Жильцы против ресторанов: кто кого?

Как победить ресторан в жилом доме. Финал.

Вот и отгремели салюты, шашлыки съедены и все в шоке от погоды, а мы с Вами продолжаем нашу борьбу с общепитом в жилом доме.

Напомню, мы рассматриваем ситуацию когда в жилом доме открывают предприятие общественного питания, которое активно портит жизнь жителям.

В предыдущих постах я рассказал, как бороться с рестораном еще до открытия и что сделать первым делом после открытия. Обычно после этих мер со стороны жителей ресторан начинает идти на диалог и уступки, тогда все приводится в то русло, что бы и закон не нарушался и жители были довольны, хотя иногда можно идти и в обход закона, если жители и ресторан находят общий компромисс (например использование внутренней вытяжки, без эксплуатации фасада здания, об этом в первом посте).

Предыдущие посты вы можете почитать тут:

Если после того как Вы сделали все что я расписал в первых двух постах ресторатор продолжает всех посылать и ничего не меняется. Мы выводим тяжелую артиллерию, она действует не сразу, но если уж действует, то наверняка.

Наш лучший друг в войне с общепитом «РОСПОТРЕБНАДЗОР». По вытяжкам мы ему уже писали, но как помним, мы допустили что с вытяжкой там все хорошо. Теперь будем жаловаться на шум, но жалоба должна быть хоть немного обоснованная.

Идем в квартиры которые соседствуют с рестораном и опрашиваем соседей появился ли шум/гул/вибрация, нужное подчеркнуть, в идеале все и сразу. Тут стоить отметить, если ничего нет, то и проверять нечего, лишний раз дергать роспотреб незачем. Шум кстати может быть и от вентиляционного короба на фасаде, но это надо искать.

Отступление, шум от музыки после 23-00 не считается шумом, который замеряет Роспотребндзор, это должна пресекать полиция, а вот если музыка играет громко до 23-00, то тут можно подтянуть и роспотреб.

Итак если факт шума/гула/вибрации подтверждается пишем письмо сюда http://petition.rospotrebnadzor.ru/petition/ , в контактные данные пишем контактные телефоны, так как они будут созваниваться с Вами и договариваться о времени проверки.

Заодно пишем что по дому побежали тараканы, тянутся запахи и вообще от всего этого у соседей болит голова, они не могут ночью спать и здоровье страдает.

С 01 мая 2009 года вступил в силу Федеральный Закон от 26.12.2008 года № 294 -ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», определяющий порядок проведения проверок в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

В соответствии с п. 2 ст. 10 ФЗ № 294-ФЗ основанием для проведения внеплановой проверки является информация о фактах причинения или угрозы причинения вреда жизни и здоровью граждан.

Если в обращении отсутствует информация о конкретных фактах причинения или угрозы причинения вреда жизни и здоровью граждан, оформить распоряжение на проведение внеплановой проверки в соответствии со ст. 14 ФЗ № 294-ФЗ специалистами территориального отдела не представляется возможным.

Все, теперь ждем звонка, либо ответа что Вы не указали факты ухудшения здоровья, так что лучше отправить по письму от каждого соседа с разным текстом, и от тех квартир где слышен шум, если он есть.

По итогам мы уже ранее подключили управу и муниципальных депутатов, их можно дергать и спрашивать что там они делают. Тыкайте их острой палкой и они начнут тоже искать косяки и всячески пытаться убедить ресторатора все узаконить и найти с вами контакт. Обычно они что то да нароют, например долг за комунальные услуги или капитальный ремонт, отсутствие договора на вывоз мусора, все это могут накопать только они, а привлечь за это очень легко и ощутимо для кошелька ресторатора.

А теперь артиллерия. Я сам не приверженец этих методов и не пользуюсь, но не упомянуть их не могу. Расписывать особо не буду, обычно мы все решаем еще на втором этапе, в крайнем случае Роспотреб их дожимает.

Мы вызываем СМИ, в столице дергайте Москву 24, её смотрят во всех кабинетах руководителей, действует на 146 %, в регионах местные СМИ и пробуйте подтянуть федеральные. Раскручивайте эту тему на встречах с жителями любых руководителей, которые имеют к этому хоть какое то отношение.

В целом это все что будет общее для большинства таких ресторанов и если Вам кажется что этого мало и надо везде писать и все случится, я напомню что согласно 59 Федерального закона, если Вы засыпаете бездумно жалобами и они не находят подтверждения, дальнейшие обращения по этому вопросу не рассматриваются.

Я не призываю Вас душить малый бизнес, но если он наглеет можно и пнуть. В следующий раз напишу как предпринимателю отбиться от жителей и как себя вести, что бы на шею не сели.

Напоминаю. Если у Вас есть проблемы с предприятиями торговли и услуг или наоборот, на Вас давят жители, пишите их в комментариях, буду стараться помочь.

Жители против баров: почему так сложно сделать, чтобы всем было хорошо

Конфликты c владельцами заведений знакомы не только жителям Патриарших, но и всем, кто живет на главных ресторанных и барных улицах Петербурга. «ДП» разбирался, в чем сложность взаимоотношений жаждущих тишины и собственников «шумного» бизнеса.

Пользователи соцсетей активно обсуждают конфликт жителей Патриарших прудов в Москве и тамошних рестораторов. Соседи объединились против шумной публики, добились встречи с мэром города и, как итог, запрета на работу баров после 23 часов. Но все остались недовольны: жители района жалуются на то, что часть заведений на запрет никак не реагирует, предприниматели недополучают в выручке. А посетители баров обижены на то, что владельцы квартир в элитном районе публично сравнили их с саранчой.

Ротация на главной ресторанной улице города — на Рубинштейна заработает барбекю бар Smoke

Как обычно, оказалось, что запретами проблему не решить. Но такие конфликты актуальны и для Петербурга, особенно на «ресторанных улицах» — Рубинштейна, Думской, Белинского. Думскую, например, недавно предложил «зачистить» от баров и клубов директор музея «Исаакиевский собор» Николай Буров. А у жителей Рубинштейна уже немалый опыт борьбы с рестораторами: конфликты между ними случаются постоянно, и несколько лет назад местным жителям удалось добиться закрытия бара «Картуш». Иногда конфликты переходят в открытую стадию — например, жители одного из домов в центре города ночью закидали шумную компанию возле клуба сырыми яйцами. Гости заведения просто ответили тем же — забросали яйцами окна дома.

Подарки за неудобства

Опыт показывает, что договориться у жильцов домов с владельцами баров и ресторанов получается нечасто. «В Петербурге нет культуры взаимодействия жильцов и владельцев бизнеса», — уверен Александр Берковский, совладелец бара Mishka, ресторана «Общество чистых тарелок» и клуба «Танцплощадка».

Тем, кто только собирается открыть клуб, ресторан или бар, он советует сразу задуматься над минимизацией риска того, что жильцы будут чем-то недовольны. «Если вы открываете клуб, его необходимо открывать в нежилом доме и желательно на нежилой территории. Если вы открываете ресторан с ночным режимом работы, надо смотреть, что это за дом, как устроены коммуникации у ресторана, какая возможность установить вытяжку, как повлияет водоотведение. Если есть хотя бы один нежилой этаж над рестораном — это уже хорошо», — говорит он.

Ресторатор Александр Затуливетров считает, что универсального решения проблемы нет: нужно договариваться в каждом отдельном случае: во всем мире есть ресторанные улицы, но специальных правил под них не пишут, все строится на договоренностях. «Единственный вариант общего решения — ввести комендантский час во всей стране. Только тогда ни у кого не будет возникать претензий. Потому что иначе все субъективно: почему можно работать до 10, а не до 9 вечера, если дети ложатся спать, — рассуждает он. — Я, например, живу на Васильевском острове и слушаю в час ночи марши, под которые разводят мосты, — это почему-то никого не беспокоит. Жители на Патриарших открыли ящик Пандоры, и если все последуют их примеру, то мы не будем работать по ночам, зато и не будем ставить за свой счет пластиковые окна соседям, дарить им подарки к каждому празднику: это, насколько я знаю, делают почти все рестораторы на Рубинштейна». Кроме того, предприниматель удивляется, что шуметь запрещают именно в центре города, а на окраинах клубы могут работать когда угодно. «Это необоснованно, но всеми поддерживается», — удивляется он.

Кто на кого жалуется

Рестораторы сетуют на то, что добросовестного предпринимателя заставить закрыться легко, а вот тем, кто уже нарушает закон, никакие предписания и проверки не указ. Житель Стремянной улицы Александр Френкель убедился в этом на собственном опыте. Он уже больше 3 лет борется с нелегальным ночным заведением в своем доме. «Сначала он назывался Gentlemen Club и был откровенным стриптиз-клубом. Потом они провели «ребрендинг» и теперь именуются «Караоке-бар Гранада», — рассказывает Александр Френкель. — Мешают шумом. Громкая музыка по ночам, постоянные крики, мат, драки под окнами. Пытаемся «зацепить» их за незаконное размещение на фасаде дома вентиляционного оборудования, козырька над входом и рекламы. За 3 года в их адрес выносили множество предписаний о демонтаже, но все игнорируется. А инстанции, если не писать им жалобы раз в месяц, сразу о своих предписаниях забывают».

Спальные районы против центра. Где в ближайшие годы в Петербурге откроются самые крутые бары

С 2013 года у жителей накопилась огромная папка переписки с органами власти, но клуб за это время так и не перестал работать. При этом из своих окон соседи клуба наблюдают ночные драки посетителей, а полиция, по словам очевидцев, приезжает на вызовы далеко не сразу и не всегда.

Наряду с оправданными жалобами, владельцы баров могут сталкиваться как с шантажом, так и с непоследовательной позицией жильцов, когда последние пишут веерно жалобы во все инстанции.

«На нас жаловались из-за шума. И когда собственница квартиры добилась приезда лаборатории Роспотребнадзора, замеряющей уровень звука, и те приехали, она просто не открыла дверь», — рассказывает Александр Берковский.

Кто-то должен съехать

Владельцы баров и ресторанов часто не готовы нести расходы по переоборудованию помещений, так как нет никакой гарантии, что, угодив жильцам в одном вопросе, они не услышат от тех же людей других претензий.

«Все люди имеют право на тишину и покой. Но нужно оценивать ситуацию: если вы живете на третьем этаже на улице Рубинштейна, то тихо у вас не будет. С этим надо или смириться, или съезжать», — говорит Александр Берковский.

