть которого заботится о гражданах. Теперь же эта установка убрана. Артамонов, Глацких и Шумков высказываются в полном соответствии с фактической политикой власти: государство гражданам ничего не должно, наоборот, должны они ему. Люди — новая нефть, а мнением нефти интересоваться не принято. Государство повышает пенсионный возраст, повышает налоги (например НДС) или вводит новые — для самозанятых, для огородников. И этого мало — всерьез обсуждаются повышенные акцизы на сладкую газировку и колбасу. Денег в бюджете все меньше, расходы растут — значит, государству нужно искать новые источники доходов. Попутно чиновники отгоняют население от посягательств на госбюджет: нарожали, надо работать, мы вам ничего не должны. Кстати, по следам высказываний Ольги Глацких саратовские журналисты спросили своих парламентариев: должно государство людям что-нибудь или наоборот. Все собеседники как один высказались, что это россияне должны власти и никак иначе. Чиновник или депутат, хотя бы на словах заботящиеся о гражданах, превратились в политиков упрекающих и карающих. Таким же упрекающим и карающим стало само государство.

Когда сапог государства станет давить на наши спины совершенно невыносимо, на помощь придет добрый воронежский единоросс с буханкой хлеба, пачкой печенья или хотя бы со стенгазетой

На этом фоне чтение новостей на сайте воронежского отделения «Единой России» получило новый терапевтический эффект. Если чувствуешь злость от очередного высказывания молодого бюрократа, можно хотя бы прочитать о том, как безвестный воронежский депутат обогрел ветерана, порадовал школьников, посыпал песком дорожку, принес старушке воды. Хочется верить, что, когда сапог государства станет давить на наши спины совершенно невыносимо, к нам на помощь обязательно придет добрый воронежский единоросс с буханкой хлеба, пачкой печенья или хотя бы со стенгазетой.

Вопрос о власти и упреке в ресторанном деле

«Государство совершает большую ошибку, ведя себя столь фамильярно с молодыми людьми, со школьниками и со студентами. Нельзя начинать гражданскую войну среди школьников и студентов. Надо услышать их. Никто из наших политиков не желает их услышать, никто с ними не разговаривает. Они боятся это делать. Почему? Это невозможно, больше терпеть это невозможно». 29 марта 2017 года

«На самом деле исторически православная церковь всегда была слита с государством, главой церкви был царь и при этом церковь де-факто объявляла, что любая власть — от Бога, какой бы она ни была. Мы с вами говорим в 2017 году, в котором мы вспоминаем события столетней давности. Так вот, мы же помним, что гибель церкви сто лет назад началась вместе с падением государства, — мне кажется, свою ненависть к царскому режиму народ перенес и на церковь тоже, потому что она участвовала в управлении российским государством. Что мы наблюдаем сейчас? Мы наблюдаем, что клир снова рвется управлять государством: иногда это выглядит наивно, но порой — просто страшно». 23 февраля 2017 года

«Задача государства — развивать просвещение и определять цивилизованные рамки существования. Просвещение, а не мистика. Тысячу раз просвещение… А армия, политические партии, дипломатия и даже экономика — это все только инструменты цивилизации. Важно установить «рамки» цивилизованности. Но современное общество выпрыгивает за эти рамки с большой легкостью. И делает это оно сегодня с большим желанием, чем когда-либо. Оно само. Без принуждения… Люди так хотят». 31 августа 2016 года

«Руководству России, так же как и народу чеченскому, давно пора ответить на вопрос о войне с Чечней: что это было? Банальный мятеж против России или национально-освободительная борьба?» 31 августа 2016 года

Александр Сокуров родился 14 июня 1951 года. В 19 лет начал работать на телевидении. В 1975 году поступил во ВГИК, где за отличную учебу получил именную стипендию Эйзенштейна. Закончил учебу раньше срока из-за конфликта с администрацией института и руководством Госкино, которые обвиняли его в антисоветских настроениях. Начал работать в «Ленфильме», но его фильмы не допускали к прокату. Большинство из них вышли после перестройки, при этом удостоились множества премий — в частности, он является лауреатом Государственной премии России, заслуженным деятелем искусств России, народным артистом России, а также обладателем премии имени Тарковского. Также Сокуров неоднократно отмечался международными наградами: он является обладателем «Золотого льва», приза FIPRESCI на МКФ в Каннах, неоднократно номинировался на «Золотую пальмовую ветвь»​. В фильмографии режиссера десятки картин, среди которых «Одинокий голос человека», «Мать и сын», «Русский ковчег», «Фауст» и другие.

«Кроме общих экономических проблем, о которых я говорил на заседании советов, есть еще и политические, и они очень серьезные. Эти политические проблемы не позволяют создавать современное игровое и документальное кино на высоком содержательном уровне. Шаг влево, шаг вправо — угрозы, цензура, фильм не выпускается…» 7 декабря 2016 года

«Где эти политики с гуманитарным сознанием, когда они появятся? В России таких людей нет. Я их, по крайней мере, не вижу. Если бы меня спросили, кого надо разбудить, я бы сказал — Толстого, Томаса Манна. Разбудите хотя бы на короткое время Гёте, чтобы он на все это посмотрел, чтобы хоть одну фразу от него услышать, а потом пусть спит дальше. Не хватает людей такого масштаба, которые могли бы заглянуть в будущее!» 11 сентября 2015 года

«Мы понимаем прекрасно, что, во-первых, мы защищаем не кинематографиста Сенцова, а молодого человека, который совершал политические действия. Как режиссер он еще не состоялся. Сейчас его имя в политическом смысле много выше, чем его профессиональные и прочие умения. Мы прекрасно понимаем, что это абсолютно политическая коллизия и проблема одного звонка». 11 сентября 2015 года

«Я долгое время был за пределами России и вообще сейчас, наблюдая за собой, понимаю, что я все меньше и меньше слушаю «Эхо Москвы», я практически не смотрю «Дождь», хотя я подписан на него, и практически не читаю «Новую газету». И когда я попытался понять, почему это происходит со мной, я понял, что… Что эти мои удивительные уважаемые сограждане отстали от поезда — они не знают, каким способом формировать свою политическую тактику и стратегию». 22 сентября 2015 года

«С каждым днем я понимаю, насколько грязное дело эта политика. Причем со всех сторон — нет ни одного чистого стола, за которым сидят эти гигиеничные люди с чистыми салфетками и говорят о каких-то высоких вещах». 22 сентября 2015 года

«Лучшие из нас — наши великие гуманисты, сопротивленцы — диссиденты. Они положили начало борьбы с политическим лукавством. Они боролись за права человека, когда миллионы молчали. И это были молодые граждане. Именно эти люди привели к власти наших современных политиков и наших миллиардеров. Благодаря им получили свободу религиозные культы. Самоубийство — не ценить, не беречь молодых соотечественников». 10 февраля 2014 года, открытое письмо Владимиру Путину

«В нашей стране отсутствует работа над развитием идеи федерализма. Страна развивается, народ меняется, мир необратимо меняется. А наша федерация — как далекая скала. Национальные амбиции неизбежно будут меняться. Придется как-то с этим иметь дело. Мирным способом люди решать национальные проблемы пока не научились». 2 июня 2014 года

Политические высказывания деятелей культуры

«Проснулось непоротое поколение. Проснулось, очнулось и сообразило, что происходит. Кончилось терпение у истории, кончилось терпение в воздухе. Молодежь, которая обязана выйти на улицы, она-таки вышла».

«Искусство имеет достаточно фильтров из режиссеров, художественных руководителей, критиков, души самого художника. Это носители нравственности. Не надо делать вид, что власть — это единственный носитель нравственности и морали. Это не так».

«В нашей стране миллионы людей, каждый из которых выбирает себе профессию, долго учится, совершенствуется, чтобы стать мастером своего дела. Учителя знают, как преподавать, врачи — как лечить, художники — как творить. И вдруг появляются государственные мужи, которые начинают всех их учить и «лечить» заново. Кто же наградил их безупречной квалификацией сразу во всех видах человеческой деятельности? Когда, наконец, чиновники поймут, что их дело — организовывать и поддерживать труд людей, а не раздавать им свои «заказы»?

«За эти 15 лет, конечно, уровень нравственности сильно упал в обществе, и все ограничители оказались сняты, потому что государство не имеет права вмешиваться. А мы не вмешиваемся, и это тоже очень плохо».

«Начиная с 2000 года и на протяжении всех последующих лет из выборов в выборы я голосую и выражаю свою поддержку конкретному человеку — Владимиру Владимировичу Путину. И я совершенно серьезно считаю, что если бы не было Путина, то не было бы страны».