Похожие методы решения проблемы предлагают и урбанисты. Есть, например, мнение, что, если в домах, где расположены бары будут жить те, кто заинтересован в веселом времяпрепровождении и сам до 3-4 утра проводит время в увеселительных заведениях, проблем не возникнет. И все здесь вроде бы хорошо, если не принимать во внимание то, что через 5-10 лет любой любитель разгульного образа жизни сам превратится в примерного семьянина, жаждущего тишины.

Не менее радикальные меры предлагают и власти — как Москвы, так и Петербурга. Они уверены, что съехать должны не жильцы, а шумные заведения. Так, депутат Мосгордумы Андрей Шибаев предложил «выселить» бары, находящиеся в жилых домах, в другие помещения. А глава Центрального района Петербурга Мария Щербакова уверена, что шумные вечеринки следует проводить за городом. Также она говорила, что владельцев баров на Думской необходимо уговорить вести «более культурный вид деятельности». Конечно, и массово уехавшие в спальные районы жильцы, и владельцы баров, моментально перепрофилировавшиеся на музейный и библиотечный бизнес, — это совершенная утопия.

А вот в новых районах этой проблемы можно избежать, если взять на вооружение европейский опыт, рассказывает профессор кафедры урбанистики и дизайна городской среды СПбГАСУ Валерий Нефедов. Он объясняет, что девелоперы в Европе, как правило, еще на этапе застройки принимают заявки на аренду помещений на первых двух этажах от компаний, которые, в свою очередь, готовы согласовывать условия работы. Жильцы же, приобретающие квартиру, уже видят, что будет находиться в их доме, и принимают решение о том, стоит ли приобретать квартиру именно в этом комплексе.

Опыт нерешенных проблем

Конфликты между жильцами и владельцами шумных заведений, конечно, возникают не только в Москве и Петербурге. И не всегда проблемой становятся так называемые злачные заведения. Например, жители танзанийского города Дар-эс-Салам тоже призывают власти любыми способами решить проблему шума на улицах, который уже влияет на их физическое и психическое здоровье. Жалуются же они не только на шумные бары, громкие зрелищные шоу и музыку, доносящуюся из машин, но и на церкви. По мнению местных жителей, последние создают даже больше шума, чем все перечисленное выше.

В западных странах чаще все же жалуются на шумы, напрямую или косвенно создаваемые барами и клубами. Для решения этой проблемы давно приняты законы, ограничивающие уровень допустимого шума и возможность заведений проигрывать громкую музыку в определенное время. Но зачастую жильцы все равно остаются недовольны — даже в Вашингтоне.

Жители испанской Севильи своего добились: местные власти приняли закон, погрузивший город в полную тишину. Владельцам заведений запретили разливать пиво на улице и выносить стулья, телевизоры и колонки на улицу. Под запрет попали и слишком громкие разговоры, а также музыка, играющая в автомобилях. Нарушителям грозит штраф от 300 до 300 тыс. евро. Но севильцам даже такие меры все равно кажутся недостаточными: их по-прежнему беспокоят караоке-бары и клубы, расположенные в жилых зонах. Недовольны остались и владельцы баров: они жалуются, что при определении уровня шума полицейские, как правило, не используют специальное оборудование и решение о том, громко ли играет музыка или разговаривают посетители заведения, принимается на основе личных предпочтений.

Жильцы против ресторанов: кто кого?

Госдума в первом чтении приняла законопроект, который ограничивает продажу алкоголя в заведениях, расположенных в многоквартирных домах. Согласно проекту закона, заведения, расположенные в жилых домах или на прилегающей к ним территории, могут продавать алкоголь, если площадь торгового зала составляет не менее 20 кв. м. Руководствуясь документом, власти регионов смогут устанавливать дополнительные условия для розничной продажи алкоголя в таких кафе и ресторанах — например, запретить продажу алкоголя, если этого потребуют собственники квартир.

Проект закона разработали на основании многочисленных жалоб жильцов на так называемые «наливайки». О том, как это повлияет на бизнес собственников заведений общественного питания и продажи нежилых помещений на первых этажах новостроек, рассказали эксперты.

Законопроект направлен в большей степени на урегулирование разногласий между жильцами и арендаторами коммерческих помещений, поскольку зачастую посетители таких заведений доставляют неудобства проживающим (повышается уровень шума, мусора и т. д.), считает директор направления стрит-ретейла компании Knight Frank Виктория Камлюк. С подобными проблемами сталкивались и другие операторы (продуктовые магазины, товары для дома, общепит), отмечает она: жильцам мешает шум от разгрузки товаров в магазинах в утренние часы, запахи от приготовления еды и прочее.

Еще в 2016 году жители элитных домов на Патриарших прудах жаловались за шумные компании, которые собираются в многочисленных кафе и ресторанах в этом районе. В результате владельцы кафе и ресторанов рядом с Патриаршими прудами согласились сократить работу своих заведений до 23:00.

Что бизнес думает о запрете

Против ограничений на продажу алкоголя в заведениях, расположенных в многоквартирных домах, выступили представили Ассоциации малоформатной торговли (объединяет владельцев розничных магазинов и небольших кафе). В российских городах попросту нет отдельно стоящих помещений, в которых могли бы располагаться объекты цивилизованного бизнеса, считают в Ассоциации. Однако существуют лжекафе — магазины, которые мимикрируют под точки общепита ради возможности продавать алкоголь в ночное время, и с ними предлагается бороться при помощи изменений устаревших санитарных правил.

Кафе в жилых домах

Если говорить о центре Москвы, то внутри Садового кольца, по данным Knight Frank, расположено более 3 тыс. торговых точек. Только 5% (156 помещений) занимают площадь до 20 кв. м, из них всего четыре осуществляют продажу алкоголя (бары). Сегодня средняя площадь помещения общественного питания на указанной территории — 216 кв. м. Поэтому, по мнению экспертов, ограничение в 20 кв. м не сильно отразится на бизнесе.

Практически в каждом жилом комплексе есть точки, где продают разливное пиво, и такие форматы процветают, говорит руководитель департамента брокериджа коммерческой недвижимости компании RRG Светлана Ярова. Данная ситуация несколько драматизируется, считает она. По ее мнению, если не будет таких пивнушек, кто-то эту нишу займет, например какие-нибудь ломбарды, маленькие ювелирные магазины, мини-пекарни или еще что-то из «мини».

Заведения в жилых домах

Брендовые питейные заведения, по данным RRG, арендуют в столице не менее 50–100 кв. м, кофейни — 80–110 кв. м, полноформатные кафе — 200–400 кв. м, большие форматы ресторанов — от 800 кв. м. Магазины разливного пива с зоной посадки для клиентов обычно запрашивают площади от 50 кв. м, арендаторов с предложением «навынос» брокеры компании не встречали давно.

В современных жилых комплексах, по оценке ГК «Пионер», самые маленькие помещения (до 50 кв. м), как правило, арендуют под «кофе с собой», фермерские продукты, салоны сотовой связи, студии красоты, туристические центры, а формат «наливаек» непопулярен. Скорее, это характерно для старого жилого фонда и спальных районов, считает руководитель отдела продаж коммерческой недвижимости девелоперской группы «Пионер» Евгения Борзова.

«Уйдут «наливайки», через какое-то время рынок придумает еще что-нибудь взамен, потому что стрит-ретейл развивается волнами. Каждые три года происходит обновление рынка на злобу дня», — прогнозирует Ярова. Но если это глобально затронет большое число полноформатных кафе и ресторанов, то станет проблемой для такого бизнеса, убеждены опрошенные редакцией эксперты.

Совсем запрещать торговлю алкоголем в жилых домах нельзя. Нужны хорошие винные магазины, а также различные гастропабы, кафе и рестораны, которые работают в жилых домах до 23 часов и являются востребованным элементом инфраструктуры среди жителей в том числе, считает Борзова. По ее мнению, стоит ограничить выдачу лицензии на продажу алкоголя, установив порог минимальной площади заведения, например 70 кв. м, и владельцам «наливаек» станет финансово невыгодно арендовать такие большие помещения.

«Они там едят, а мы тут нюхаем»: суд отклонил иск москвича к «Макдоналдсу»

Тверской суд отклонил иск пенсионера Михаила Полянского к «Макдоналдсу». Полянскому не нравится запах общепита . 60-летний москвич живет на Мясницкой, 30 и уверен, что заведение подключилось в общей вытяжке.

— У нас коммунальная квартира, мы все страдаем из-за вечной вони от жарящейся картошки, гамбургеров, — рассказал « КП » Полянский. — Большинство предпочитает терпеть и не связываться с судом. Один я решился положить этому конец. Добьюсь, чтобы ресторан поставил какой-нибудь фильтр, и запахи перестали попадать к нам. Они там едят, а мы тут нюхаем!

Заметим, не все жильцы дома так недовольны соседством с заведением быстрого питания.

— Я никаких особых запахов не чувствую, — заявила «КП» соседка пенсионера Ирина. — Бывает, что немного пахнет картошкой. Но потом все проходит. Михаил любит писать жалобы на все подряд.

Формально выходит, что закон на стороне ресторана. Но чисто по-человечески Полянского понять можно. Сотни москвичей живут в домах, где на первых этажах точки общепита. Что делать, если кафе и рестораны оказываются слишком уж громкими и «пахучими»? Мы выяснили, каков порядок действий.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

С проверкой придут, только если начнутся жалобы

— К вентиляции в заведениях общепита предъявляются серьезные требования, — рассказал «КП» ресторатор Роман Рожниковский. — Подсоединять вытяжку из кухни или общего зала к системе жилого дома ни в коем случае нельзя. Владелец кафе должен составить проект, по которому воздуховод выводится на улицу. При этом если труба пойдет по фасаду мимо квартир, надо получить согласие жильцов . Одобренный проект вентиляции окончательно утверждает городская санитарная служба.

Правда, по словам Рожниковского, никто потом не следит, соответствует ли вытяжка проекту. С проверкой придут, только если начнутся жалобы.

ВОПРОС-РЕБРОМ

Куда жаловаться?

Контролем воздуховодов в ресторанах занимается Роспотребнадзор (горячая линия: (495) 687-39-61).

— Инспектор приедет с проверкой и посмотрит, как в заведении сделана вытяжка, — рассказала «КП» пресс-секретарь Роспотребнадзора Анна Сергеева . — Ресторан должен будет устранить все выявленные нарушения.

Наказание для рестораторов — штраф до 10 тысяч рублей и закрытие заведения до устранения неисправности.

Если грузчики ресторана шумят по ночам, то действуем по такой же схеме. Сначала жалуемся в Роспотребнадзор. Потом приходит инспектор с оборудованием, измеряющим громкость звука. Если нарушение подтвердится — ресторан оштрафуют.

Поход в суд — крайняя мера. Все равно судья обратится в Роспотребнадзор, чтобы тот выяснил, есть ли нарушения.

Хуже всего для жильцов, если вентиляция кафе сделана по правилам, а запах все равно идет. Помочь тут никак нельзя, остается терпеть.

— Резкость запахов законом никак не нормируется, — пояснили «КП» в Роспотребнадзоре. — Нет методики оценки — сильный аромат или не очень.

ТРЕБОВАНИЯ К НОВЫМ РЕСТОРАНАМ

— В жилых зданиях нужно иметь входы и эвакуационные выходы, изолированные от подъездов.

— Сырье и продукты не должны приниматься со стороны двора жилого дома, где расположены окна и входы в квартиры.

— Заведения питания не должны предусматривать помещения под жилье, содержать домашних животных и птиц.

— Мусор и пищевые отходы должны собираться в раздельные контейнеры с крышками.

— Рекомендуется на территории заведения предусматривать площадки для временной парковки транспорта персонала и посетителей.

РАДИКАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ

«Кидала на гостей горшки с цветами. »

Порой противостояние горожан и общепита в доме выходит за границы здравого смысла. Рестораторы рассказывают о жалобах жильцов, как анекдоты.

— Одна старушка написала в префектуру про наши «тайные планы» по строительству в подвале дома четырёхуровневой (именно четырёх, а не трёх и не пяти) парковки, — рассказал владелец пекарни на Покровке Алексей Халиуллин . — Она видела, как мы ночью вывозили на флоте КамАЗов выкопанный из-под Чистых прудов культурный слой. Потом была жалоба от другой старушки на то, что мы повредили общедомовую звукоизоляцию, и теперь в её квартире даже при закрытых окнах гремят трамваи. И наконец, было обращение от бабушки, живущей в максимально удалённой от булочной точке дома (противоположный подъезд, последний этаж). Старушка обвинила нас в частых засорах ее унитаза и переливании сточных вод через его края.

— Наш паб находится не в жилом доме, но соседствует с жилым, — рассказал шеф-повар Дмитрий Зотов . — Одна жительница постоянно жаловалась, что у нас собираются наркоманы, пьяницы и все остальные. Полгода она писала в управу, полгода управа приходила к нам. А у нас даже крепкого алкоголя не продаётся.

— Напротив моего испанского ресторана — в 10 метрах — живет неадекватная женщина, — рассказал хозяин заведения Павел Лисюков . — Сначала она жаловалась на шум — нас проверили, все оказалось в порядке. Потом с ее подачи мы пережили инспекции МВД , пожарных, СЭС. Кончилось тем, что она начала кидать со своего балкона на гостей и работников ресторана горшки с цветами.

РестораныИз-за чего горожане воюют с ресторанами в их домах

Запах еды, шум после одиннадцати и доносы старушек — The Village узнал у рестораторов и жильцов домов, в которых находятся рестораны, о том, почему они воюют и как разрешаются конфликты

The Village продолжает неделю «Злая Москва». В течение пяти дней мы рассказываем об агрессии, ненависти и тоске в городе. В этом материале — истории рестораторов и жильцов зданий, в которых находятся рестораны, о том, почему они конфликтуют.

Оглавление

5. Из-за чего горожане воюют с ресторанами в их домах

Алексей Халиуллин

совладелец кафе-пекарни «Булка»

Про открытие «Булки» на Покровке лучше всего сказано в бородатом анекдоте про политика, которому для избирательной кампании нужны бешеные бабки, человек сто. Никогда не открывайте кафе в старом доме, если не готовы принять бой со старушками. Это большие профессионалы своего дела, закалённые в боях. Наш случай оказался особо тяжёлым, потому что наш дом на Покровке один из немногих, где до сих пор существуют коммуналки и где количество одиноких старушек, старающихся обратить на себя внимание, — кто добром, а кто следуя принципу старухи Шапокляк — значительно выше среднего по городу. И вот некоторые замечательные, добрые старушки стали нашими талисманами и ангелами-хранителями, так необходимыми любой булочной, а некоторые другие.

Запомнились три случая, хотя их было гораздо больше. Одна старушка раскрыла наши тайные планы по строительству в подвале дома четырёхуровневой (именно четырёх, а не трёх и не пяти) парковки. Она видела, как мы ночью вывозили на флоте КамАЗов выкопанный из-под Чистых прудов культурный слой и обо всём доложила куда надо. Этим местом оказалась префектура, и я был вызван к префекту на ковёр. Префект зачитал донос старушки и вопросительно посмотрел на меня поверх очков, а я, не вовремя стушевавшись, предложил ему выделить пару мест на парковке, чтобы уладить всё по-тихому. Он был честным человеком и от предложения отказался, пообещав прислать комиссию. Комиссия приехала и осмотрела подвал, но, к счастью, въезд в парковку, замаскированный под зеркало в туалете, не заметила. На этом всё и закончилось.

Никогда не открывайте кафе в старом доме, если вы не готовы принять бой со старушками. Это большие профессионалы своего дела, закалённые в боях

Потом была жалоба от другой старушки на то, что мы, вскрыв приямки в подвал (они были замурованы в 70-х годах и остаются таковыми по всему периметру дома, кроме «Булки»), тем самым повредили общедомовую звукоизоляцию, и теперь в её квартире даже при закрытых окнах гремят трамваи, идущие под окнами по Бульварному кольцу. Звук от грохота трамваев проходит сквозь приямки и попадает в её квартиру не через окно, как раньше, а как бы снизу, то есть наш подвал стал для её квартиры чем-то вроде гигантского сабвуфера. Слава богу, на этот раз префект вызывать меня на ковёр не стал, видимо, сознавая свою невежественность в вопросах акустики.

И наконец, помню, ещё одна жалоба пришла от старушки, живущей в максимально удалённой от «Булки» точке дома — в диаметрально противоположном подъезде на последнем этаже. Эта удалённость не помешала ей заподозрить нас в том, что именно «Булка» повинна в участившихся засорах в её унитазе и регулярном переливании сточных вод через его края. Каким именно образом была обоснована причинно-следственная связь между появлением в доме «Булки» и этим стихийным бедствием, я так никогда и не узнал, поскольку вообще слышал об этой жалобе только устно. Жалобы старушки пишут профессионально, куда отправлять, знают. Так что бойтесь заранее. Откупиться, уговорить и уж тем более запугать не получится, потому что смысл игры не в этом. А в чём? Станем старыми — узнаем.

Мария Вылегжанина Донская

жительница дома,
в котором находится бар Brix 1

Я живу в доме, в котором находится первый бар Brix. Проблемы были всегда с каждым кафе, что находились здесь и до Brix: в погоне за прибылью заведения идут на многое, а алкоголь и угар завершают ситуацию. Шумные вечеринки до часа ночи мало волнуют полицию, они просто не приезжают: по их ощущениям, это недостаточно криминально. Наши проблемы не понятны хипстерам из Кузьминок: дома хочется отдохнуть от работы и шума, просто поспать в тишине после одиннадцати вечера. Ещё одна проблема — вытяжки на доме. Формально разрешение есть, но не от жильцов, хотя мы собственники и владельцы, в том числе фасада. До постоянно сменяющихся сотрудников кафе совершенно невозможно донести мысль о том, что мы тут живём каждый день, а не просто пришли провести время, и не хотим раздражаться их существованием. Из-за столиков на тротуаре почти не осталось свободного места, и курят все прямо под окнами.

Сайт Mos.ru и управы Пресни отписываются и ничего не меняют, судебная история затянется на пару лет. Мне кажется, европеизация начинается не с уютных кафе, а с выполнения административных и человеческих законов. Нужно понимать, что в доме, куда ты приходишь на работу, живут люди, и уважать их личное пространство.

евгений Денисов

совладелец лапшичной Doodles

Помещение для нового кафе Doodles мы искали долго: в Москве сейчас на каждой второй двери висит «аренда», но цены дикие. В итоге всё же нашли место, которое нам очень понравилось. Проблема в том, что оно является пристройкой к жилому дому, а люди в этом доме подобрались странные: они против всего. Весь первый этаж здания — нежилой, его занимают разные арендаторы: банки, книжный, аптека, цветы. Говоря, что жильцы против всего, я имею в виду буквально всё, будь то цветы или адвокатская контора. А когда они узнали, что грядёт открытие общепита, вообще встали на дыбы.

Жильцы эти в состоянии затяжной войны с владельцем помещения, о которой сам владелец мне ничего не сообщил. Он лишь сказал, что есть «некоторые проблемы» с жильцами, но вникать в них мне не стоит, так как все эти заботы он берёт на себя. Даже специально нанял человека, который должен был взаимодействовать со всеми вовлечёнными организациями, в том числе и с активом дома. Такая ситуация меня вполне устраивала: мы заключили договор аренды, сделали проект (не бесплатный, естественно), начали ремонт, заказали оборудование, забронировали мебель — то есть вошли уже в довольно серьёзные расходы. И вдруг жильцы чуть ли не с транспарантами выходят на пикет, скандируя, что не допустят общепита.

Причина мне совершенно непонятна, ведь у нас обычное небольшое кафе, не ночной клуб, даже нет лицензии на алкоголь, так что никаких пьянок быть не может. Жильцы говорят, что проблема в запахах. У дома действительно очень сильно пахнет едой, потому что рядом уже несколько заведений — «Макдоналдс», «Сабвэй», «Шоколадница». Я привожу человека из Роспотребнадзора, вместе мы пытаемся найти компромиссное решение, например, вывести вытяжку на «конёк» пристройки на уровне второго этажа, пустить её по фасаду здания или сделать вентиляцию внутри подвала, не задействуя общедомовую, — ни вибраций, ни запахов в этом случае не будет. Жильцы категорически против.