«Я говорил в 2008 году, что вой­на с Украиной неизбежна. Но я в том же интервью сказал, что эта война случится, если сегодня — то есть в 2008 году — не начнется работа по ее предотвращению. Тут ничего феноменального нет. Нужно просто знать историю». 2 июня 2014 года

«Я не сомневаюсь — я об этом говорил и президенту, и на разных общественных собраниях, — что стране нужна серьезная реформа системы и реформа уголовного права, которая бы касалась форм и способов ограничения свободы для молодых людей. Я в этом уверен, и никто меня не сможет переубедить». ​3 июня 2014 года

«Никакой божественности нет в самом этом понятии — «власть», а есть живые люди, которые действуют на основании своих человеческих инстинктов и характеров. И Борис Николаевич Ельцин действовал на основании своего характера. И Путин действует, опираясь на свой характер. Именно характером определяются политические действия, а не мнимыми законами исторического развития. Власть всегда в руках людей, которые охвачены стихией собственного характера. Люди моральные, совестливые с трудом живут во власти, потому что мораль ставит им определенные ограничения. И как бы ни воспитывали будущего царя, все равно проблемы с народом и государством никуда не исчезали». Ноябрь 2013 года

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 34

Несомненно, самым главным вопросом всякой революции является вопрос о государственной власти. В руках какого класса власть, это решает все. И если газета главной правительственной партии в России, «Дело Народа», жаловалась недавно (№ 147), что из-за споров о власти забывается и вопрос об Учредительном собрании и вопрос о хлебе, то эсерам следовало бы ответить: жалуйтесь на себя. Ведь именно колебания, нерешительность вашей партии больше всего повинны и в затяжке «министерской чехарды», и в бесконечных отсрочках Учредительного собрания, и в подрыве капиталистами принятых и намеченных мер хлебной монополии и обеспечения страны хлебом.

Ни обойти, ни отодвинуть вопроса о власти нельзя, ибо это именно основной вопрос, определяющий все в развитии революции, в ее внешней и внутренней политике. Что наша революция полгода «потратила зря» на колебания насчет устройства власти, это бесспорный факт, этот факт определен колеблющейся политикой эсеров и меньшевиков. А политика этих партий определилась, в последнем счете, классовым положением мелкой буржуазии, ее экономической неустойчивостью в борьбе между капиталом и трудом.

Весь вопрос теперь в том, научилась ли чему-нибудь мелкобуржуазная демократия за эти великие полгода, необыкновенно богатые содержанием, или нет. Если нет, то революция погибла, и только победоносное восста-

ОДИН ИЗ КОРЕННЫХ ВОПРОСОВ РЕВОЛЮЦИИ 201

ние пролетариата сможет спасти ее. Если да, то надо начать с немедленного создания устойчивой, неколеблющейся, власти. Устойчивой во время народной революции, т. е. такой, которая подняла к жизни массы, большинство рабочих и крестьян, может быть только власть, опирающаяся заведомо и безусловно на большинство населения. До сих пор государственная власть остается в России фактически в руках буржуазии, которая вынуждена лишь делать частные уступки (с тем, чтобы на другой же день начать отбирать их назад), раздавать обещания (с тем, чтобы не выполнять их), изыскивать всяческие прикрытия своего господства (с тем, чтобы надуть народ внешностью «честной коалиции») и т. п. и т. д. На словах — народное, демократическое, революционное правительство, на деле — противонародное, антидемократическое, контрреволюционное, буржуазное, вот то противоречие, которое существовало до сих пор и было источником полной неустойчивости и колебаний власти, всей той «министерской чехарды», которой гг. эсеры и меньшевики с таким печальным (для народа) усердием занимались.

Либо разгон Советов и бесславная смерть их, либо вся власть Советам — это я сказал перед Всероссийским съездом Советов в начале июня 1917 г. 79 , и история июля и августа подтвердила правильность этих слов с исчерпывающей убедительностью. Власть Советов одна только может быть устойчивой, заведомо опирающейся на большинство народа, — как бы ни лгали лакеи буржуазии, Потресов, Плеханов и пр., называющие «расширением базиса» власти фактическую передачу ее ничтожному меньшинству народа, буржуазии, эксплуататорам.

Только Советская власть могла бы быть устойчивой, только ее нельзя было бы свергнуть даже в самые бурные моменты самой бурной революции, только такая власть могла бы обеспечить постоянное, широкое развитие революции, мирную борьбу партий внутри Советов. Пока не создано такой власти, неизбежны нерешительность, неустойчивость, колебания, бесконечные

«кризисы власти», безысходная комедия министерской чехарды, взрывы и справа и слева.

Но лозунг: «власть Советам» очень часто, если не в большинстве случаев, понимается совершенно неправильно в смысле: «министерство из партий советского большинства», и на этом глубоко ошибочном мнении мы хотели бы подробнее остановиться.

«Министерство из партий советского большинства», это значит личная перемена в составе министров, при сохранении в неприкосновенности всего старого аппарата правительственной власти, аппарата насквозь чиновничьего, насквозь недемократического, неспособного провести серьезные реформы, которые в программах даже эсеров и меньшевиков значатся.

«Власть Советам» — это значит радикальная переделка всего старого государственного аппарата, этого чиновничьего аппарата, тормозящего все демократическое, устранение этого аппарата и замена его новым, народным, т. е. истинно демократическим аппаратом Советов, т. е. организованного и вооруженного большинства народа, рабочих, солдат, крестьян, предоставление почина и самостоятельности большинству народа не только в выборе депутатов, но и в управлении государством, в осуществлении реформ и преобразований.

Чтобы сделать эту разницу более ясной и наглядной, напомним одно ценное признание, которое было сделано несколько времени тому назад газетой правительственной партии, партии эсеров, «Делом Народа». Даже в тех министерствах, — писала эта газета, — которые переданы министрам-социалистам (это писалось во время пресловутой коалиции с кадетами, когда меньшевики и эсеры были министрами), даже в этих министерствах весь аппарат управления остался старым, и он тормозит всю работу.

Оно и понятно. Вся история буржуазно-парламентарных, а в значительной степени и буржуазно-конституционных, стран показывает, что смена министров значит очень мало, ибо реальная работа управления лежит в руках гигантской армии чиновников. А эта армия насквозь пропитана антидемократическим духом,

ОДИН ИЗ КОРЕННЫХ ВОПРОСОВ РЕВОЛЮЦИИ 203

связана тысячами и миллионами нитей с помещиками и буржуазией, зависима от них на всяческие лады. Эта армия окружена атмосферой буржуазных отношений, дышит только ею, она застыла, заскорузла, окоченела, она не в силах вырваться из этой атмосферы, она не может мыслить, чувствовать, действовать иначе как по-старому. Эта армия связана отношениями чинопочитания, известных привилегий «государственной» службы, а верхние ряды этой армии чрез посредство акций и банков закрепощены полностью финансовому капиталу, в известной степени сами представляя из себя его агентов, проводников его интересов и влияния.

Посредством этого государственного аппарата пытаться провести такие преобразования, как отмена помещичьей собственности на землю без выкупа или хлебная монополия и т. п., есть величайшая иллюзия, величайший самообман и обман народа. Этот аппарат может служить республиканской буржуазии, создавая республику в виде «монархии без монарха», как третья республика во Франции, но проводить реформы, не то что уничтожающие, но хотя бы серьезно подрезывающие или ограничивающие права капитала, права «священной частной собственности», на это такой государственный аппарат абсолютно неспособен. Поэтому и получается всегда такая вещь, при всевозможных «коалиционных» министерствах с участием «социалистов», что эти социалисты, даже при условии полнейшей добросовестности отдельных лиц из их числа, на деле оказываются пустым украшением или ширмой буржуазного правительства, громоотводом народного возмущения от этого правительства, орудием обмана масс этим правительством. Так было и с Луи Бланом в 1848 году, так было с тех пор десятки раз в Англии и Франции при участии социалистов в министерстве, так было и с Черновыми и Церетели в 1917 г., так было и так будет, пока держится буржуазный строй и сохраняется в неприкосновенности старый, буржуазный, чиновничий, государственный аппарат.

Советы рабочих, солдатских, крестьянских депутатов тем и ценны особенно, что они представляют из себя

новый, неизмеримо более высокий, несравненно более демократический тип государственного аппарата. Эсеры и меньшевики все сделали, все возможное и все невозможное, чтобы превратить Советы (особенно Питерский и общерусский, т. е. ЦИК) в пустые говорильни, под видом «контроля» занимавшиеся вынесением бессильных резолюций и пожеланий, которые правительство с самой вежливой и любезной улыбкой клало под сукно. Но достаточно было «свежего ветерка» корниловщины, обещавшего хорошую бурю, чтобы все затхлое в Совете отлетело на время прочь и инициатива революционных масс начала проявлять себя как нечто величественное, могучее, непреоборимое.

Пусть учатся на этом историческом примере все маловеры. Пусть устыдятся те, кто говорит: «у нас нет аппарата, чтобы заменить старый, неминуемо тяготеющий к защите буржуазии, аппарат». Ибо этот аппарат есть. Это и есть Советы. Не бойтесь инициативы и самостоятельности масс, доверьтесь революционным организациям масс — и вы увидите во всех областях государственной жизни такую же силу, величественность, непобедимость рабочих и крестьян, какую обнаружили они в своем объединении и порыве против корниловщины.

Неверие в массы, боязнь их почина, боязнь их самостоятельности, трепет перед их революционной энергией, вместо всесторонней беззаветной поддержки ее, вот в чем грешили больше всего эсеровские и меньшевистские вожди. Вот где один из наиболее глубоких корней их нерешительности, их колебаний, их бесконечных и бесконечно бесплодных попыток влить новое вино в старые мехи старого, бюрократического государственного аппарата.

Возьмите историю демократизации армии в русской революции 1917 года, историю министерства Чернова, историю «царствования» Пальчинского, историю ухода Пешехонова — и вы увидите на каждом шагу нагляднейшие подтверждения сказанному выше. Без полного доверия к выборным солдатским организациям, без абсолютного проведения принципа выборности начальства солдатами получилось то, что Корниловы,

ОДИН ИЗ КОРЕННЫХ ВОПРОСОВ РЕВОЛЮЦИИ 205

Каледины и контрреволюционные офицеры оказались во главе армии. Это факт. И кто не хочет нарочно закрывать глаз, тот не может не видеть, что после корниловщины правительство Керенского все оставляет по-старому, что оно на деле восстановляет корниловщину. Назначение Алексеева, «мир» с Клембовскими, Гагариными, Багратионами и прочими корниловцами, мягкость обращения с самим Корниловым и Калединым — все это яснее ясного показывает, что Керенский на деле восстановляет корниловщину.

Середины нет. Опыт показал, что середины нет. Либо вся власть Советам и полная демократизация армии, либо корниловщина.

А история министерства Чернова? Разве не доказала она, что всякий сколько-нибудь серьезный шаг для действительного удовлетворения нужды крестьян, всякий шаг, свидетельствующий о доверии к ним, к их собственным массовым организациям и действиям вызывал величайший энтузиазм во всем крестьянстве, А Чернову пришлось почти четыре месяца «торговаться» и «торговаться» с кадетами и чиновниками, которые бесконечными оттяжками и подсиживаниями, в конце концов, вынудили его уйти, не сделав ничего. Помещики и капиталисты на эти четыре месяца и за эти четыре месяца «выиграли игру», отстояли помещичье землевладение, оттянули Учредительное собрание, начали даже ряд репрессий против земельных комитетов.

Середины нет. Опыт показал, что середины нет. Либо вся власть Советам и в центре и на местах, вся земля крестьянам тотчас, впредь до решения Учредительного собрания, либо помещики и капиталисты тормозят все, восстановляют помещичью власть, доводят крестьян до озлобления и доведут дело до бесконечно свирепого крестьянского восстания.

Совершенно та же самая история со срывом капиталистами (при помощи Пальчинского) сколько-нибудь серьезного контроля над производством, со срывом купцами хлебной монополии и начала регулированного демократического распределения хлеба и продуктов Пешехоновым.

Дело вовсе теперь в России не в том, чтобы изобретать «новые реформы», чтобы задаваться «планами» каких-либо «всеобъемлющих» преобразований. Ничего подобного. Так изображают дело — заведомо лживо изображают дело капиталисты, Потресовы, Плехановы, кричащие против «введения социализма», против «диктатуры пролетариата». В действительности же положение в России таково, что невиданные тяжести и бедствия войны, неслыханная и самая грозная опасность разрухи и голода сами собой подсказали выход, сами собою наметили, и не только наметили, но и уже выдвинули, как безусловно неотложные реформы и преобразования: хлебная монополия, контроль над производством и распределением, ограничение выпуска бумажных денег, правильный обмен хлеба на товары и т. д.

Мероприятия такого рода, в таком именно направлении, всеми признаны за неизбежные, они начаты во многих местах и с самых разных сторон. Они уже начаты, по их везде тормозит и затормозило сопротивление помещиков и капиталистов, сопротивление, осуществляемое и через правительство Керенского (на деле правительство вполне буржуазное и бонапартистское), и через чиновничий аппарат старого государства, и через прямое и косвенное давление русского и «союзного» финансового капитала.

Не так давно И. Прилежаев писал в «Деле Народа» (№ 147), оплакивая уход Пешехонова и крах твердых цен, крах хлебной монополии:

«Смелости и решительности — вот чего не хватало нашим правительствам всех составов. Революционная демократия не должна ждать, она должна сама проявить инициативу и планомерно вмешаться в экономический хаос. Если где, так именно здесь нужны твердый курс и решительная власть».

Вот что правда, то правда. Золотые слова. Автор не подумал только, что вопрос о твердом курсе, о смелости и решительности не есть личный вопрос, а есть вопрос о том классе, который способен проявить смелость и решительность. Единственный такой класс — пролетариат. Смелость и решительность власти, твердый курс ее, — не что иное, как диктатура пролетариата

ОДИН ИЗ КОРЕННЫХ ВОПРОСОВ РЕВОЛЮЦИИ 207

и беднейших крестьян. И. Прилежаев, сам того не сознавая, вздыхает по этой диктатуре.

Ибо что означала бы на деле такая диктатура? Ничего иного, как то, что сопротивление корниловцев было бы сломлено и полная демократизация армии восстановлена и завершена. Девяносто девять сотых армии были бы восторженными сторонниками такой диктатуры через два дня после ее установления. Эта диктатура дала бы землю крестьянам и всевластие крестьянским комитетам на местах; как можно, не сойдя с ума, сомневаться в том, что крестьяне поддержали бы эту диктатуру? То, что Пешехонов только посулил («сопротивление капиталистов сломлено» — буквальные слова Пешехонова в его знаменитой речи перед съездом Советов), то эта диктатура ввела бы в жизнь, превратила в действительность, нисколько не устраняя начавших уже складываться демократических организаций по продовольствию, по контролю и прочее, а напротив, поддерживая, развивая их, устраняя все помехи их работе.

Только диктатура пролетариев и беднейших крестьян способна сломить сопротивление капиталистов, проявить действительно величественную смелость и решительность власти, обеспечить себе восторженную, беззаветную, истинно героическую поддержку масс и в армии, и в крестьянстве.

Власть Советам — единственное, что могло бы сделать дальнейшее развитие постепенным, мирным, спокойным, идущим вполне в уровень сознания и решения большинства народных масс, в уровень их собственного опыта. Власть Советам — это значит полная передача управления страной и контроля за хозяйством ее рабочим и крестьянам, которым никто не посмел бы сопротивляться и которые быстро научились бы на опыте, на своей собственной практике научились бы, правильно распределять землю, продукты и хлеб.

«Рабочий Путь» № 10, 27 (14) сентября 1917 г.
Подпись: Η. Ленин

История ресторанного дела в России

Приступая к анализу теоретических основ организации ресторанного дела мы, прежде всего, должны остановиться на истории. В дошедших до нас сказаниях и былинах, повествующих о Киевской Руси, Новгородской республике, Владимиро-Суздальском и Московском княжествах, упоминается о богатых пирах, братчинах и игрищах, на которых князья и дружинники, да и народ посадский отмечали победы, удивляли послов иноземных обилием стола, справляли обрядовые праздники. Пиром или веселой попойкой заканчивались и всякие мирские дела, семейные события.

В городах и славянских поселениях издавна открывались корчмы. О первых из них нам мало что известно, кроме, пожалуй, одного: в средневековье их не относили к заведениям «богоугодного типа», а содержатель корчмы (ее хозяин), соседствовал в одном ряду с «блудником» (то есть, с ростовщиком, или грабителем). Таким образом, в сознании обывателя хозяин корчмы приравнивался к представителям самых низших слоев общества.

Корчма несла не только общественные, но и общегосударственные обязанности. Вольная корчма подчас служила для народа трибуной, с которой общественные деятели того времени обсуждали различные дела и мероприятия. Но, с утратой своей «вольности», корчма является, если не вполне, то почти, государственным учреждением. [17] Так, например, у западных славян, она в одном месте играет роль официального правительственного пункта, где пристава объявляют указы правительства, суды творят суд и разбирают дела между приезжими чужестранцами, в другом фигурирует в виде центрального финансового учреждения, в третьем заменяет собой гостиный двор.