В любом конфликте между предпринимателем и жильцами и закон, и власть всегда на стороне жильцов

В общем, их человек пятнадцать, выступают они консолидированно и очень подкованы юридически, буквально разговаривают цитатами из судебных решений. Договориться со всеми невозможно — если хотя бы один из них против, дело не пойдёт. Я приглашал их в первый Doodles, показывал открытую кухню, из которой не пахнет, — не помогло. И хотя по закону мы имеем право открыть там заведение и не должны это ни с кем согласовывать, есть неприятный нюанс. Дело в том, что в России совершенно дикие санитарные нормы досконально не могут быть выполнены даже в ресторанах пятизвёздочных отелей: холодный цех — отдельно, горячий — отдельно, яйца должны мыться не то что под отдельным краном — в отдельной комнате, и тому подобное. В итоге получается ситуация, когда на заведение постоянно «пишут доносы», соответствующие инстанции реагируют и, конечно же, обнаруживают какие-то нарушения. В любом конфликте между предпринимателем и жильцами и закон, и власть всегда на стороне жильцов. Понятно, почему: население — это электорат, поддерживая его, власть сохраняет его лояльность. Предприниматели в этом случае в меньшинстве, абсолютно беззащитны и бесправны.

Я понял, что в этом здании работать не получится, и мы расторгли договор. Депозит нам вернут, но убытки останутся непокрытыми. Общепит делать в жилых домах практически безнадёжно, единственный шанс на выживание — работать тихо, ни с кем не конфликтовать, выстраивать со всеми жильцами добрососедские отношения. Потому что превратить работу в кошмар для них ничего не стоит.

Андриеш Гандрабур

диджей и музыкант

Я живу на Шаболовке, в моём доме в своё время была пекарня, где работали очень дерзкие, невоспитанные люди. Кроме того, постоянно приезжали машины, которые слишком шумно разгружались. Ещё — я курю и, когда сижу на балконе, чувствую запахи из пекарни. Они очень вкусные, и от них постоянно хочется есть, а по ночам так вообще мучение. Я пришёл к ним однажды и сказал: вот я мучаюсь, вы хотя бы мне продукцию выдавайте иногда, я не буду мучиться. Конечно, я с юмором им это преподнёс, а они в ответ мне жёстко нахамили. Я попросил позвать старшего или дать его номер телефона — нет, они этого не сделали.

В итоге я отправился к участковому и рассказал про все их грехи. Он сказал, что разберётся, но ничего не произошло. Естественно. Потом я пообщался с бабушкой, которая рассказала, что против этой пекарни уже собирали пикеты, писали коллективную претензию, ходили к участковому. Участковый постоянно обещает разобраться, но ничего не разрешается. Потому что, как это у нас происходит, дали взятку ему и хамят дальше спокойно.

Дмитрий Зотов

шеф-повар
и совладелец пабов «Крылышко или Ножка» и Haggis, бистро «Чугунный мост» и пиццерии Zotman

Паб «Крылышко или ножка» находится не в жилом доме, но соседствует с жилым. Оттуда на нас постоянно жаловалась одна жительница: что у нас наркоманы, пьяницы и все остальные. Полгода она жаловалась в управу, полгода управа приходила к нам. А у нас даже крепкого алкоголя не продаётся. Женщине этой лет пятьдесят, выглядит совершенно прилично, но чудит.

Приходила она и сама, скандалила. Есть такие люди, которые этим просто живут — ходят и жалуются на всех в округе. Эта ситуация, к счастью, прекратилась: может быть, ей надоело, а может, нашла новых врагов. Проблема в том, что, когда на заведение жалуются, оно сразу попадает «на карандаш» в органы. И в этом ничего хорошего нет.

Павел Лисюков

совладелец ресторана Tapa de Comida

Это случилось в Tapa de Comida, нашем испанском ресторане. Мы стараемся в своих заведениях, если они около жилых домов или в жилых домах, всегда дружелюбно относиться к соседям. Со всеми получается поддерживать хорошие отношения, кроме одной дамы. Она, наверное, просто больная на голову. Человек мешает жить не только нам, но и всем нашим соседям. Безумная женщина живёт в доме напротив, метрах в десяти от нашего ресторана, и неустанно пишет на нас во все возможные инстанции в Москве и в России — это называется «веерная жалоба». Начиная от нашего участкового, который уже перестал удивляться и реагировать на её требования, и заканчивая проверками МВД, пожарников, ТЭС, — мы их все с достоинством выдержали. Вначале она жаловалась на шум, а когда мы сделали все замеры и они оказались в пределах нормы и даже чуть ниже, она прямым текстом заявила, что просто хочет закрыть наш ресторан.

Она не совсем пожилая, работает, по-моему, в Большом театре и прекрасно выглядит. Я думаю, это просто «клиника» — как говорил Гиляровский, москвичей погубила их прописка. Дело в том, что большинство её соседей по дому — наши постоянные и любимые гости — начали писать на неё коллективную жалобу, потому что в самом доме у них тоже из-за неё что-то творится. Кроме того, в начале лета в этом же доме должен был открыться то ли косметический салон, то ли ещё что-то, и предприниматель, который официально всё это зарегистрировал, также попал под её жалобы. У него дело дошло аж до двух судебных разбирательств — он их, конечно же, выиграл, и мадам указали на место, но она не сдаётся. Дама неоднократно кидала с пятого этажа горшки с цветами на наших гостей и персонал. А когда вызванный ей наряд полиции не нашёл никаких нарушений, она оскорбила самих сотрудников. Удивительно, почему её тогда не задержали. Мы сами неоднократно вызывали полицию на её визг и ругань — никто не может ничего сделать.

Дама неоднократно кидала с пятого этажа горшки с цветами на наших гостей и персонал. А когда вызванный ей наряд полиции не нашёл никаких нарушений,
она оскорбила самих сотрудников

Увы, сейчас нельзя человека принудительно направить в психоневрологический диспансер. Мы просто совместно с жильцами (её соседями) и другими предпринимателями написали открытое письмо в мэрию Москвы, чтобы нас оградили от неправомерных оскорблений. Мы люди безобидные, со всеми дружим, у многих соседей на случай форс-мажора есть наши мобильные телефоны. Но такой эксцесс, как с этой дамой, который длится уже шесть лет, — просто за гранью добра и зла.

Как прикрыть кафе в доме: лайфхаки от ресторатора

Методы борьбы, которые применяли жильцы одного из петербургских домов против кофейни, открывшейся на первом этаже, могут стать лайфхаками для горожан, которые не хотят соседства с общепитом, и бизнесменов, на чьи заведения покушаются недовольные соседи.

Бары в жилых домах — проблема для Петербурга острая. Ее удалось разрешить жильцам Баскова переулка, в процессе борьбы сейчас обитатели улицы Рубинштейна. Вонь, шум, мусор и танцы до утра — основные претензии горожан к общепиту в многоквартирных домах.

Управляющий партнер кофейни-кондитерской «Фунт изюма» Наталья Горбачева рассказала «Мойке 78» о ситуации с точки зрения владельца заведения, а также о том, кто, куда и на что жалуется из-за кафе на первом этаже, и какие законы рестораторы должны соблюдать, чтобы их заведение не закрылось.

«Наши уволенные сотрудники писали в Роспотребнадзор о якобы имеющихся нарушениях санитарных норм. Роспотребнадзор обязан отреагировать на эту жалобу и прийти с проверкой», — поделилась Наталья Горбачева.

Второй действенный способ помотать нервы владельцам кафе и поставить его под угрозу закрытия — позвонить пожарным. Установка пожарной системы обходится примерно в 250 тыс. рублей. Тем, кто решил на этом сэкономить, грозят санкции.

Даже если с пожарными и Роспотребнадзором все прошло гладко, есть нюанс, за который можно ухватиться. Есть требование пожарной инспекции, которое идет вразрез с требованием Роспотребнадзора. Последний считает, что юрлицо не должно иметь выхода в жилую зону. При этом пожарные требуют наличие двух выходов из помещения с посадкой свыше 30 человек.

«Пожарные — самый короткий путь к выселению», — уверена Наталья Горбачева.

Еще один повод вызвать проверку — наличие вытяжки и ее работа. Запахи с кухни — одна из основных жалоб петербуржцев. Жалуются и на дым кальянов. Вытяжка должна быть либо в виде свечки снаружи здания, либо в старом фонде — протянута специальным рукавом через камины. «Свечи» на исторических зданиях требуют согласования.

Четвертый способ — нажаловаться на вывеску ресторана или кафе на фасаде. В центре почти каждый дом находится под охраной КГИОП как памятник. Согласовать вывеску — дело сложное.

«Если пожаловаться в Комитет по печати, то несогласованную вывеску снимут. Вывеска — это наказание деньгами, но не закрытие заведения», — уточняет Наталья Горбачева.

Ее кофейня не предлагает алкоголь, поэтому у нее нет алкогольной лицензии. А вот проверка такой лицензии — еще один способ создать проблемы ненавистному заведению. До сих пор некоторые кафе умудряются работать без таковой.

Пятый способ — вызвать полицию и пожаловаться на шум. Громкая музыка после 23.00, танцы и ор — прямой повод для звонка правоохранителям. В этом случае владелец должен предупредить персонал и гостей: танцы и музыка — строго до этого времени. После заведение продолжит работу, но уже без музыкального сопровождения.

Проблем заведению могут подкинуть и курящие гости, если они устраиваются под окнами жилых квартир и дымят в комнаты.

По словам Натальи Горбачевой, закрыть заведение — не приоритет органов власти, так как это потеря потенциальных налогов. Их задача — добиться, чтобы работа общепита соответствовала закону. Предпринимателям всегда дается время на исправление недостатков и нарушений.

«Проще и дешевле привести все в порядок. Это может быть не так быстро, но все эти проблемы появляются из-за наплевательского отношения собственника к соседям и гостям», — уверена Наталья Горбачева.

Наталья Горбачева рекомендует тем, кто воюет против кафе или бара, пообщаться с собственником. Работать по закону — в его же интересах, так как простой — это ушедшие в никуда деньги за аренду помещения.

Жильцы престижного комплекса два года хотят «выселить» элитное кафе ButterBro из своего дома

Улица Жасминовая из топов престижного жилья кажется идеальным вариантом для тихой жизни в мегаполисе. Но проблемы нашлись и здесь. В редакцию TUT.BY обратилась председатель ТС элитного жилого комплекса «Парк-Сити» и рассказала: уже два года жильцы «воюют» с кафе ButterBro за места на своей же парковке и за площадку у дома, на которой заведение установило летнюю террасу. В свою очередь представитель кафе уверяет, что не хочет воевать.

Жилой комплекс «Парк-Сити», который включает пять малоэтажных домов, ввели в эксплуатацию три года назад. Квартиры здесь с высокими потолками, с дорогим квадратным метром — от 2000 долларов. Еще одна особенность комплекса — объекты инфраструктуры, под которые, согласно проекту, отведены первые этажи в каждом доме. Проектировщики думали о комфорте жильцов: чтобы рядом были и фитнес-клуб, и кафе. Но такую заботу оценили не все.

Самой большой проблемой жильцы считают кафе ButterBro, которое расположилось на первом этаже дома 3б по Жасминовой. Председатель ТС Елена говорит, что напротив входа в кафе в основном стоят машины неместных жителей.

— Посмотрите: два часа дня — а жильцам негде машину поставить, все занято приехавшими в кафе, — говорит Елена. — Мамочкам с детьми опасно выйти на площадку, потому что здесь большой трафик, ездят машины, бывает, с превышением скорости.

В обеденное время во дворе и правда постоянное движение: к кафе один за другим подъезжают автомобили, паркуются напротив входа. Вот из «мерседеса» выпорхнула барышня в мутоновой шубке и исчезла за дверью, распахнутою перед ней администратором кафе. Через несколько минут последнее место на парковке заняла машина с министерскими номерами. Но вскоре из кафе вышла компания, села в «порше» и укатила — место снова освободилось. Правда, ненадолго: приехали новые клиенты. Видно было, что ButterBro пользуется завидной популярностью. И парковка не пустует.

— В комплексе 88 квартир и 100 наземных парковочных мест, которые расположены в основном по периметру ЖК, — рассказывает председатель ТС Елена. — И практически всегда у жильцов есть проблема, где припарковать собственную машину — места заняты автомобилями клиентов кафе. За два года мы написали много писем в районную администрацию, в санстанцию и по поводу парковки, да и в целом сомнительной работы данного заведения. Дело в том, что согласно проекту здесь должен быть кафетерий (объект малой производительности), а на деле — полноценный ресторан, которому не хватает помещений для приготовления еды. Нам известно, что еду также готовят и в обычной квартире этажом выше — она как раз находится над кафе. Жильцы видели, как оттуда выходили работники с кастрюлями, бегали туда-обратно по лестнице. Не верите? В этой квартире счетчик на электричество установлен не обычный, а производственный. Минимальное потребление электроэнергии в этой квартире — 500 кВт, в то время как в среднее потребление 200 кВт на квартиру, по крайне мере в нашем комплексе.

Слова председателя ТС подтверждает и местная жительница, назвавшаяся Наташей, которая является не только собственником квартиры, но и хранит всю юридическую переписку с чиновниками. Говорит, что уже собралось три папки таких документов.

— Нарушений в работе кафе было много. Например, владелец самовольно установил летнюю террасу, — рассказывает Наташа. — У нас есть официальный ответ, где четко сказано, что разрешение на установку террасы было отозвано администрацией Партизанского района. Кроме этого, еще в марте 2015 года администрация Партизанского района выносила распоряжение о приостановлении работы ресторана. Правда, это собственник ресторана проигнорировал, за что был привлечен к административной ответственности (подтверждающие документы есть в редакции. — Прим. TUT.BY).

В подъезде, где, по словам председателя ТС, расположена квартира-кухня, едой не пахло, с кастрюлями никто не пробегал. Правда, и пробыли мы там всего минут пятнадцать. А вот промышленный счетчик, закрепленный за этой квартирой, был на месте. И видеокамера, которую установил владелец квартиры, чтобы видеть, кто на лестнице, кто на площадке.

Пока Елена возилась с замком в щитке, на лестничной площадке неожиданно появились… хозяин квартиры и управляющий кафе. Между председателем ТС и управляющим, Дмитрием, состоялся непростой разговор и по накалу страстей, и по содержанию. Видно было, что конфликт этот давний, набил оскомину всем, но так и остался нерешенным. В этой связи вспомнился материал, где мы писали о том, как живется людям над ресторанами и кафе. Этот случай — из той же оперы.

— Ну какая кухня в квартире, о чем вы, Елена? — говорил управляющий кафе председателю ТС. — Вся еда у нас готовится в кафе — и нигде больше!

В доказательство Дмитрий достал мобильный телефон и показал в онлайн-режиме, как выглядит какая-то кухня, на которой трудятся повара. Помещение показалось совсем уж небольшим, но управляющий заверил: «Все зависит не от размера помещения, а от того, как организован рабочий процесс». Спорить с ним никто не стал.

— А зачем тогда такой счетчик в квартире? — спрашивала Елена у хозяина жилья.

— Какой посчитал нужным, такой и поставил, — невозмутимо ответил хозяин квартиры.

Одна из собственников квартир в ЖК «Парк-Сити» Ольга также не сдерживала эмоций:

— Два года не могу въехать в свою квартиру, жить в нашем доме невозможно: парковка постоянна занята, шум, банкеты, салюты, выпившие люди во дворе. Станьте на наше место и представьте каково жить людям, у которых окна выходят на ресторан, прямо над террасой. Окно открыть невозможно! Почему мы должны с этим мириться? Когда я покупала квартиру, застройщик (компания «Тапас». — Прим. TUT.BY) сказал, что внизу будет кулинария, а не ресторан.

Я не понимаю, почему гости ресторана не могут оставить машину за территорией нашего товарищества и пройти пешком двадцать метров? При этом со всеми другими собственниками нежилых помещений компромисс найден.

Расстроена и местная жительница, тоже Елена. Она рассказала, что платила за квартиру в расчете на совсем другую жизнь.

— Хотели спокойно жить на закрытой территории, чтобы был обеспечен порядок и безопасность. Именно за это мы платили деньги. А сейчас нас поставили перед фактом, что надо терпеть шум допоздна, неприятный запах общепита в подъезде, постоянное движение автомобилей. Это сейчас еще убрали террасу. А летом у нас похлеще, чем в центре. Посчитайте, минимум двадцать человек внутри и столько же на террасе — итого сорок. И это объект малой производительности?! Посетители сигналят возле шлагбаума, им неважно, что уже десятый час вечера, маленькие дети спят. Они же приехали в элитный ресторан! Пьяной компании не объяснишь, что уже 11 вечера и не мешало бы вести себя тише. А ответ ресторана простой: нам администрация согласовала работу до 23.00. Почему только при этом администрация не спросила мнение тех, кто живет в доме?

Наташа в дополнение говорит, что товарищество пыталось найти компромисс с владельцем кафе не только в отношении парковочных мест и существования террасы, но и других вопросов — все безрезультатно.

— Пришлось даже обращаться в суд, так как владелец ресторана незаконно занял помещение мусоросборной камеры в этом же доме. Буквально на прошлой неделе было получено решение суда, согласно которому мусоросборную камеру ресторан обязан освободить…

Управляющий кафе ButterBro Дмитрий согласился прокомментировать ситуацию с оговоркой на то, что «не хочет ввязываться в информационную войну с жильцами, которую они ему же навязывают».

Фото: с сайта koko.by Фото: с сайта koko.by Фото: с сайта koko.by

— Изначально по генеральному плану застройки в ЖК «Парк-Сити» в каждом из пяти домов были запланированы на первых этажах встроенные нежилые помещения. Заявление председателя ТС о том, что эта парковка принадлежит только жильцам, не имеет оснований. У нас есть официальные ответы из землеустроительной службы, министерства ЖКХ, от главы администрации Партизанского района о том, что, читаю дословно: «о недопущении препятствий ко въезду транспорта к объектам торгово-обслуживающего назначения». Наше кафе также имеет это назначение: предоставляет услуги питания, обслуживает гостей. Кроме этого, ни одно парковочное место не находится в собственности у жильцов. Парковка является местом общего пользования. Соответственно, ею могут пользоваться как жильцы, так и посетители кафе.

Что касается квартиры, где якобы кафе готовит еду, управляющий заверил, что санстанция за два года провела порядка двенадцати проверок, плановых и внеплановых. И никаких замечаний по приготовлению пищи в кафе не было.

— У нас в кафе и холодильного, и теплового оборудования предостаточно, — говорит управляющий Дмитрий. — Заведение всего на восемнадцать посадочных мест. Вы извините, но у нас индукционная плита на четыре конфорки и печь за десять тысяч евро на четыре полки, которая вмещает порядка ста литров — этого достаточно, чтобы прокормить восемнадцать человек. У нас объект малой производительности.

Кроме этого, Дмитрий утверждает, что проект летней террасы был согласован и главным архитектором Партизанского района, и комитетом архитектуры Мингорисполкома. Впрочем, разрешения нам не показали.

В то же время Дмитрий уверен, что «основная задача ТС — выжить из ЖК объекты инфраструктуры».

— И не только наше кафе. В соседнем доме у ребят — прекрасный мебельный магазин, но жильцам не нравится, что туда заносят диваны, есть фитнес-клуб — им не нравится, что туда приезжают клиенты и занимаются оздоровлением, в салоне плитки тоже раздражают клиенты. Им все не нравится, даже то, что за наш счет были построены дополнительные места на парковке».

Кафе рядом с жилым домом

Краткое содержание

  • Нужно ли разрешение соседей на строительство кафе рядом с жилыми домами.
  • Кафе включает музыку на улице рядом с жилым домом.
  • Можно ли строить кафе рядом с жилым домом? Ктторое иаботает с 18:00 до 3:00 ч ночи.
  • Есть ли закон, регламентирующий расположение кафе рядом с жилыми домами?
  • Строительство рядом с жилым домом
  • Кафе рядом с домом

1. Нужно ли разрешение соседей на строительство кафе рядом с жилыми домами.

Юрист Булатова И.Д., 28315 ответов, 9975 отзывов, на сайте с 03.03.2015
1.1. Не разрешение соседей на строительство кафе рядом с жилыми домами нужно, а разрешение администрации на строительство кафе рядом с жилыми домами.

2. Кафе включает музыку на улице рядом с жилым домом.

Юрист Лигостаева А.В., 237040 ответов, 74567 отзывов, на сайте с 26.11.2008
2.1. Статья 10. Рассмотрение и разрешение в органах прокуратуры заявлений, жалоб и иных обращений
[Закон «О Прокуратуре РФ»] [Статья 10]

1. В органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Решение, принятое прокурором, не препятствует обращению лица за защитой своих прав в суд. Решение по жалобе на приговор, решение, определение и постановление суда может быть обжаловано только вышестоящему прокурору.