Что касается древней Руси, то вольная корчма считалась в ней самым коренным учреждением. Там, где она появлялась, было и многолюдство, и широкая торговля, и кипучая деятельность. Киев — колыбель корчмы. Новгород, Псков и Смоленск — главные центры ее нахождения. Здесь потребность к общественной жизни била ключом, тогда как в Суздале, Владимире и Москве, где корчма еще отсутствовала, незаметно было и малейшего движения. Но со временем корчма захватила и Северо-восточную Русь, сразу подняв в ней интерес к общественной жизни. [21]

В XV веке, корчма, не заботясь о сохранении своего первоначального назначения — прежде всего, кормить, а потом уже поить народ, все внимание обратила исключительно на продажу питий, как на статью самую доходную. В свою очередь, и народ, поощряемый к пьянству, перестал считаться и со временем, и с местом, и с количеством потребляемого им вина. Словом, вокруг казенной корчмы началось повальное пьянство. Под нажимом церкви Иван IV Грозный принимает решение о запрещении продажи хмельных напитков. Для опричников царь открывает особый дом на Балчуге, именуемый кабаком — специальное казенное заведение для продажи «хмельного вина», то есть относительно низкоградусной водки. Для продажи вина в кабаках назначались целовальники. Это были люди, пользующиеся уважением и избираемые местными жителям. [20]

Тогда же появились и первые указы, регулирующие торговлю спиртными напитками в зависимости от интересов властей. Так одно время Иван Грозный запрещал продавать водку в Москве, позволив пить ее лишь одним опричникам, и специально построил для их попоек дом, называемый «питейный дом». Многие питейные дома наряду с продажей вина оборудовали отдельные помещения с кухнями, где продавались закуски, горячие блюда, разные похлебки. Широкую популярность приобретают пироги, расстегаи и чай, а к чаю — варенье и разные сладости.

В 1652 году были запрещены частные кабаки, хотя в глубинке их оставалось еще много. Кабаки превратились в государевы кружечные дворы. Верховными указами «велено во всех государевых селах и городах быть по одному кружечному двору» (их насчитывалось более 1000). На каждый кружечный двор начислялся особый фиксированный оклад (налог) из прибыли. Во главе кружечных дворов стояли откупщики, либо целовальники, либо кабацкие головы.

Государевы кабаки, как правило, существовали в многолюдных местах — на речных пристанях, торжках, пограничных таможнях, у мелочных торговых рядов, рядом с банями. Вскоре государевы кабаки превратились в неотъемлемую часть российских посадов. В крупных городах действовал главный — так называемый «красный (то есть красивый, главный) кабак» — и несколько менее «солидных» заведений. [2]

Конечно, до современных представлений о ресторанах «государевым кабакам» было далеко. До нас дошли так называемые «описи» имущества кабаков. Это было довольно мрачное помещение с лавками, перегороженное стойкой для продавца-целовальника, который распоряжался запасами вина и пива и немудреным инвентарем. Кабак был предназначен отнюдь не для непринужденного общения. Да рассиживаться долгое время в кабаке и не предполагалось, закусывать там не полагалось, и поэтому никакой еды там не подавали. Для удаления голода существовали частные харчевни, куда мог попасть каждый. Но здесь в отличии от кабаков не подавали спиртного.

Таким образом, уже тогда происходило некое разделение ресторанного дела по различию предоставляемых услуг (кабаки и харчевни). Но главное, пожалуй, заключалось даже не в том, что оно, как приносящее гораздо меньший, чем кабак, доход, находилось в частных руках, тогда как все питейные заведения рассматривались как прерогатива деятельности исключительно государева, и сюда частный предприниматель допускался лишь в качестве наемного управляющего. [2] Подобная ситуация не могла не сказаться на качестве предоставляемых услуг, на ассортименте, на капиталовложениях и т.д. Владельцам харчевен приходилось покрывать свои расходы, изыскивая «внутренние ресурсы» и не рассчитывать на «легкие деньги», попадаемые в кабаки исключительно благодаря вину и пиву.

Время российского императора Петра Великого перевернуло все русские устои, быт, поведение и мораль, в том числе и гражданские и церковные обряды, обычаи. Не осталось в стороне и ресторанное дело. Первым шагом в этом направление было решение запретить частное винокурение, и введение государственной «монополии» на производство хмельного зелья. Петр считал, что монополия принесет в казну новые, так необходимые его реформам финансы. Но планы осуществить на практике тотальную государственную монополию за производством хмельного не сложились, даже не смотря на настойчивость русского императора. Все это переводило производство спиртного из «налогового поля» в «подполье», что приводило к уменьшению поступлений в казну. Указ 1716 года разрешил «всяких чинов людям вино курить по-прежнему про себя и на подряд свободно» при условии уплаты особого промыслового налога в зависимости от мощности аппарата. [2]

Русские купцы-откупщики кабаков, стараясь извлечь максимальную прибыль, открывали «питейные дома» повсюду, где только было можно. Даже в Кремле появилось два кабака: «Неугасимая свеча» у Царь — пушки и «Каток» у Тайницких ворот. Во всей столице были известны такие заведения как «Плющиха», «Разгуляй», «Агашка», «Татьянка», заходить в которые порой было даже опасно. В итоге, как отмечают исследователи, откупная система производства и продажи хмельного сосредоточилась в руках небольшой группы купцов, выходцев из крестьян, а также некоторого числа еврейских торговцев и чиновников.

И среди обслуги существовала своя градация, свидетельствующая о делении заведений на «престижные» и «простонародские». В кабаках или питейных домах уездных городов работала так называемая «чернь». В крупных губернских городах, и прежде всего, в столице питейные заведения должны были соответствовать запросам так называемой «чистой» публики (в том числе и в вопросах обслуги).

На смену питейным домам и кабакам пришли трактиры, которые стали играть ведущую роль в обеспечении населения едой и напитками, как в городах, так и в сельской местности. Исследователи считают, что современные рестораны являются наследниками русских трактиров. Трактир (слово пришло к нам из латыни через польский язык) или, как его еще называли в столицах «вольный дом».

Один из первых трактиров в Москве появился в переулке между Верхними торговыми Тенняными торговыми рядами (начало Ветошного переулка) в доме купца Шевалдышева в действующем питейном заведении под названием «Ветошная истерия». Трактир этот назывался «Истерийским». В Петербурге первое ресторанное заведение, созданное и действующее по западноевропейскому образцу было — «Австерия четырёх фрегатов». Известно оно было в первую очередь тем, что сам Петр I был ее завсегдатаем. [4]

Отличительной чертой трактиров была русская национальная кухня, практически без всякой примеси и влияния западной кулинарии, которая активно вторгалась. Каждый из трактиров отличался своими обычаями, своим особым блюдом, имел своих посетителей.

В первой четверти XVIII века появились и «трактирные дома», в которых подавали виноградные вина иностранного производства, французскую водку, пиво. Здесь же были установлены бильярдные столы, быстро завоевавшие интерес посетителей. Через двадцать лет в трактирах была запрещена продажа водки и пива, а также игра в бильярд. Последний вид развлечения ждала незавидная судьба: его то запрещали, то разрешали, порой, в виде исключения для отдельных трактиров. Причина — боязнь так называемой «игромании», общественной болезни, борьба с которой, как, оказалось, остается всегда актуальной. В трактирах же стали подавать только виноградное вино и горячее. Вместо «трактирных домов» стали появляться «питейные погреба» с виноградными винами, поступающими из-за границы, где торговали на вынос и распивочно с 7 часов утра и до 6 часов вечера. К 1750 году таких погребов в северной столице России насчитывалось уже более шестидесяти. [4]

Но дело даже не в количестве, а в проникновении в Россию качественных и изысканных виноградных вин, потребление которых требовало не менее изысканных вкусов, высокого уровня культуры обслуживания. Отличалась изысканностью и еда, подаваемая в погребах. Но «питаться» по европейски можно было также и в многочисленных харчевнях и в так называемых «трактирах кушанья» и на «постоялых дворах».

Постоялые дворы впервые появились в 1723 году в Петербурге. Постоялые дворы — заведения с комнатами для жильцов и обеденным помещением (аналог современных гостиниц). В конце XVIII века в Постоялых дворах стали устраивать концерты, лотереи и т.п. В XVIII-XIX веках постоялые дворы были отнесены к заведениям высшего разряда. Под низшим разрядом числились харчевни, кабаки и проч. В середине 1860 года в Петербурге было 67 постоялых дворов. [21]

Ресторации появились в России в конце XVIII века. Первыми рестораторами в Санкт — Петербурге были французы, которых заставили эмигрировать. Обед в ресторациях стоил 3 — 4 рубля, подавали ликеры и пиво, токан, коньяк. В первые десятилетия XIX века ресторации работали только утром и днем. Посетителями рестораций были юные богачи, гвардейские офицеры, иностранцы. На улицах и проспектах Петербурга и Москвы появляются рекламные вывески ресторанов.

Кухмистерские (от немецкого кухмистер — повар, содержатель стола) появились в столице в начале XIX века. Это были — столовые или дешевые рестораны, предназначавшиеся удовлетворять потребности в столе класса низших чиновников и др. Находились кухмекерские обычно в первых этажах или в подвальных помещениях, имелись почти на всех больших улицах. В кухмистерских устраивались семейные обеды, свадебные торжества и прочие мероприятия.