2. Поступающие в органы прокуратуры заявления и жалобы, иные обращения рассматриваются в порядке и сроки, которые установлены федеральным законодательством.

3. Ответ на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным. Если в удовлетворении заявления или жалобы отказано, заявителю должны быть разъяснены порядок обжалования принятого решения, а также право обращения в суд, если таковое предусмотрено законом.

4. Прокурор в установленном законом порядке принимает меры по привлечению к ответственности лиц, совершивших правонарушения.

5. Запрещается пересылка жалобы в орган или должностному лицу, решения либо действия которых обжалуются.

3. Можно ли строить кафе рядом с жилым домом? Ктторое иаботает с 18:00 до 3:00 ч ночи.

Юрист Калашников В.В., 188442 ответa, 61554 отзывa, на сайте с 20.09.2013
3.1. Здравствуйте! Жалуйтесь в администрацию города

4. Есть ли закон, регламентирующий расположение кафе рядом с жилыми домами?

Адвокат Невидимов Г.А., 5353 ответa, 1570 отзывов, на сайте с 11.06.2013
4.1. Кафе может располагаться рядом с жилым сектором, запрета по расположению в данном случае нет.

5. Нахожусь в Сочи с семьёй на отдыхе, в Жемчужине. В пятницу и субботу в кафе Платформа с 23 до 7 играет громко музыка, реально не возможно спать. Позвонил туда, сказали это курортный город; позвонил 911, приняли звонок, но действий никаких не приняли. Рядом жилые дома и гостиницы. Нам ещё неделю отдыхать, переселение невозможно по причине отсутствия номеров. Что посоветуете?

Юрист Медунов С.К., 14649 ответов, 5533 отзывa, на сайте с 13.10.2010
5.1. Позвонить на горячую линию ГУВД Краснодарского края 8 861 224 5848

6. Рядом с 10-типа этажным домом, практически через стену пристроено 2-этажное здание. У жителей дома разрешения не спрашивали. На втором этаже, открыли кафе. После 23.00 громко играет музыка. Вопрос
Как близко к жилому дому можно строить торговый центр?
Нужно ли разрешение от жителей дома?
Что делать с громкой музыкой?

Юрист Лигостаева А.В., 237040 ответов, 74567 отзывов, на сайте с 26.11.2008
6.1. —Здравствуйте уважаемый посетитель, предъявите претензию к собственнику кафе, и обращайтесь в суд на основании ст. 304 ГК РФ.
Статья 304. Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения [Гражданский кодекс РФ] [Глава 20] [Статья 304]
Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Удачи вам и всего хорошего, с уважением юрист Лигостаева А.В.

7. Рядом с нашем домом кафе, каждую пятницу и субботу пускают салюты по ночам. У нас маленький ребенок, пугаеться. Есть какой нибудь закон о запрете феерверков вблизи жилых домов после 21.00

Юрист Кузин Е. И., 18041 ответ, 8287 отзывов, на сайте с 14.04.2016
7.1. Постановление Правительства РФ от 22 декабря 2009 г. N 1052 «Об утверждении требований пожарной безопасности при распространении и использовании пиротехнических изделий» ознакомьтесь.

8. Рядом с домом жилым сосед построил магазин продуктовый, кафе, автосалон.. При этом не огородил забором свою точку, живем как на обзоре, шум гам, машины бес конца ездят, мусор.. Как найти управу?

Юрист Лигостаева А.В., 237040 ответов, 74567 отзывов, на сайте с 26.11.2008
8.1. —Здравствуйте уважаемый посетитель, странный вы посетитель, вам мешает дорога и обзор, и вам что сосед должен огораживать ваше домовладение? Берите и огораживайте его, и от соседа и от дороги. Удачи вам и всего хорошего, с уважением юрист Лигостаева А.В.

9. Рядом с пятиэтажным жилым домом на расстоянии 20 метров открыли кафе с распитием спиртных напитков. Правомочно ли это? Раньше был продуктовый магазин, было тихо. А теперь переделали в кафе и с 8 до 23.00 там ошиваются пяные мужики.

Юрист Антюхин А.В., 328986 ответов, 123197 отзывов, на сайте с 16.08.2011
9.1. Здравствуйте.
Подавайте жалобу в прокуратуру. Жалоба пишется в произвольной форме (своими словами), подается по почте либо вручается лично.

Юрист Ларин О. Ю., 8401 ответ, 4277 отзывов, на сайте с 04.08.2015
9.2. Здравствуйте, Татьяна Васильевна!
К сожалению, согласно Постановлению Главного государственного санитарного врача от 08.11.2001 г. № 31 и СП 2.3.6.1079-01.2.3.6. «Организации общественного питания. Санитарно-эпидемиологические требования к организациям общественного питания. «, нарушений законодательства при таких обстоятельствах не имеется.
Но, исходя из п. 2.2. указанного документа, если этим кафе с распитием спиртных напитков ухудшаются условия проживания, отдыха, лечения и труда, Вы вправе обратиться с мотивированным и обоснованным заявлением по факту нарушения Ваших прав в прокуратуру. За составлением заявления Вы можете обратиться к любому юристу или адвокату, которому доверяете, в том числе с данного сайта.

10. Я арендую у физлица помещение на 1 этаже в жилом многовкартирном доме, сталинка. В настоящее время арендатор подвального помещения хочет сделать выход на улицу рядом с входом в мой салон. Назначение бизнеса в подвале-офисное помещение. Собственник подвала просит согласие на обустройство выхода на улицу. Я опасаюсь, что в дальнейшем там будет размещено кафе или продажа разливного пива. Как мне правильно обозначить этот момент в согласии на перепланировку? Елена.

Юрист Жигальцев В.В., 31009 ответов, 9891 отзыв, на сайте с 16.01.2015
10.1. Никак не обозначите и Вы как арендатор не можете давать согласие

Юрист Криухин Н.В., 157513 ответов, 69018 отзывов, на сайте с 14.07.2011
10.2. Здравствуйте. Обращение к Вам — не по адресу. Арендатор подвального помещения должен обращаться к собственнику, а не к Вам.

Юрист Титова А.В., 31103 ответa, 12778 отзывов, на сайте с 18.06.2014
10.3. Вы не должны давать согласия. Вы всего лишь арендатор.

Как вернуть мир на Патриаршие пруды: спорят Гафин, Ливси, Асс и другие соседи

Новости с Патриарших напоминают сериал «Богатые тоже плачут»: жителям мешает шум, и город уникальным образом велит ресторанам закрываться в 11 вечера, далее район затапливает дождем. «Афиша Daily» собрала за круглым столом банкира, архитектора, рестораторов и других соседей и владельцев бизнесов.

Монгайт: Патриаршие — уникальный район, где жители умеют не только объединяться, но и добиваться своего. Вы смогли запретить работу всех баров и ресторанов в своем районе после 23.00. Патрики — единственный район, инициировавший встречу с мэром в неформальной обстановке — за чашкой кофе.

Гафин: Вы правы. Наш мэр не любит встречаться. Я взял на себя эту трудную миссию — организовать встречу (она прошла еще в марте, на ней, среди прочего, Зураб Церетели предложил Собянину создать парк истории Москвы на Патриарших. — Прим. ред.) Мы мэра часто видим на телевидении, у него, вероятно, очень загруженный график. Однако просто так с жителями у нас не принято встречаться, если не идет предвыборная кампания. Для нас было сделано исключение. Думаю, это потому что Патриаршие — достаточно значимый для Москвы район, один из последних не изуродованных предыдущим мэром уголков…

Асс: Не так чтобы совсем не изуродованных…

Гафин: Не так, как Пречистенка и Остоженка. Многие участники встречи мне говорили, что это такой политический демарш. Но они ошибались: мы быстро получили ответ от разных структур мэрии, Собянин дал указание своим департаментам встретиться с представителями района, и встречи состоялись. К нам обратился товарищ Бирюков — пригласил рассмотреть вопрос ремонта и улучшения улиц в районе в следующем году. Активизировались сотрудники префектуры ЦАО, потому что на встрече с мэром был также поставлен вопрос о самом пруде и парке вокруг. Это же одно из любимых мест москвичей, которое находится при этом в плачевном состоянии.

Монгайт: Господин Бирюков ведь тоже живет на Патриарших? Помнится, в 2010 году он разогнал уличную веранду ресторана «Сулико»…

Гафин: У него квартира на Патриарших, в основном он живет на даче. Он наш сосед и хорошо знает все проблемы, хотя почему-то многие годы их как-то не замечал.

Монгайт: Получается, что у вас сложилась особенная ситуация. Жители вывешивают баннер с обращением к Собянину на Бронной, организуют с ним встречу. Потом с ними на связь выходит префектура, после чего отчитывается перед СМИ и подробно рассказывает, как все, вплоть до полицейских патрулей, изменится на Патриарших прудах. Вам даже удалось повлиять на бизнес — никому, кроме привилегированного круга ваших соседей, не удавалось добиться такой обратной связи от властей города.

Гафин: И очень хорошо, что мы проложили дорогу и являемся примером для других районов Москвы, где жители могут заниматься каким-то самоуправлением.

Монгайт: Вы серьезно про это говорите? Вы же лично способствовали этому. Дело в вас! Получается, в Москве очень выгодно жить рядом с господином Гафиным.

Гафин: Не поэтому. Дело в том, что такие проблемы решает не мэр и не префект — это компетенция на уровне городской думы. Я дважды приходил в эту думу, посмотрел на этих депутатов и понял, кого мы туда навыбирали. Что это за люди вообще? Нас, кстати, ждут еще одни выборы в ближайшее время, и нужно активизироваться жителям всех районов. Надо понимать, что у нас в принципе есть депутаты, которые должны заниматься такими проблемами.

Котова: Дело в том, что на Патриарших сложилась уникальная ситуация — игнорирование проблем их жителей для мэра несет политические риски. Давайте честно это признаем! Потому что на Патриках живут уважаемые финансисты, писатели, масса людей из глянцевых журналов, у которых громкий голос, и Стас Белковский, и Божена Рынска, и вот с ними приходится разговаривать властям. Выборы тут ни при чем.