Во второй половине XIX века в повседневность российского ресторанного дела все более проникают западноевропейские походы. На первый взгляд, могло бы показаться, что все нововведения — лишь дань моде, и не более того. Однако, это далеко не так: изобретательность, стремление хоть в чем то превзойти своих конкурентов, желание удивить посетителей (а значит и превратить их в «завсегдатаев»), — все это способствовало увеличению доходов, росту известности и авторитета, возможности развивать свое дело.

Французским и английским рестораторам составляли конкуренцию и российские трактирщики, которые очень быстро учились искуству привлечения публики в свои заведения. Например, хозяин трактира «Полуденный» утверждал, что только у него «можно видеть лучших курских соловьев, которые поют днем и ночью», кроме того — жаворонков и «ученых синиц». [4]

Во второй половине XIX века в российских столицах происходит тот же процесс, что был свойственен для Западной Европы (в первую очередь для Франции, где кафе было местом отдыха и развлечения). Тоесть кафе выступают в роли некоего клуба, где посетители не столько утоляют голод, сколько культурно отдыхают. Кафе, в то же время — место сделок и деловых свиданий. В данном случае кафе уже выступают как офис, место деловых свиданий. Во второй половине XIX века кафе и рестораны начинают разделяться между представителями различных сословий. Таким образом, рестораны «подразделялись» между представителями различных общественных слоев, творческих профессий, где собирались, исходя из общности интересов, идей, мыслей, взглядов на мир. Демократизация публики и порядок обслуживания удивительным образом сочеталась с аристократичностью ряда ресторанных заведений. «Демократически настроенная публика» в первую очередь студенты стали составлять наибольший процент посетителей, чем не могли не воспользоваться владельцы ресторанов, быстро соорентировав свою политику. Ставка на студентов — небогатых, но многочисленных, — оказалась удачной. Студенческие пирушки приносили не малую прибыль, поставляя ресторанам еще и постоянных посетителей и способствуя прекрасной рекламе.

Со второй половины XIX века в столицах и губернских центрах начала завоевывать свои позиции так называемая «беглая» форма «заведений ресторанного типа» — специальные буфетные комнаты (что-то вроде современного бара). Здесь можно было заказать несколько рюмок водки по вполне скромной цене с бутербродами, тогда только входившими в моду, кильками в масле или селедкой.

Удачно разворачивали свое дело и так называемые «наемные дома», последние сдавались в «аренду» под свадьбы, балы, торжественные ужины и поминальные обеды. При каждом доме существовал свой штат прислуги. Обеды и балы устраивались здесь на любой вкус и кошелек.

В советские времена общественное питание разнообразием не отличалось, за редкими исключениями. Общественное питание как отрасль народного хозяйства была представлена такими видами предприятий, как столовые, закусочные, рестораны, кафе и др. [13] Большинство столовых предлагали посетителям весьма скромное и чаще всего невкусное меню.

Несколько лучше обстояли дела в ведомственных предприятиях общественного питания, где для приготовления пищи использовались качественные продукты. Начавшаяся в 1992 году приватизация, в том числе предприятий общественного питания, в 1993 году достигла своего максимума, и постепенно темпы ее стали снижаться. В 1988 году более 80% предприятий общественного питания находилось уже в негосударственной собственности. Следует отметить, что Москва стала лидером приватизации. Уже к 1993 году 77% розничного товарооборота, в который входит и общественное питание, приходилось на долю частного сектора. [11]

Подводя итоги, стоит отметить, что история ресторанного дела в России предопределялась не только состоянием общества или его культурой, но и чисто государственными, политическими интересами. Огромную роль в становлении ресторанного дела в России сыграли интересы государственной власти, ищущей любую возможность пополнить бюджет за счет взымаемых налогов.

«Мне надоело слышать упреки в идеализации власти»

8 сентября на экраны выходит романтическая комедия Авдотьи Смирновой «Два дня». В роли зама по науке провинциального музея-усадьбы — Ксения Раппопорт, в роли крупного чиновника, направленного из Москвы с заданием этот музей уничтожить, — Федор Бондарчук. Сама Смирнова уже полностью погружена в работу над новым фильмом.

— Вы сняли картину на тему «государство и интеллигенция» в жанре романтической комедии. Власть в лице героя Бондарчука получилась симпатичной, человечной и вызывающей сочувствие. Часто приходится выслушивать упреки в идеализации власти?

— Постоянно! После каждого просмотра. Я, конечно, понимала, что так будет, и честно всех в группе об этом предупреждала — еще до того, как был снят хотя бы один кадр. Но не до такой же степени! И ни один человек не заметил, что если в нашем фильме и есть идеализация, то это идеализация интеллигенции. А власть представлена не только симпатичным Бондарчуком, но и плохим губернатором и очень плохим министром. Интеллигенция же в нашем фильме состоит исключительно из хороших людей. А вот в новой своей картине («Кококо» с Анной Михалковой и Яной Трояновой, о запуске которой мы уже рассказывали. — «Известия») я собираюсь с собственным сословием разобраться всерьез. Хотя не могу сказать, что это будет антиинтеллигентский фильм. Но есть у меня претензии к самой себе.

— Какого рода?

— Высокомерие, патернализм, неумение уважать другого человека. Это все на самом деле родовые пятна интеллигенции.

— Героиня «Кококо» живет в Петербурге. С вашей точки зрения, родовые черты интеллигенции в этом городе более обострены? И после того как вы переехали туда жить, вы тоже стали носителем этих черт?

— Стала. Иначе я просто не смогла бы переехать. Впрочем, у меня всегда была склонность к этому. Я попала в Питер в первый раз, когда мне было 15 лет, и поняла, что вот здесь я буду жить. Поэтому некая питерская задумчивая пыльность мне свойственна. И я живу в этом городе уже 22 года.

— В свое время вы писали речи для политиков правого крыла. Когда создавался образ героя Бондарчука в сценарии «Двух дней», этот опыт пригодился?

— Конечно. Я опиралась в первую очередь на то, что мне самой помогало этим заниматься. Когда ты даешь себе труд подумать, что этот вот взрослый дядька в пиджаке с брезгливой мордой, разговаривающий с тобой через губу, когда-то был мальчиком и в детстве его, наверное, обижали и т. д., — как только ты об этом вспоминаешь, у тебя меняется оптика. Ты начинаешь по-другому с ним разговаривать, и он с тобой — тоже. У нас в фильме некоторые фразы просто подслушаны — у политиков и у крупных бизнесменов. У меня есть приятель, олигарх, и я однажды его спросила: «А ты-то зачем со мной дружишь?». Он ответил: «Мне, как и тебе, это интересно. Для меня это репортаж с Луны». Этот вот «репортаж с Луны» в нашем фильме — его прямая цитата. Монолог о том, что русскую литературу надо запретить, я слышала собственными ушами от Леонида Борисовича Невзлина. В общем, есть у нас в картине подслушанные куски.

— Этот крупный чиновничий слой, с которым вы работали, так и остался для вас «Луной», вызывающей чисто исследовательский интерес?

—Был период, в середине-конце 1990-х, моего страшного увлечения этими людьми — политики, большого бизнеса. Прививка «Коммерсанта» даром не проходит. Потом, когда я пошла работать спичрайтером, меня не оставляла идея, что у этих умных, сильных мужчин — а глупых я там не видела — я, наконец, узнаю План. Должен же у них быть План для страны — чего они хотят. Вскоре я обнаружила, что никакого плана там нет и что на самом деле даже самые замечательные люди тонут в бесконечном позиционном балете. И что тактика оказывается всегда важнее стратегии. И только один человек, может быть, имел в голове какой-то план: это был Гайдар Егор Тимурович.

Сейчас от того периода остались два-три человека, с которыми я дружу. Что касается этого мира в целом — конечно, я к нему плохо отношусь. А как еще к нему относиться? Люди большого бизнеса — это, как говорит героиня Ксении Раппопорт в нашем фильме, люди холодные, сосредоточенные на себе, и как у них «хотелка» захотела, так они и сделают.

— Но вы не жалеете о том, что этим занимались?

— Я уже не раз говорила, что считаю спичрайтинг необычайно полезной работой для сценариста. Это ведь освоение чужой лексики. То есть ты должен найти слова не из себя, а из человека, с которым ты работаешь. Строить речевые конструкции, для него подходящие. Это очень интересно и для диалогиста просто необходимо. Мы с моим соавтором Анной Пармас сейчас набрали курс, и я собираюсь своих студентов обязательно обучать спичрайтингу.

— Что вас вдруг потянуло в преподавание?

— Тяжелый вопрос… Уговорили старшие товарищи. Федя Бондарчук позвонил, сказал, что надо помочь с Петербургским университетом кино и телевидения. Обучить студентов сценарному ремеслу. На самом деле действительно надо. У нас ведь и сценаристов, и режиссеров готовят к тому, чтобы стать художниками. Я сразу предупредила: «Кто хочет стать художником, ко мне не записывайтесь. Я этому не учу. Но ремесло я вам дам. Чтобы, чем бы вы ни занимались, — сериалами для телевидения или кино, — свой кусок хлеба могли заработать».

— Вы начинали как сценарист. «Мания Жизели», «Дневник его жены» — это все далеко не комедии. А сейчас как режиссер после комедии «Два дня» вы снова снимаете комедию «Кококо». Почему произошла смена жанра?

— «Кококо» на самом деле не планировался как комедия. С этим сценарием произошла страннейшая история. Мы с Анной Пармас не могли его написать в течение пяти месяцев. У нас была придумана фабула. Разработан поэпизодный план. И при этом — не получалось! Мы приехали на «Кинотавр» с «Двумя днями». Я очень люблю русский артхаус, очень. Но, посмотрев его, мы решили, что у нас будет комедия. И, как только было принято это решение, сценарий написался за несколько дней. И тут я поняла, с чем не могла так долго совладать. Я вообще-то знаю, что жизнь трагична. Догадываюсь, по крайней мере. Но все равно смотрю на нее со смехом. Мне трагическое мироощущение не свойственно. Я люблю и уважаю людей, которые им обладают, но сама не способна в этой интонации разговаривать. Иначе я буду пыжиться и пытаться изображать из себя то, чего во мне нет. Поэтому я решила плюнуть на международную фестивальную карьеру и снимать так, как мне хочется. Почему еще я думала, что надо драму написать? Я говорила себе: «Дуня! Ты же умная женщина. Ты же понимаешь, что международным фестивалям от России нужна только драма. Сядь и напиши. Все твои друзья уже были на международных фестивалях, а ты — нет. Что же ты, хуже их?» (Смеется.) Но выяснилось, что эта мотивировка для меня не работает абсолютно.

— «Два дня» уже были показаны на «Кинотавре», на фестивале в Одессе, на выборгском «Окне в Европу». И везде с аншлагом. Вас устраивает, как реагирует публика? Или смеются не в тех местах, в которых вы бы хотели?

— Абсолютно устраивает — и это, кстати, в очередной раз подтверждает, что теория «публика — дура» сильно преувеличена. Публика смеется даже там, где мы и не рассчитывали, что она будет смеяться. И все считывает. Все заложенные нами смыслы. Правда, одну кинематографическую цитату считал только Андрей Плахов. Но нам этого вполне достаточно.

— Вы долгое время были сценаристом-индивидуалистом. Почему вдруг начали работать с соавтором?

— Потому что это абсолютное счастье. Вдвоем писать гораздо удобнее. В этом диалоге, пинг-понге, легче принимаются решения. Все происходит в десять раз быстрее. К тому же в какой-то момент я поняла, что сама комедию написать не смогу. Потому что смех — это то, что рождается в диалоге. Было такое комедийное шоу, которого я являлась страшным поклонником, — «Осторожно, модерн». И там во всех титрах сценаристом значилась Анна Пармас. Петербург — город маленький, я попросила нас познакомить, а через 20 минут после начала знакомства предложила Ане вместе написать сценарий, чем она была несколько шокирована. С тех пор мы стали ближайшими подругами. Это главная встреча моей жизни. Ведь человек, с которым ты вместе пишешь, — это твои самые близкие, самые интимные отношения.

Рыцарь без страха и упрека (к юбилею И.Л. Шпектора)

Когда много лет назад я впервые услышал о Шпекторе, то подумал, честно говоря, что речь идет не о конкретном человеке, а о какой-то специальной, очень высокой должности. Ну, что – то типа «главный инженер», или «генеральный директор». Потому что слышимые мной тогда выражения звучали примерно так: «Шпектор велел», … «направил», «согласовал», «указал» и даже — . «пригрозил»!

Позже мне посчастливилось лично познакомиться с Игорем Леонидовичем. Это знакомство я считаю одним из наиболее значимых в жизни, хотя наши встречи остаются не частыми. Наверное, наши сегодняшние отношения все-таки нельзя дружескими. Мы не настолько близки, чтобы я мог считать себя младшим другом Шпектора в полном смысле слова. Но добрыми приятелями мы, конечно, являемся. И в этих кратких юбилейных заметках я постараюсь рассказать о своем личном восприятии Игоря Леонидовича, о нескольких эпизодах, участниками которых были мы оба и которые, на мой взгляд, ярко раскрывают его незаурядные человеческие качества.

Патриот Воркуты

В 2010 году в Сыктывкаре по инициативе тогдашнего генерального директора ООО «ЛУКОЙЛ – Коми» А.Р.Хабибуллина состоялась конференция, посвященная социально – экономическому развитию моногородов Севера. Вместе с ЛУКОЙЛом учредителями того форума выступило правительство региона и Коми научный центр РАН.

С приветствиями и очень содержательными докладами выступили тогда Глава республики Вячеслав Гайзер, ректор Ухтинского университета Николай Цхадая, крупнейший наш экономист Виталий Лаженцев, промышленные «генералы», общественные деятели, эксперты. Конференция получилась очень интересной, живой и, я бы даже сказал, азартной. Ее кульминацией стал «круглый стол», посвященный проблемным ситуациям моногородов. Вели это заседание мы с Игорем Леонидовичем. Точнее, вел он, а я ему в меру сил ассистировал. В основном выступавшие обсуждали и сравнивали Усинск и Воркуту. А социальные проблемы в шахтерском городе на тот момент как раз обострились.

В очень жаркой полемике принимали участие и топ-менеджеры компании «Северсталь», которой принадлежит шахта «Воркутинская». Фактически – это градообразующее предприятие.

Шпектор дал высказаться и им, и их оппонентам, и другим участникам. Четко и убедительно точку зрения правительства на социальную ответственность «Северстали» перед воркутинцами изложил на круглом столе первый вице-губернатор Алексей Чернов. Когда он завершил свое короткое, но неотразимо точное и убедительное выступление, то я неожиданно понял, что Шпектор вел всю дискуссию как опытный дирижер. Он давал высказаться ровно в той последовательности, которая была необходима для выгодной Воркуте резолюции. Она была принята и, мало того, реализована! «Северсталь» вскоре осуществила ожидаемые социальные проекты.

Развивая свою ассоциацию, хочу сказать, что обдумывая позже ход круглого стола и его результаты, я вспомнил замечательный фильм Федерико Феллини «Репетиция оркестра». Если кто – то забыл картину, то напомню, что музыканты на репетиции не хотят играть, ссорятся, грозят забастовкой, интригуют и, самое главное, играют «кто во что горазд». Но в конце фильма дирижеру удается сплотить музыкантов и создать настоящий оркестр, который под занавес исполняет волшебную по своей эмоциональной гармонии музыку…

И Друг Усинска

Игорь Шпектор часто бывает в нефтяной столице республике. Как член Общественной палаты РФ встречается с руководством компаний, общественными объединениями, депутатами, посещает филиал УГТУ, школы и спортивные сооружения. Принимает самое активное участие в конференциях и других полезных мероприятиях, проводимых ООО «РН – Северная нефть». Как член Общественной палаты республики, сохраняющий с Усинском самые тесные связи, я нередко советуюсь со Шпектором по разным вопросам городской жизни.

В начале этого года вместе с одним моим добрым усинским другом мы попросили Игоря Леонидовича встретиться с руководителем успешной управляющей компанией «Универсал» Ириной Цыпящук. Дело в том, что компания работает надежно и эффективно, жильцы многоквартирных домов ей очень довольны. Более того, проведя мониториг, «Универсал» снизил на 10% коммунальные тарифы для жильцов. Однако эта и другие инициативы, как и деятельность «Универсала» вообще, в силу ряда причин не находила, мягко говоря, поддержки у муниципальных властей. Вопреки мнению жильцов, предпринимались жесткие шаги по полному вытеснению Ирины Цыпящук и ее компании с рынка коммунальных услуг. Шпектор, блестящий знаток ЖКХ, потратил целый день на общение с Ириной, изучение документов компании, разговоры с активистами домовых комитетов. И убедился, что «Универсал» работает добросовестно, надежно, честно. Чего, вероятно, нельзя сказать о некоторых других предприятиях этого профиля.

Несмотря на очевидные успехи, судьба «Универсала» выглядела в силу административного давления более чем проблематично. Вмешательство Шпектора, его твердая позиция, обращение к руководству республики, выступление в «большой» Общественной палате в Москве позволили «Универсалу» удержаться на плаву. В конечном же итоге Игорь Шпектор серьезно помог не столько конкретной компании, сколько многим жителям Усинска, добывающим то самое «черное золото», которое остается основой нашего социально-экономического благополучия.

Важно отметить — наши оппоненты пытались переубедить Шпектора, как-то привлечь его на свою сторону, упоминали очень громкие имена. Но герой моего очерка не меняет своего мнения из за того, что кто-то из влиятельных лиц имеет иную точку зрения. Не зависимо от чинов и званий. Так было и в тот раз. Наблюдая за всей историей вокруг «Универсала» и позиции Шпектора, я вспоминал название известного романа: «Гранит не плавится».