Я тоже хочу засыпать в 11 вечера, но мы сами выбрали этот район, который можно сравнить с Кройцбергом в Берлине, с Сохо в Лондоне, с Пикадилли, с Трайбекой. В других городах никто не покушается на ночную жизнь — она часть атмосферы этих районов. Мне кажется, тут какое-то лицемерие. Москва — она для всех, и почему именно на Патриках рестораны должны закрываться в одиннадцать? Только потому, что нашей элитной публике должно быть спокойно? Здесь какое-то противоречие.

Кульман: У меня бар на торцевой стороне пруда, и я в курсе, что происходит на Бронной. Конечно, шум в три ночи в жилом районе — это ужас. Но знаете, в 23.00 бывает трудно физически закрыться — люди не хотят уходить. Два года назад я вынес столики на улицы, и клиентура сильно поменялась: у нас стали выпивать более спокойные по темпераменту гости. Знаете, вот есть ресторан «Скандинавия» – они столько лет спокойно живут. Просто в 11 вечера просят всех своих гостей зайти внутрь с летней веранды. У меня тоже было спокойно, пока я не вынес столики, — ко мне пришла управа, им это не понравилось. Но как объяснить властям, что вы не сможете изменить предпочтения людей, люди в Москве не разлюбят веранды. Моя позиция: если вы запрещаете людям сидеть на улице, то они будут там стоять.

Я первый раз в Москве оказался 27 лет назад. Вспомните, сколько было алкашей и крикунов на улицах тогда и сколько теперь? Туристическому феномену Патриков всего 2 года, и он вполне поддается контролю.

Монгайт: А вот что думает Максим? Он и живет на Патриарших, и ресторан его тут находится.

Ливси: Мне вообще этот район нравится, он замечательный. Но нельзя его сравнивать с Трайбекой: там если гости заведений начинают вести себя неподобающе, то можно позвонить 911 — и непотребства сразу прекратятся. Я достаточно давно живу напротив «Аиста», и однажды я нажаловался даже в инстаграм Рамзану Кадырову по поводу джипов вокруг ресторана. Мне даже ответили. Это все началось 4 года назад — с парковки на тротуарах.

Монгайт: Погодите, а Кадыров здесь при чем?

Ливси: Тогда мне казалось, что это единственная сила, которая может как-то решить проблему, — там было особенно много машин с чеченскими номерами.

Монгайт: Вот к разговору о том, кто действительно может повлиять на ситуацию.

Ливси: Я, как старуха Шапокляк, каждый вечер звонил в милицию и просил отогнать машины с тротуаров. Ну с коляской невозможно пройти! Они приезжали, люди из этих припаркованных джипов им показывали удостоверения полковников милиции, и они уезжали. И потом я в инстаграме обратился к Кадырову; мне ответили, что меры примут, что если еще будут проблемы, звоните — оставили номер мобильного. Я не звонил, но какая-то надежда у меня появилась.

Монгайт: А как вы относитесь к тому, что ограничили время работы ресторанов?

Ливси: Наш ресторан и так работал до одиннадцати, потому что, когда мы только начали строиться, к нам пришел сосед и спросил, будем ли мы тут водку продавать. Жители относятся к нижним этажам зданий как к своей собственности. Они говорят, что даже если у нас все будет согласовано, то все равно нас закроют. И это правда. Допустим, бар Induke на Малой Бронной закрыла соседка — просто не дала работать. Поэтому мы изначально не шли на конфликт — у нас бургерная. Но для других бизнесов время работы критично. Вот бар «Клава», например, — для них не работать после одиннадцати означает закрыться. Однако мне нравится жить и работать на Патриарших — в отличие от других районов тут есть чувство соседства. В остальных частях города, где я жил, я не знал, кто мои соседи. А здесь я знаю, и это круто.

Монгайт: Конечно, если у тебя такие соседи, то грех их не знать.

Котова: Не поэтому. Понимаете, прелесть этого района — и, может быть, одна из его проблем — социально однородные жители. Ну, ребят, давайте называть вещи своими именами: мы все здесь одного круга. Поэтому у нас особые отношения, поэтому мы друг друга любим, поэтому можем друг с другом общаться. Вопрос в другом: как мы относимся к тем людям, которые приезжают к нам гулять из Бирюлево.

Асс: Из всех здесь присутствующих я, видимо, самый старожил — живу на Патриарших 68 лет. Живу в доме, который построил мой отец, и это такое родовое гнездо. Вся моя жизнь связана с Патриаршими; все любови, несчастья и разлуки — все утонуло на дне Патриарших прудов. У нас вообще таких мест в Москве больше нет, и в значительной степени градостроительная история создает эту общность. Но те Патриаршие, на которых я вырос, были районом коммуналок — очень бедных людей, и, кроме нашего генеральского дома, все мои одноклассники были очень низкого достатка. Район был полутрущобный. Он стал меняться после того, как на Малой Бронной построили два цековских дома — один для высшего руководства, другой для среднего. Интересно, что один из домов там рядом стал сейчас очень дорогим, все громадные коммуналки выкупили и расселили. Но я согласен с Еленой: финансисты должны понимать, что происходит с городом. Город не принадлежит отдельным жителям — он принадлежит всему городскому сообществу. Как бы мы ни старались закрыть Патриаршие, туда будут стремиться люди. И это нормально.

Котова: Вы понимаете, что жители других районов скажут: «Нам бы ваши проблемы!»

Асс: В том-то и дело: в других районах недостаток ресторанов, плохое обслуживание, скучная жизнь, недостаток человеческого капитала. Конечно, мы избалованы! У нас на Патриарших фантастический человеческий ресурс. Я подумывал о том, чтобы открыть заведение где-то у нас на Патриарших — для писателей, журналистов, киношников, архитекторов и так далее, которые не будут в 11 вечера уходить. Ведь они в 11 только начинают жить. И было бы странно, если бы они ушли с Патриарших.

Ливси: Надо сделать единственное курящее место.

Асс: Кстати, следующий вопрос — почему люди выходят со стаканами на улицу? Потому что запретили курить. Это тоже проблема. Моя потенциальная клиентура — вся курящая.

Котова: У нас есть закон, запрещающий курение в общественных местах. Но в «Аисте» на веранде курить можно, ура-ура! В Twins на веранде тоже пока можно. Все это в любом случае является предметом тех самых локальных договоренностей и нахождения баланса между жителями, посетителями ресторанов и властями. А что касается ревущих в три часа ночи «феррари», то в три часа нельзя реветь нигде — ни в Выхино, ни в Фигифино, ни в Бирюлево. Вызывайте полицию! А если не приезжают, то говорите с Собяниным насчет работы полиции, а не насчет поведения людей.

Гафин: Вот вы старейшина, Евгений. Вы все помните. Мы жили на Петровке, а на Патриаршие ходили на каток — был самый спокойный район. Тут жило все политбюро, все министры, на улице Алексея Толстого было не проехать — на каждом перекрестке стояли сотрудники ГАИ. Я боялся туда заехать на машине, потому что ведь обязательно придерутся.

Монгайт: То есть золотое время Патриарших — это 70-е?

Асс: В 70-е годы в этом заповеднике, когда я однажды бежал в шортах, меня остановила милиция и сказала, что здесь нельзя в трусах гулять, потому что сейчас выйдет товарищ Гришин (первый секретарь Московского горкома КПСС. — Прим. ред.), а вы тут в трусах.

Гафин: Давайте еще раз вспомним, что такое наш район. Три церкви, синагога, более 15 посольств на территории от Никитской до Тверской. В советские времена там было три отделения милиции: одно возле Дома архитекторов, которое курировало только правительственные дома. Был «полтинник» — отделение, где сейчас «Макдоналдс». Кстати, его начальником был когда-то нынешний министр внутренних дел, я его помню. И еще было одно отделение. Сейчас нас подзабыли, вот мы и были вынуждены обратиться к Собянину. Милиция на Патриаршие перестала приезжать. Нас перестали озеленять, парк наш, замечательный каток — бросили. От политбюро остались только таблички на домах.

Лисиченко: Я вот на протяжении нескольких лет активно присматривалась к району. Первый раз задумалась о том, чтобы поселиться на Патриарших, когда была беременна первым ребенком. Потом у нас появился бизнес в районе (муж Дарьи, Станислав Лисиченко, весной открыл на Спиридоновке ресторан «Китайские новости». — Прим. ред.). А в последние два года уже селиться здесь не хочу: да, бизнесы на Патриарших прекрасно работают, но жить невозможно. «Городу-саду» год исполнился, но за этот год уже есть большая разница в посетителях.

Монгайт: И что, они стали хуже?

Лисиченко: Мне кажется, что в последнее время настало какое-то буйство. Раньше люди больше покупали домой продукты, теперь — только воду. И все явно не местные. Какой-то должен быть баланс в районе. Вот есть, например, наша любимая Юрмала — там бизнес идет не очень, зато жить хорошо. И если ты вечером в Латвии будешь шуметь, то тебя остановят и проверят документы. То есть соблюдение норм общественного порядка не должно быть пустым звуком.

Гафин: На Патриарших есть комьюнити. Инициированный мною в апреле субботник это показал. Много было знакомых. У меня есть там круг соседей-бизнесменов — они вышли с охраной, копали сирень, охрана стояла по периметру. Я такого энтузиазма, честно говоря, не видел.

Монгайт: У вас такая идиллия получается: благополучные люди вместе сирень сажают, решения принимают. Но ведь есть конфликт, о котором говорит Елена, — вы недовольны чужаками, которые приезжают и пытаются прижаться к вашему благополучию, к комфорту Патриарших прудов.

Лисиченко: Мне кажется, это временное явление. Эта волна схлынет — как саранча налетела-улетела.

Котова: Мы с вами в одном доме часто пересекаемся — я там живу, у вас там свой бизнес. Ну как вы можете называть свой народ — москвичей — саранчой?

Лисиченко: Ну а как называть людей, которые писают в подъезде?

Котова: Они всегда писали в подъездах, только в Выхино это никого не касалось. Но когда они приезжают к нам и ведут себя по-хамски, мы с ними должны работать, а не сирень сажать, понимаете?