За мир и согласие

Я хорошо знал, что на посту мэра шахтерской Воркуты Игорь Шпектор много помогал национальным землячествам, православной и мусульманской общине. Во многом благодаря этому в Заполярье удавалось избегать острых конфликтов на этнической или религиозной почве. Это понимание очень помогло в одной важной истории.

Как известно, уже десять лет у нас в стране празднуется День народного единства. Он отмечается 4 ноября и совпадает с праздником Иконы Казанской Божьей Матери. К этому дню в Усинске в 2011 году планировалось провести научно – практический семинар «Религиозный мир и национальное согласие на европейском Севере». Он должен был состояться на базе усинского филиала УГТУ. Исключительная актуальность заявленной темы, казалось, не могла вызывать ни каких сомнений. Свое участие в семинаре подтвердили государственные и политические деятели, крупные ученые, представители Сыктывкарской и Воркутинской епархии, Духовного управления мусульман республики.

Однако за несколько дней до 2 ноября (день проведения мероприятия) выяснилось, что не все разделяют идею проведения семинара (кого-то не устраивал список учредителей, а кому-то казалось, что с докладами будут выступать «не те люди»). Фактически семинар оказался под угрозой срыва. Как председатель оргкомитета и научный руководитель семинара я был вынужден срочно просить поддержки у трех известных и уважаемых в республике людей. В том числе ( а может, прежде всего) – у Игоря Шпектора. Телефонные переговоры заинтересованных лиц проходили очень не просто. Но главное – результат был достигнут, сопротивление недоброжелателей удалось преодолеть. В этой истории Игорь Леонидович выступал уже скорее как опытный дипломат, умеющий убеждать и находить разумный компромисс.

Семинар прошел великолепно, прозвучали отличные доклады, большую активность проявили студенты усинского филиала УГТУ. Они задавали вопросы, заинтересованно комментировали, полемизировали с докладчиками и друг с другом. Для меня это было большой и радостной неожиданностью.

По итогам семинара был издан очень солидный ( и в содержательном, и в полиграфическом смысле) сборник материалов. Включающий приветствия и доклады Главы РК Вячеслава Гайзера, первого вице-губернатора Алексея Чернова, ректора УГТУ Николая Цхадая, председателя Общественной палаты РК Маргариты Колпащикой, Епископа Сыктывкарского и Воркутинского Питирима, председателя духовного управления мусульман республики Валиахмад хазрат Гаязова, директора ИЯЛИ РАН, доктора исторических наук Игоря Жеребцова, председателя правозащитной организации «Содружество» Дмитрия Латынина, директора Центра национальных культур Усинска Гульфиры Бадрутдиновой, замечательного православного журналиста Игоря Иванова. Список этот легко продолжить. Не боясь преувеличений, могу утверждать, что по своей «полифоничности» это было одним из первых изданий такого рода не только в республике, но и в стране. Не случайно сборник был высоко оценен и в России, и за рубежом.

. В конце июня в Архангельске я принимал участие во встрече с вице-премьером российского правительства Дмитрием Рогозиным. Мое небольшое выступление на этой встрече как раз было посвящено вопросам национального и религиозного диалога на Севере, укрепления в России общественного согласия. В качестве положительного примера я рассказал об усинском семинаре и подарил Рогозину наш сборник. Вице-премьер высоко отозвался о семинаре, о сборнике и подчеркнул, что будет внимательно следить за такими форумами и помогать в их проведении. А совсем недавно, на Валдайском форуме, президент Владимир Путин подчеркнул, что единение в рамках российского государства различных этнических и религиозных традиций — это культурный код нашей истории. И с этим не поспоришь. Хотя, из моего краткого очерка видно, что есть и иные точки зрения.

Не надо бояться проблем

К сожадению, мой график сложился так, что я не смог принять участие в работе Пятого Северного инвестиционного форума в Сыктывкаре (19-20 сентября). Но мои друзья и коллеги довольно подробно рассказали о нем, о том, как проходили круглые столы, разворачивалась дискуссия, о выездных заседаниях. Кому-то очень понравился доклад новой для республики компании «СИТТЕК», на кого-то произвел благоприятное впечатление стенд ООО «ЛУКОЙЛ — Коми», а кому-то особенно по душе пришлось выступление прелставителя «РН — Северной нефти». Заседание круглого стола по экологии вел Шпектор. По словам участников, едва ли не всем докладчикам, говоривших об успехах и достижениях, Игорь Леонидович подсказывал, что хорошо бы задуматься и над экологическими сложностями, промахами, проблемами. Ведь экологическая обстановка в республике выглядит достаточно тревожно. Понимаю это не все. А многие их тех, кто понимает, не хотят об этом говорить.

Игорь Шпектор, достигший зрелых лет и всех возможных званий, не боится смотреть правде в глаза и призывает к этому других. Он — из тех немногих людей, который понимает остроту экологической и социальной проблематики, говорит об этом во весь голос и учит не бояться других. Уверен, круг единомышленииков Игоря Леонидовича Шпектора, настоящего патриота, умного и принципиального человека, рыцаря без страха и упрека, будет обязательно расширяться. Пусть не так быстро, как хотелось бы, но будет.

Я присоединяюсь к поздравлениям, звучащим в эти дни в адрес Игоря Леонидовича Шпектора. И желаю ему долгих лет жизни, доброго здоровья, созидательного служения нашей республике во имя ее благополучия и процветания!

этнолог, кандидат исторических наук,

Вопрос о власти и упреке в ресторанном деле

Российский Государственный Гуманитарный Университет

С победой Февральской революции, по всеобщему убеждению, в России установился демократический режим. Представляется важным рассмотреть его особенности и причины, по которым он столь быстро сменился диктатурой.

Правительство революционной России определялось как Временное. Предполагалось, что созданное Февральской революцией правительство должно лишь обеспечить “скорейший созыв Учредительного Собрания”. Собрание признавалось всеми политическими силами в качестве единственного “источника власти”. Это положение сохранялось и некоторое время после Октябрьского восстания. Декретом 26 октября 1917 г. Совнарком был образован как Временное рабочее и крестьянское правительство “впредь до созыва Учредительного Собрания” [1].

Однако созыв Конституанты затягивался. Уже в апреле возникла непредвиденная проблема “сменяемости” правительства. Вопрос о составе правительства определялся в 1917 г. как “вопрос о власти”. Причиной остроты проблемы состава правительства в 1917 г. являлся провал формулы “непредрешения”, согласно которой до Учредительного Собрания никакие политические решения не должны были приниматься.

Политики левого толка были уверены, что правительство может и должно решать насущные проблемы не дожидаясь Учредительного Собрания. Затягивание с решением проблем, вместе с затягиванием созыва Собрания рассматривалось ими как контрреволюционный саботаж. При этом груз нерешенных проблем ухудшал положение народных масс. Политика Временного правительства стала восприниматься ими отнюдь не по “нейтральной” формуле обеспечения созыва Собрания. От правительства ждали и требовали решения проблем, а содержание этих решений зависело от политического состава правительства, т.к., кроме правительства, других высших государственных органов власти не было.

Вопрос о составе правительства был тесно связан со способом его формирования и условиями деятельности правительства, его “суверенности” или зависимости от представительных организаций. Поэтому “вопрос о власти” был вопросом об основаниях легитимности власти. Если Учредительное Собрание признавалось всеми “источником” будущей власти, то оставался открытым и проблематичным вопрос об “источнике” власти сегодняшней, т.е. Временного правительства. Рассмотрение хода политического процесса в 1917 г. дает основание полагать, что таковыми источниками к Октябрю утвердились два: корпоративное представительство и вооруженная сила. Однако ни один из них не утвердился как достаточный, поэтому механизм принятия решений о составе правительства до Октября представлял собой переговоры между двумя группами политической элиты, противостоя этим “источникам”, но действуя под их давлением.

Эти две группы до корниловского мятежа представляли ведущие политические силы страны. В терминах 1917 г. это — “цензовые элементы” и “революционная демократия”. “Цензовые элементы” при образовании первого Временного правительства были представлены Временным Комитетом Госдумы, далее — общественными торгово-промышленными организациями и кадетской партией, которая была политической силой этой “правой” стороны. От имени “революционной демократии” выступал сначала Исполком Петроградского Совета, затем Исполкомы двух Всероссийских Советов, а фактически группа руководителей Исполкомов, так называемая “звездная палата” [2], включавшая в себя лидеров партий, имевших большинство в Советах — меньшевиков и эсеров.

При этом представления о том, что власть должна формироваться по волеизъявлению народа отлились не только в формуле “хозяина Земли Русской” — грядущего Учредительного собрания. Именно благодаря идее “представительства” Советы имели значительный вес в политике и в переговорах с “правыми” о составе правительства. Эту идею пытался использовать в целях укрепления своей власти А.Керенский, созвав Государственное Совещание. И после корниловского мятежа идея представительства как “источника” власти привела к созыву сначала Демократического Совещания, а затем Предпарламента.

Все эти органы, за исключением Предпарламента, были “частичными” по представительности (они не охватывали всего населения, подчеркивая этим существование социального конфликта) и не обладали официальными полномочиями. Появление же Предпарламента стало итогом переговоров означенных выше сторон — “цензовых элементов” и представителей ЦИКов Советов. Он появился уже незадолго до Октября, и был саботирован большевиками. При этом к большевикам в сентябре-октябре переходило большинство в крупнейших Советах страны, которые, таким образом, оказались в Предпарламенте не представлены .

Приход к власти большевиков по схеме “восстание + съезд Советов” противостоял переговорному процессу в политической элите и опирался на два способа влияния масс на политику, утвердившихся в 1917 г., каждый из которых по отдельности не приводил, однако, к захвату власти. Первый — это корпоративное представительство. На протяжении 1917 г. ни Советы, ни Демократическое Совещание, заявлявшие о своей “правомочности” “организовать власть”, т.е. самочинно образовать правительство, не решались этого сделать. С другой стороны, вооруженный захват власти тоже отвергался. Все правительственные кризисы имели своей причиной вооруженные выступления. Однако, вооруженный способ решения “вопроса о власти” все политические силы объявляли не приемлемым.

Большевики свергли “власть Временного правительства” и “передали” ее Съезду Советов. Таким образом, большевики апеллировали к “источнику” власти — “народу”, использовав определившиеся в 1917 г. механизмы влияния на “власть” со стороны “народа”, отвергнув диалог с политическими противниками. Что привело к утверждению диктатуры под представительским фасадом советской демократии.

1. Декреты Советской власти. М., 1957. Т.1. С.20.

Суханов Н.Н. Записки о революции. М.,1991. Т.2. С.188, Войтинский В.С. 1917-й. Год побед и поражений. Benson . 1990. С.69, Дан Ф. К истории последних дней Временного правительства // Летопись революции. Кн.1. Берлин, 1923. С.164.

Управляющий рестораном: обязанности, ответственность. Как управлять рестораном?

Ресторан – это место, куда люди идут отдыхать, где они могут расслабиться, попробовать вкусную изысканную еду, послушать хорошую музыку. Но для некоторых ресторан – это работа. А управляющий рестораном – профессия сложная, ответственная, требующая много разноплановых знаний.

Несколько фактов из истории профессии

Заведения общественного питания существуют уже несколько тысяч лет. Были они в Древнем Китае, Риме и Греции. Есть упоминания о различного рода заведениях, где можно было поесть и на Руси. Но они предназначались в основном для людей, которые проезжали мимо поселений.

И только в XVIII веке во Франции еда была возведена в культ. Для поддержания ритуалов приёма пищи и обустраивались первые рестораны. Тогда же появились свои традиции, правила, которые впоследствии распространились повсюду. Стало естественным, что владельцы ресторанов уделяют особое внимание своим гостям.

Управляющие отелями (метрдотели), в которых чаще всего и размещались заведения, занимались организацией комфортного отдыха и качественного, а в некоторых ресторанах изысканного питания. Поэтому можно считать, что первый управляющий рестораном – это метрдотель (знакомое и сегодня слово, относительно ресторанов, немного, правда, другое значение).

Суть профессии

Чтобы понять роль управляющего в развитии ресторана и его популярности необходимо знать суть данной профессии. Управляющий рестораном – это, можно сказать, человек, воплотивший свою мечту в жизнь. Очень часто управляющим становится тот, кто сумел придумать, найти деньги и построить заведение.

Поэтому он выступает и в роли создателя концепции, и в роли того, кто продвигает ресторана на рынок, и в роли хозяина, заботящегося о процветании своего детища.

Эта профессия является вершиной в карьере, а чтобы до неё дойти необходимо поработать в заведении на должностях рангом пониже, чтобы знать все процессы изнутри. Важно иметь соответствующее образование.

От управляющего рестораном во многом зависит то, как заведение позиционируется на рынке. Он принимает решение по расположению, размерам, дизайну помещений ресторана. Важную роль играет его решение по кулинарным предложениям, а также по составу персонала, от умения общаться с клиентами которого зависит успешность ресторана в целом.

Управление рестораном сочетает в себе большой спектр знаний и умений. Здесь нужно быть и маркетологом, и бухгалтером, и психологом.

Основные задачи

От профессионализма управляющего зависит то, каким будет его ресторан. Он должен уметь организовать работу сотрудников так, чтобы на выходе получался отличный продукт.

Умение ресторатора создать правильную рекламу заведения позволит принимать у себя хороших гостей.

Управляющий рестораном должен уметь вести бухгалтерскую документацию, ведь это гарантия безопасности.

Для него не должно быть мелочей в работе, часто они определяют всё. И только умея решать эти задачи, можно обеспечить успех ресторану, держать его имидж на высоком уровне, что и входит в основные обязанности управляющего.

Основные функции

Управление рестораном — сложное дело, поскольку ничто не может проходить мимо внимания управляющего. Он должен быть и хорошим наставником для своего персонала и образцом во всех производственных, а нередко даже в жизненных вопросах.

На своём рабочем месте управляющий должен:

  • проводить работу с персоналом, заниматься его набором и распределять обязанности;
  • контролировать финансовую деятельность предприятия, анализируя продажи и затраты ресторана;
  • решать вопросы с государственными службами;
  • производить обеспечение заведения необходимым оборудованием;
  • поддерживать связи с поставщиками;
  • проводить формирование ценовой политики, меню, винной карты.

От умения руководителя справляться с вышеперечисленными функциями во многом зависит финансовое благополучие предприятия.

Что нужно знать

Выделяют три типа ресторанов. Это рестораны премиум класса, среднего уровня и фаст-фуд. Работа в ресторане высшего уровня, естественно, будет отличаться. Поэтому и управляющего таким заведением подбирают с опытом работы в этой сфере не менее пяти лет, с высшим образованием по профилю. Он должен уметь читать винную карту, знать высокую кухню, иметь опыт подбора сотрудников для предприятия.

Немного меньше требования к директору ресторана среднего класса. Тут рекомендуют назначать человека, имеющего 2-3 года опыта работы в подобном заведении.

К кандидатам на должность директора ресторана уровня фаст-фуд более демократичный подход.

Исходя из задач, которые придётся выполнять будущему директору, он должен знать пути их решения и иметь успешный опыт в этом.

Хороший багаж знаний получают работники сетевых ресторанов, поскольку обучение здесь на достаточно высоком уровне.

Очень неплохо, если будущий управляющий будет знаком с ресторанным программным обеспечением.

Обучение для управляющих рестораном

Работа в ресторане, кроме умений и навыков, требует ещё и соответствующего уровня образования. Часто даже опытные управляющие, которые не прошли специальное обучение, не могут решить финансовые вопросы, имеют трудности при управлении кадрами, плохо ориентируются в законодательных актах.

Поэтому специальность «Менеджмент гостинично-ресторанного бизнеса» сегодня очень популярна и востребована. Во многих вузах можно получить хорошее образование по данному направлению. Предлагаются, конечно, и бюджетные места, но их мало. В основном обучение производится на коммерческой основе.

Специализации предлагаются в экономическом и организационном направлении.
А можно пройти курсы управляющего рестораном. Это для тех, кто уже имеет хороший опыт в ресторанном деле, но хотел бы получить ещё и образование. Здесь тоже много предложений. При желании есть из чего выбрать.

Как стать управляющим рестораном

Ресторанный бизнес в настоящее время стремительно развивается. Это позволяет молодым людям с амбициями, желающим построить успешную карьеру, за несколько лет вырасти в профессии. Придя в ресторан простым официантом, за 5-6 лет вполне реально стать управляющим. Конечно, для этого придётся приложить немало сил. Нужно много трудиться, обучаться ресторанному бизнесу, следить за появлением новых тенденций.

По советам известных российских рестораторов, начинать лучше в каком-нибудь ресторане отеля, который входит в европейскую сеть. Поскольку там хорошее обучение, то совсем за короткое время можно добиться значительных успехов в продвижении по карьерной лестнице. Каждый, кто прошёл такую школу, начиная с самого низа, отлично знает, как управлять рестораном.

Перспективы карьерного роста в Москве

Ресторанная индустрия семимильными шагами идёт по всей России, не обойдя, конечно, и столицу. И здесь есть куда развиваться. Если сравнивать со странами Западной Европы, то Россия и Москва отстают. Так, в Европе в больших городах на тысячу человек предусмотрено 150 мест в ресторане, а в Москве только 25. Ещё одной недоработкой является то, что больше половины заведений находятся в центре. Поэтому совсем скоро они будут появляться в спальных районах и каждому нужен управляющий ресторана. Москва даёт шанс желающим построить успешную карьеру в ресторанной индустрии.

Ссылка на основную публикацию