Раскол Москвы: «Саранча» из Бирюлева против жителей Патриков

Лента новостей

Все новости »

Москвичи поссорились: жители престижного района столицы поругались с обитателями окраин. Первые обвинили последних в нарушении их покоя. Скандал дошел до Собянина

Фото: Николай Галкин/ТАСС —>

«Саранча» против «людей одного круга», или как беседа жителей Патриков расколола москвичей. Жертвами войны между обитателями Малой Бронной и прилегающих к ней переулков и ресторанами в этом районе внезапно стали москвичи из районов Бирюлево и Выхино. Обсуждая между собой трудности сна при постоянном шуме, банкиры, архитекторы и публицисты с Патриарших, назвали приезжающих к ним гостей «саранчой» и «Шариковыми». По крайней мере, это следует из публикации издания «Афиша Daily». Один из участников дискуссии, член совета директоров Rietumu Banka Александр Гафин уже заявил Business FM, что «Шариковыми» никого не называл. Однако общество уже бурлит.

«Жить стало просто невозможно», — с этих слов начинается общение почти с каждым известным обитателем Патриков. 2 года назад район начали буквально захватывать рестораны и бары, теперь место стало культовым. Как следствие, шумные вечеринки до 5 утра, джипы на газонах, рев мотоциклов и спорткаров. Местное население решило бороться. Жителю Патриарших, банкиру Александру Гафину удалось добиться встречи районных активистов с мэром Собяниным. За чашкой кофе. После кофе городские власти распорядились: заведения общепита в этом районе должны закрываться в 23 часа. И это правильно, считает Аркадий Новиков, владелец нескольких ресторанов в этом районе.

Аркадий Новиков ресторатор «Должно быть тихо, спокойно, или никак. Я просто представляю, как можно спать, если под окном кто-то кричит. Это ужасно. Я понимаю, что если бы там все время были рестораны, а люди потом покупали квартиры, они бы знали, на что они идут. Но там изначально были квартиры, а ресторанов там не было. Жители были первичны. Все должно быть по-честному».

Рассуждая о сложившейся ситуации публично и под запись, жители Патриарших в лице банкира Гафина, архитектора Евгения Асса, ресторатора Максима Ливси, владелицы магазина «Город-сад» Дарьи Лисиченко, экспата Ханса Кульмана и публициста Елены Котовой постепенно перешли к обсуждению людей, которые приезжают туда погулять. В публикации «Афиши» участники дискуссии призывали друг друга называть вещи своими именами. В частности, звучало «давайте признаем, мы с вами люди одного круга…», а при обсуждении гостей из районов Бирюлево и Выхино использовались эпитеты «саранча» и «Шариковы».

С учетом уровня цен в местных заведениях можно предположить, что не каждый житель окраины Москвы может позволить себе регулярные шумные тусовки на Патриках, говорит ресторанный критик Катя Калина.

Катя Калина ресторанный критик «Минимальный средний счет в ресторане ну никак не меньше 1,5 тысячи рублей. Это я беру самый демократичные концепты вроде IQ Chiken, или Calicano, или «Китайские новости». Но меньше 1,5 тысячи — нет такого. В принципе, на Патриках, конечно, разгуляться можно человеку с любым кошельком, там достаточно большое количество дорогих ресторанов: «Аист», «Гран Крю». Средний счет там — около 3-3,5 тысячи рублей. Есть бары вроде «Эстетик» или «Клава бар». Это тоже такая важная составляющая Патриков, и там средний счет зависит не от стоимости блюд, а от того, сколько у тебя денег в кармане прямо сейчас, сколько знакомых красивых девушек ты встретил по пути, и что ты пьешь, потому что в баре можно оставить очень серьезные деньги».

У жителей Патриарших и других известных и обеспеченных людей Business FM спросила, согласны ли вы с участниками дискуссии по сути высказывания, и приемлема ли для вас форма, которую выбрали некоторые герои публикации «Афиши»?

Татьяна Лазарева актриса и телеведущая, живущая неподалеку от Малой Бронной «Очень резко и неожиданно изменилась жизнь в этом районе. Может быть, конечно, к этому можно привыкнуть было бы, если бы это, действительно, не приняло таких ужасающих размеров. Много ресторанов хороших — это всегда прекрасно, но, к сожалению, с погодой хорошей, с летней, все превращается в круглосуточные такие безудержные, по московским принципам, гулянки, которые, действительно, очень мешают жить людям в этом районе. Действительно, район превратился в такое подобие Сохо лондонского, то есть вся Москва, всяких видов, из разных районов и, собственно, не только Москва, а гости столицы, просто когда так много народа, это, безусловно, очень раздражает жителей и, наверное, в порыве каком-то эмоциональном люди могут высказываться достаточно обидно. Дело в том, что, действительно, это очень обидно, когда ты живешь, и в твою жизнь вторгаются неожиданно, не спрашивая тебя, и меняют твою жизнь. То есть я могу себя поставить на обе стороны, и на сторону тех, кто приходит и веселится в этих ресторанах до 5 утра, я тоже иногда это делаю в других городах, да и на Патриарших тоже. Но поставить себя на место жителей тоже можно, то есть категорически изменился образ жизни, и это очень сложно принять».

У владельца компании «Дымов» и сети «Республика» Вадима Дымова тоже есть квартира на Патриарших, и он понимает, о чем говорят возмущенные местные жители, но не разделяет тональность высказываний некоторых соседей.

Вадим Дымов владелец компании «Дымов» и сети «Республика» «Я соглашаюсь с тем, что для того и существует городская власть, чтобы не превращать жизнь порядочных жителей в ад или не трансформировать непродуманно городское пространство в большой ночной клуб просто оттого, что так вышло. То, что происходят какие-то изменения, они, наверное, неплохо, хорошо, что люди из других районов приезжают и отдыхают в районе Патриарших, надо только радоваться. Другой вопрос: как они отдыхают, уважают ли они при этом право других людей на отдых? Это вопрос к обсуждению. Безусловно, никакие эпитеты в отношении людей, которые приезжают, неприемлемы. Все люди в Москве одинаковые, вне зависимости от района, от достатка. Все имеют право перемещаться в любом направлении, в том числе от Находки до Калининграда, потому что они жители одной страны и объединены тем, что они уважают друг друга по цвету флага».

А вот адвокат Александр Добровинский в данном вопросе, в принципе, не видит предмета для дискуссий.

Александр Добровинский адвокат «Если я выйду на улицу и буду ходить по Тверской, и им не нравится, что я хожу по Тверской, наверно, жители тоже будут выступать против. А дискуссия о чем может быть? А дискуссия может быть о том, нарушаем мы общественный порядок или не нарушаем мы общественный порядок тем, что мы гуляем где-то. Ну, наверно, нет, или, в противном случае, там арестовывала бы всех полиция. А то, что люди выбрали жить там и столкнулись с тем, что это стал шумный район по причине того, что он стал модным. Ну, извините, что делать».

Медиаменеджер, главный редактор телеканала «Дождь» Наталья Синдеева согласилась прокомментировать лишь часть этой истории:

Наталья Синдеева медиаменеджер «Я бы не хотела давать оценку словам этих людей. Возможно, их что-то так достало, что они позволили себе какую-то некорректность. Меня покоробила эта фраза, но я не стала осуждать и говорить: «Ах, как так?!» Если говорить про общую позицию, я считаю, что решение проблемы Патриарших прудов не должно было быть таким волюнтаристским, через власть. Оно должно было быть через диалог со всеми людьми, что и показал этот «круглый стол»: можно сесть за стол — жителям, рестораторам, владельцам магазинов и так далее — и попробовать договориться о правилах совместного проживания. И это гораздо важнее именно потому, что они борются за ценности демократические, что важно самоуправление. Но, если важно самоуправление, так договаривайтесь между собой все, чего же тут включать опять больших начальников и говорить: «Ах-ах-ах, помогите нам!» И они, не очень разбираясь, принимают решение, которое, на мой взгляд, отвратительное. Как можно взять и сказать, что эти кафе работают до 23 часов? Это неправильно, это удар по частному бизнесу. И там очень хорошо сказал один из рестораторов: если вы приняли такое решение, давайте условия будут для всех равными. Но мы же тоже видим, что они не для всех равные: у кого-то закрывается веранда, а кто-то оставляет, кто-то работает до 23, а кто-то позже».

Журналист из Бирюлева Алексей Васюков удивлен данной дискуссией и предрекает наплыв бирюлевцев на Патриарших.

Алексей Васюков журналист из Бирюлева «Честно говоря, я удивился, что с некоторых пор в нашем городе появился район, в котором люди себя чувствуют несколько иными горожанами, более лучшими москвичами, чем все остальные, я удивился и пытался найти в себе какие-то мысли из серии — да и не надо нам больше ваших Патриарших, да и не поедем никуда. А потом подумал, да какого черта, я там был с детства, это такой же мой район, как и их. И, в общем, несмотря на все их негодования, возмущения, я приезжаю не к ним в гости, а в гости к Булгакову, в гости к Мастеру и Маргарите, и ничто меня не остановит и не отвратит от этого места. И так сложилось, что я, наверное, могу себе позволить, может быть, и не совсем часто посещение даже относительно дорогих заведений в нашем городе, но это не будет специально ресторан на Патриарших прудах или ресторан где бы то ни было еще. Если я буду проходить мимо какого-то кафе или ресторана, мне понравится вывеска, понравится музыка, понравятся люди, которые стоят на входе или которых я увижу сквозь витрину этого кафе, я зайду, а если нет, то пройду мимо без сожаления, без какого-то презрения, без оттопыривания губы. Так что как-то так. Я не думаю, что многие из жителей Бирюлева Восточного и Западного, которые, ну, как я понимаю, это место становится нарицательным, как и синонимично место для проживания маргиналов, но, в общем, не думаю, что маргинализированные личности выбираются в центр города специально на Патриаршие пруды, на Чистые пруды, куда-то еще. Но теперь, я думаю, даже если они и не знали о существовании Патриарших прудов, жили, по крайней мере, не подозревали об их, как выясняется статусности, они теперь специально туда поедут. И я думаю, что жители Патриков вот этим своим пафосом, вот этим отношением через губу к жителям окраины Москвы, они, наоборот, наверное, спровоцируют дополнительный наплыв горожан, наверное, так скажем».

И, правда, в модном районе могут гулять и студенты с дешевым виски в стакане из-под колы. И гуляют, и шумят. В своей дискуссии жители Патриков «Шариковыми» и «саранчой» назвали людей, привыкших справлять нужду в подъездах у себя в Выхино и приехавших делать то же самое на Патриаршие. Однако надо полагать, если в подъезде на Малой Бронной произойдет то же самое, виновных нужно искать среди своих. Со всеми шлагбаумами, заборами и системами охраны чужие не пройдут и во двор.

Ссылка на основную публикацию